В зале Театральной платформы «В Центре» 22 марта был аншлаг. На сцене друг друга сменяли поэты, которые не только читали свои стихи, но и отвечали на вопросы публики. Поэтический фестиваль «Воблафест» впервые выбрал Ельцин Центр своей площадкой.

Девушка в красной футболке с чёрными буквами «БЕСИШЬ». Юноша в клетчатой чёрно-красной рубашке «канадского лесоруба». Мужчина в чёрном сюртуке с алым подбоем. Юноша в жилетке от костюма, в котелке и круглых очках. Девушка в двубортном бушлате явно с чужого плеча и в цилиндре. И так далее, и тому подобное. Восемь самых разных екатеринбургских поэтов собрались на Театральной платформе, чтобы отметить Всемирный день поэзии, выделиться из толпы, читать стихи, а главное – обсуждать их со зрителями. В этом основная идея и фишка «Воблафеста», объяснил организатор поэтического фестиваля Никита Жданов.

– Для меня стихи – это обоюдный процесс, – пояснил он, – соразвитие поэта и его читателя. Потому что в диалоге они могут вместе найти новые смыслы текста. Иногда поэт и сам не знает, о чём он написал. А тут есть зал и свободный формат общения. Мы стараемся привлечь самых разных людей, в том числе и не поэтов. Зацепить их стихами, чтобы они поучаствовали в обсуждении. Потому что на обычных стихотворных вечерах, когда нет обсуждения, часто бывает очень скучно. Потому что если у поэта нет подачи, то слушать его просто невозможно.

Как раз об этом и говорили: что лучше – актёрская или авторская подача? Экспрессия или монотонный бубнёж? Кто такой лирический герой и сколько его в каждом авторе-поэте? А ещё о проблемах исчерпанности языка и о гендерно нейтральной поэтике. За неё один из зрителей похвалил 16-летнюю школьницу Елизавету Колчину. И сам же пояснил, что она так пишет, потому что не пишет стихов про любовь.

– А почему не пишете? – тут же поинтересовался другой.

– А потому что у меня давно это всё закончилось, – ответила Елизавета, – ещё в 12 лет.

Зал почти не смеялся, потому что Елизавета понравилась своей искренностью и непосредственностью.

– Я ребёнок, – продолжила девушка, – мне нужно расти и развиваться. Я ищу критиков, чтобы мне сказали, что я такое, потому что надо расти.

– Пока хорошо, но неизвестно, что будет, когда вырастет, – проворчал дожидающийся своей очереди для выступления специальный гость «Воблафеста» поэт Александр Вавилов.

Сам он традиционно сорвал аплодисменты, с ходу наладив контакт с залом, но в отличие от других поэтов-участников фестиваля, видимо, на правах уже почти мэтра, отказавшийся отвечать на вопросы. Но не отказавшийся прочитать одно из самых известных своих стихотворений «Кошка Бога».

«Воблафест» придумали екатеринбургские поэты Никита Жданов и Соня Меламед. Сначала это был безымянный поэтический клуб, который совершенно случайно с подачи Никиты назвали «Вобла». Потом появился фестиваль. И только потом – объяснение названия.

– Слово «вобла» делится на две части, – объяснил Никита, – междометие «во!», то есть вскинутый вверх большой палец, означающие «хорошо» и «бла-бла-бла», то есть болтовня, нечто плохое. Так о хорошем и плохом и говорим на своих собраниях и на фестивале.

На стол за спинами зрителей организаторы выложили фото участников фестиваля. А сверху каждой фотографии поставили стеклянные банки. В них зрители могли положить карточки с изображением «говорящей» воблы и облачков с текстами. Ругательных не было: «Где ты находишь такие слова?» или «Круто зачитал(а)!», «Волнующий ритм!» и даже «Пора в тур!» Всем авторам досталось примерно равное количество «рыбы».