В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) с 5 по 7 декабря прошла Х Международная научная конференция «Уроки Октября и практики советской системы 1920–1950-е годы». Мероприятие стало своеобразным десятилетним итогом ежегодного цикла конференций «История сталинизма».

Желающих принять участие в конференции оказалось немало – организаторы получили более 350 заявок. На практике в работе конференции приняли участие более 170 человек, представлявших 14 стран. География впечатляет: Россия, Австрия, Белоруссия, Великобритания, Германия, Италия, Казахстан, Литва, Молдавия, США, Узбекистан, Украина, Швеция, Эстония.

Организаторами конференции «Уроки Октября и практики советской системы 1920–1950-е годы» выступили Президентский центр Б.Н. Ельцина, Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив социально-политической истории, издательство РОССПЭН.

2017-й год стал знаковым и, более того, тестовым для общественного сознания россиян: Октябрьской революции исполнилось сто лет, а 80 лет назад по населению одной шестой части суши прошло цунами Большого террора. Поэтому не удивительно, что в докладах участников конференции звучали и пугающие своей откровенностью цифры, и имена самых известных российских политиков ХХ века – Ленина и Сталина.

2017-й подходит к концу, но, кажется, общество еще не дало полноценную нравственную и объективную историческую оценку ни 1917-му, ни 1937-му.

«Уроки Октября» – прививка от сталинизма

– Как обеспечить сохранение исторической правды и минимизировать возможности манипулирования историей? – этот вопрос прозвучал в приветственном слове советника Президента Российской Федерации, председателя Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества Михаила Федотова. – Как примирить общество, на долю которого в течение одного ХХ века выпало столько испытаний? Один из ответов – факт успешного существования проекта «История сталинизма». Надеюсь, что это станет прививкой от идей тоталитаризма, как минимум на столетие вперед.

Лейтмотив выступлений – напоминание о появлении на карте российской исторической памяти двух знаковых объектов: 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, на проспекте Академика Сахарова в Москве был открыт мемориал «Стена скорби», а 20 ноября на 12-м километре Московского тракта, возле Екатеринбурга, где погребены тысячи жертв репрессий, появился памятник «Маски скорби».

– Десять лет назад были представлены первые книги издательского проекта «История сталинизма», а уже через год была проведена первая Международная научная конференция из цикла «История сталинизма», инициированная издательством «Политическая энциклопедия» (РОССПЭН) и Фондом Б.Н. Ельцина, – напомнил участникам конференции директор Российского государственного архива социально-политической истории Андрей Сорокин. – С тех пор выпущено 200 монографических исследований и сборников материалов конференций, что вдвое больше, чем планировалось. Главное наше достижение – институализация сообщества исследователей, занимающихся данной проблематикой.

Андрей Сорокин подчеркнул, что историческая наука – инструмент анализа современных проблем, при этом архивы должны сыграть роль врачевателей исторической памяти, поскольку хранят документы, содержащие информацию как о провалах, ошибках и преступлениях общества, так и о победах человеческого духа, достижениях в экономике, технике, науке и культуре.

– Исходная точка всего советского периода отечественной истории и сам советский период оказались замещены в общественном сознании фигурой Сталина, – констатировал Андрей Сорокин. – Цена социального выбора, сделанного обществом столетие назад, оказалась очень высока. Российский социум в ХХ столетии дважды разрушил то, что создавалось трудом всех предшествующих поколений. И сегодня мы стоим перед задачей концептуального переосмысления сталинского периода, анализа корней социализма.

В своем выступлении президент Паралимпийского комитета Российской Федерации, член Совета Федерации Владимир Лукин отметил, что у конференции уже есть своя история. При этом Лукин обозначил в качестве важной проблемы недостаточность фактических знаний о ХХ столетии – многие россияне продолжают воспринимать историю через призму эмоций.

– Сохраняется проблема осмысления личности Сталина, это очевидно для каждого человека, – сказал Владимир Лукин. – Важно разобраться, что происходило в ХХ веке на самом деле, и то, как это соотносится с логикой и динамикой исторического процесса. Парадокс нынешнего времени в том, что когда нам говорят, что в 90-е годы цена происходящих тогда перемен была неприемлемо высокой, то это зачастую утверждают те, кто полагают, что о цене перемен 20–30-х годов говорить вообще не стоит.

В комментарии для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина Владимир Лукин, помимо прочего, поделился воспоминаниями о посещении Ельцин Центра в Екатеринбурге.

– Я посещал Ельцин Центр неоднократно, в том числе, когда открывался памятник «Маски скорби», – поделился воспоминаниями Владимир Лукин. – Скульптор Эрнст Неизвестный (автор эскиза «Масок скорби» – ред.) был моим другом, с которым я познакомился еще до того, как стал послом РФ в США. Ельцин Центр – один из самых замечательных, полезных, современных и живых центров культуры и просвещения. Желаю ему всего наилучшего!

Александр Дроздов на конференции «История сталинизма»-2017

Фото Елены Копыловой

Но вернемся на пленарное заседание.

– Конференция – один из наиболее ценных и дорогих для нас проектов, – подчеркнул во вступительном слове исполнительный директор Президентского центра Б.Н. Ельцина Александр Дроздов. – Мы в течение нескольких лет пытались решить проблему с установкой памятника «Маски скорби» Эрнста Неизвестного в Свердловской области. Местная администрация изменила свой взгляд на ситуацию, и вот, с нашим участием и с подключением вдовы Эрнста Неизвестного, удалось осуществить великое дело – поставить памятник на 12-м километре Московского тракта.

Александр Дроздов отметил, что увеличение количества заявок на участие в конференции говорит о том, что интерес профессионального сообщества к теме не уменьшается. Об этом же свидетельствует и состояние массового сознания, которое в 20-е годы ХХ века точно охарактеризовал известный ученый-физиолог Иван Павлов, автор работы «Об уме вообще, о русском уме в частности». В этом исследовании, напоминающем крик души, ученый отмечает, что естественное стремление человеческого ума – познать действительность, однако по его наблюдениям, не склонный к сосредоточенности «русский ум не привязан к фактам, он больше любит слова и ими оперирует».

– Что делать? – задаем мы себе вопрос как институту некрепкого еще гражданского общества, – продолжил Александр Дроздов. – Если говорить о Президентском центре Б.Н. Ельцина, то наша программная парадигма включает продвижение исторического знания, воспитание новой российской гражданственности. Мы пытаемся противопоставить свет истины той архаизации, в которую, к сожалению, погружается наше общество. Нас огорчают результаты опросов, согласно которым мы получаем подтверждение того, что общество поворачивается лицом к Сталину, подчеркивая его заслуги. Мне кажется, что вопрос «Что вы думаете о ГУЛАГе?» – лучший способ отследить состояние общества. Результаты замеров общественного мнения неприятны, но они нам многое объясняют о нас самих и могут служить точным показателем, меняемся мы или нет. Мне кажется, что только осмысление и принятие коллективной вины может радикально продвинуть общество вперед, – подчеркнул Александр Дроздов. – Общество должно осознать горечь собственной бесчувственности.

Ощущение коллективной ответственности, ответственности каждого за то, что происходило, происходит и будет происходить в стране; ответственности, опирающейся на факты, их анализ и концептуальное переосмысление, – этого особенно не хватает сегодня в России, где сформулированный еще древними римлянами принцип carpe diem («лови момент», «живи настоящим»), пожалуй, стал одним из основополагающих. И в ходе интервью эксперты это неоднократно подтверждали. Как и то, что после минувшей четверть века назад революции 90-х сторонники версии об особом пути России так и не смогли сформулировать, в чем именно этот путь состоит. Впрочем, еще в XIX веке философ Петр Чаадаев писал: «Говорят про Россию, что она не принадлежит ни к Европе, ни к Азии, что это особый мир. Пусть будет так. Но надо еще доказать, что человечество, помимо двух своих сторон, определяемых словами – Запад и Восток, обладает еще третьей стороной».

Михаил Федотов на конференции «История сталинизма»-2017

Фото Елены Копыловой

Новая российская демократия «выросла» из февраля 1917-го?

– Привести молодежь в библиотеку, или книгохранение – это прежде всего задача учителя, – рассказал в интервью для сайта Ельцин Центра советник Президента РФ, председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества Михаил Федотов. – Молодежи не хватает мотивации, и задача педагога – ее создать. Поверхностное отношение к жизни с возрастом проходит, но времени на осмысление истории остается все меньше. Почему в Ельцин Центре всегда много молодежи? Потому что он работает с молодежью, привлекает ее. Один раз попав в Ельцин Центр, молодежь придет туда и во второй раз. Я очень люблю Ельцин Центр, выступал там и делал доклады. Ельцин Центр – в некотором смысле центр России, новейшей российской демократии. Это замечательное место.

– Как вы оцениваете вклад Ельцина в формирование гражданского общества и новой демократической России?

– Вклад Бориса Николаевича огромен, этот вклад невозможно переоценить. Ельцин создал новое российское государство. Не будем сбрасывать со счетов роль Михаила Горбачева, который начал осуществлять перемены. Но – не догадываясь, к чему они приведут. Горбачев словно хотел сделать ремонт в старой советской квартире, а когда снял обои, то оказалось, что за ними – пустота. И в этой ситуации он был бессилен. Только такая глыба как Ельцин смог взять на себя ответственность и «потащить» страну вперед. Самым тяжелым было начало 90-х – это была революция. Дальше ситуация стала более спокойной. Так что мы сейчас в каком-то смысле «старые большевики».

Даже те, кто в 90-е были детьми, пожалуй, тоже ощущают себя отчасти старыми большевиками, потому что с неподдельным интересом следили за переменами, которые происходили в стране. А в 1991 году вы находились у Белого дома?

– И у Белого дома, и в самом Белом доме. В августе 1991 я был заместителем министра печати и информации Российской Федерации. Отвечал за сферу СМИ, был одним из авторов Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».

Были ли у вас колебания как донести информацию о тех драматичных событиях населению, чтобы, к примеру, не вызвать панику?

– Колебаний не было. Я просто знал, что мы делаем, чувствовал себя членом команды. Борис Ельцин запомнился мне очень открытым, естественным человеком, стихийным демократом. Он не был теоретиком – он был человеком интуиции, и интуиция его не подводила.

Может, именно поэтому главный слоган его предвыборной кампании 1996 года – «Выбирай сердцем»?

– Этот слоган был правильным. Ельцин поступал всегда так, как подсказывала ему совесть.

В СМИ тогда происходил слом подходов?

– Тогда появились новые СМИ, новые журналисты. Пришла свобода слова, со всеми своими «розами и шипами».

Оценил Михаил Федотов и происходившее в России в 1917 году.

– Нужно иметь в виду, что завершается не юбилейный год столетия Великой Октябрьской социалистической революции, как она именовалась в течение десятилетий, а Русской революции 1917 года, которая началась в феврале 1917-го, а закончилась в январе 1918 года разгоном Учредительного Собрания, – высказал свою точку зрения Михаил Федотов. – Некоторые полагают, что революция продолжалась до конца Гражданской войны. Я считаю, что Октябрьский переворот был одной из фаз революции.

Можно сказать, это была большевистская фаза революции. Власть пытались попробовать «на вкус» и меньшевики, и корниловцы, и кадеты, и эсеры. И уже потом, когда согласно расхожей фразе, власть лежала на улице, большевикам оставалось ее только подобрать.

– Да. Я не историк, но для меня очевидно, что большевики сломали ту систему, которая была в России. В феврале 1917 Россия превратилась из империи в республику, и надо было трансформироваться в этом направлении…

А трансформировались в сталинизм.

– Да. Октябрьский переворот перечеркнул все наследие Российской империи. Произошел разрыв преемственности. И сейчас мы оказались в сложном положении, потому что склеить нынешнюю Россию с Россией февраля 1917 года невозможно, но и вести преемственность от советской системы – тоже. Поэтому у нас сейчас во всем эклектика.

Андрей Сорокин на конференции «История сталинизма»-2017

Фото Елены Копыловой

Просвещение против мракобесия, или «Истории сталинизма» – 10

– Конференция выросла из издательского проекта, который мы реализовывали с директором РОССПЭНа Андреем Сорокиным, – рассказал в интервью для сайта Ельцин Центра исполнительный директор Президентского центра Б.Н. Ельцина Александр Дроздов. – В 2005 и 2006 году мы работали над отдельными издательскими проектами в жанре Non/fiction. У РОССПЭНа на подходе был цикл книг по постреволюционному периоду – истории Гражданской войны, НЭПа, индустриализации и т.д. Вообще в РОССПЭН поступало множество заявок от авторов, желающих опубликовать свои труды, и в результате возникла идея цикла книг «История сталинизма». Тогда мы не задумывались, во что это может вырасти. Нас привлекло, что предложенные работы были социологическими, экономическими, этнографическими исследованиями академического уровня, без конъюнктурности или стеба. Даже популярная книга Шейлы Фицпатрик «Повседневный сталинизм. Социальная история России в 30-е годы» – отнюдь не публицистика, как можно было бы предположить, а основательное исследование. Встречались нам и специфические темы, например, была предложена работа о сталинской санитарной службе, а недавно возникла интересная тема атомного проекта, который разрабатывался в эпоху Сталина. Поднимались также темы по национальному и религиозному вопросам. Практика показала, что книги из этой серии пользуются спросом у читателей.

Стоит отметить, что книги из серии «История сталинизма» можно найти на полках книжных магазинов издательства «Политическая энциклопедия» и нескольких книжных магазинов Москвы, а наименования работ – узнать на сайте РОССПЭНа. На обложках книг этой серии – логотипы РОССПЭНа, а также Президентского центра Б.Н. Ельцина. К слову, книги по «Истории сталинизма» были презентованы как проект десятилетия на XIX книжной ярмарке Non/fiction-2017, которая проходила с 30 ноября по 4 декабря в Москве, проект также неоднократно получал признание на международных книжных ярмарках. К слову, волнующая общество тематика звучала и в радиоэфире.

– В течение нескольких лет на радиостанции «Эхо Москвы» регулярно выходила популярная передача, в которой по очереди выступали и отвечали на вопросы Андрей Сорокин, Сергей Мироненко (научный руководитель Госархива Российской Федерации – ред.), Михаил Федотов, и я, – продолжил Александр Дроздов. – Это было во второй половине «нулевых», когда частью общества Сталин воспринимался как карикатурный злодей, и в его образе еще не было той инфернальности, которая появилась в «десятых». Тогда в обществе возникали проявления эйфорической симпатии к Сталину, но звучали и, к примеру, жесткие высказывания митрополита Илариона (Алфеева), который говорил, что Сталин создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре, и развязал геноцид против народа своей страны. Также серьезную полемику в Церкви вызвали публикации профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии, протоиерея Георгия (Митрофанова), который описывал в своих выступлениях формирование мифа о якобы православном Сталине – спасителе Церкви, тогда как в период правления Сталина были репрессированы, по оценке протоиерея, около ста тысяч церковнослужителей. Фонд Б.Н. Ельцина помог протоирею Георгию Митрофанову издать книгу «Русская православная церковь на историческом перепутье ХХ века», где поднимались такие острые вопросы, как деятельность русского священства на оккупированной территории, рассматривалась роль первого президента России, изучалась под особым углом зрения роль армии генерала Власова. А потом мы поняли, что при помощи одного только книжного проекта эту тему не раскрыть, и надо выходить в открытое публичное пространство. Так в 2007 году появился цикл конференций «История сталинизма». Не было сомнений, что мы должны участвовать в проекте и поддержать его финансово.

На конференции «История сталинизма»-2017

Фото Елены Копыловой

Также Александр Дроздов расставил ряд акцентов в анализе того процесса перемен, который пережила Россия в 90-е.

– 90-е годы – это признание Борисом Ельциным всех советских военнопленных, находящихся за рубежом, в качестве участников Великой Отечественной войны. Это пакет документов, который предполагает признание имущественных интересов членов семей репрессированных и выплату им соответствующих компенсаций. Это серия указов и регламентирующих актов, которые вывели РПЦ на те позиции, которые она занимает сегодня, что сопоставимо только с периодом между февралем и октябрем 1917 года, когда Церковь стала независимой от государства. Также в 90-е прошла архивная революция...

Рассказал исполнительный директор Президентского центра Б.Н. Ельцина и о миссии Ельцин Центра.

– В нашей миссии, изложенной и в Федеральном Законе («О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий» - ред.), и в нашем Уставе, есть слова о том, что мы несем ответственность за развитие гражданского общества. Это подразумевает продвижение исторического знания, воспитание исторической памяти и новой российской гражданственности, научное знание, являющееся противовесом слепой вере. При этом мы готовы к диалогу и с любыми политическими силами, и с гражданами, придерживающимися различных убеждений, даже с архаиками и мракобесами. Смысл нашей деятельности – просветительство, образование, воспитание, обучение, расширение культурного кругозора людей. Издательский проект и конференции из цикла «История сталинизма» – один из самых важных проектов и для Президентского центра, и для меня лично. Столь же важными для меня были проект по дистанционному обучению инвалидов и проект по музейной педагогике «Музей. Музыка. Дети». Эти проекты также стали федеральными.

«Архивный абсентеизм» поглотил архивную революцию?

Архивную революцию, о которой шла речь ранее, сопровождает специфическое явление, как так называемый «архивный абсентеизм» (от английскогоto absent – отсутствовать). Архивисты констатируют: да, архивы открылись, но историки отнюдь не спешат их осваивать, как будто общество вытесняет свою историческую память.

– Архивная революция, начавшаяся в 90-е, продолжается, результаты представляются обществу в современных формах, – рассказал в интервью для сайта Ельцин Центра директор Российского государственного архива социально-политической истории Андрей Сорокин. – Яркий пример – сайт «Документы советской эпохи», где выложен оцифрованный личный архив Иосифа Сталина, документы Государственного комитета обороны СССР, Политбюро ЦК КПСС и т.д. Открытые массивы информации позволили, по сути, написать новую политическую историю России в ХХ веке.

Сорокин отметил, что, несмотря на то, что каждый год выходят многочисленные работы по истории советского общества, основанные на архивных документах, процесс рассекречивания документов идет не такими быстрыми темпами, как хотелось бы. Еще одна проблема – так называемый архивный абсентеизм.

– Обществу в целом и отдельным историкам в частности, стоит задуматься об этом явлении, – рассказал Андрей Сорокин. – Архивный абсентеизм – это когда огромные массивы рассекреченных документов остаются невостребованными даже профессиональными историками, не говоря уже о специалистах по исторической публицистике и по гражданскому обществу в целом. Я часто сталкиваюсь с архивными документами, рассекреченными 16–18 лет назад, которые историки еще ни разу не взяли в руки. При этом, конечно, мы должны сделать максимум возможного для скорейшего рассекречивания архивных документов по истории советского периода, не связанных с охраной военных тайн и госсекретов. Архивные документы должны стать доступны всем гражданам РФ, ведь большинство проблем, с которыми сталкивается общество в своем развитии, коренится в нашем недавнем прошлом. И мы должны его знать.

О каком количестве рассекреченных и не рассекреченных документов, с которыми историки не знакомились, можно сегодня говорить?

– У нас, в бывшем Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, хранятся документы Политбюро ЦК КПСС, высших политических органов управления страной, Владимира Ленина, Иосифа Сталина и других руководителей СССР. На нашем балансе – 2 миллиона 200 тысяч единиц хранения, из них только 0,3 процента документов остаются засекреченными, прочая информация доступна для пользователей. К слову, в 1991 году, в момент создания новой России, весь массив этой информации был недоступен для историков гражданского общества, так что можете сделать выводы, насколько интенсивно развивался процесс.

Архивисты говорят, что не только историки, но и потомки репрессированных редко обращаются в архивы, во всяком случае, в регионах. Как молодежь заинтересовать прошлым своего рода или страны?

– Этот феномен связан с особенностями российского исторического процесса, социокультурной идентификацией, социальной психологией, которая «досталась» нам от советского периода прошлого. Интерес к генеалогии свойственен тем социумам, которые развиваются поступательно, без сломов, социальных и персональных «зачисток». Это позволяет сохранить преемственность. Кроме того, в советский период существовал запрет на такого рода изыскания. Формально его не было, но на практике это было небезопасно. Это, конечно, не способствовало поискам. Нужна прививка интереса к таким занятиям. Не стоит также забывать, что людям, которые озабочены добыванием средств на кусок хлеба, вряд ли есть дело до исторических изысканий.

Какую роль в развитии общественного сознания играют такие конференции как «Уроки Октября»?

– Не представляю пространство общественной мысли России без этого проекта. Двести книг, написанных современными учеными на основе вновь открытых архивных документов, представляют в публичное пространство итоги научных исследований существенного пласта отечественной истории. Без этой работы мы имели бы иное общественное сознание. Роль Фонда Ельцина в реализации этого проекта велика, он первым его поддержал. С тех пор мы делаем эту работу вместе с рядом общественных и государственных организаций. Но, повторюсь, роль Фонда Ельцина и Президентского центра Б.Н. Ельцина в процессе – ключевая.