В Ельцин Центре в Екатеринбурге 19 января стартовал «Открытый лекторий РАН» – совместный проект Президентского центра Б.Н. Ельцина и Российской академии наук. Несмотря на мороз, аудитория, где проходила лекция, была заполнена. Первым спикером стал вице-президент Российской академии наук, председатель президиума ее Уральского отделения, директор Института органического синтеза УрО РАН Валерий Чарушин. Тему лекции академик РАН сформулировал так – «Зеленая» химия, инновационные БАВы и солнечные батареи XXI века».

В аудитории собрались представители фундаментальной науки, преподаватели и, конечно, учащиеся школ и вузов Екатеринбурга. После завершения лекции молодые люди активно задавали вопросы, и по теме лекции, и сверх плана, на которые академик Чарушин отвечал около часа.

Уральская школа химиков-органиков, рассказал Валерий Чарушин, имеет глубокие корни: она была создана в конце 20-х-начале 30-х годов академиком АН СССР Исааком Постовским, который окончил Высшую техническую школу в Мюнхене и работал над диссертацией в лаборатории нобелевского лауреата Ганса Фишера. Под руководством Постовского, достойного последователя Фишера, был разработан первый советский антибактериальный препарат сульфидин. А в 2014 году в медицинскую практику вошел такой инновационный препарат, созданный современными уральскими учеными, как триазавирин, рекомендованный, по словам Валерия Чарушина, Минздравом России. В общем, ХХ столетие академик по праву назвал веком органического синтеза. В ходе лекции Чарушин также рассказал об огромном потенциале солнечных батарей, в которых активно используются органические элементы. Рассказал лектор и о нобелевских лауреатах в области химии и их уникальных открытиях.

– Мы должны особое обращать внимание на то, какое влияние наши разработки в области химии оказывают на окружающую среду, – подчеркнул Валерий Чарушин. – Так что не случайно в России возникло движение «зеленая» химия. Принципов «зеленой» химии более десяти, они направлены на сокращение количества отходов, исключение токсичных растворителей, снижение энергетических затрат. К слову, «зеленая» химия широко используется на Урале.

После завершения лекции слушатели задали многочисленные вопросы, в частности, аудиторию интересовали польза и недостатки прививок от гриппа.

– Прививка – введение в организм бациллы, которая несет в ослабленном виде инфекцию вирусного заболевания, таким образом происходит тренировка организма, – ответил Валерий Чарушин. – С одной стороны, это хорошо, но вы прививаетесь лишь от одного штамма вирусного заболевания, а когда наступает эпидемический период, то не ясно, будет ли доминирующим именно этот штамм.

Также слушателей интересовало, чем опасны хлорсодержащие вещества, что будет происходить в связи с уменьшением запасов нефти и т.п.

– Стоит выделить дореволюционный и послереволюционный этапы развития российской науки, – рассказал в интервью для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина Валерий Чарушин. – После Октябрьской революции произошел стремительный рост числа научных организаций, появились новые научные центры вне столицы. До Октябрьской революции Российская императорская академия наук базировалась в Санкт-Петербурге. И все члены академии работали там же. Те же ученые, которые находились в глубине страны, назывались «членами-корреспондентами», потому что общались с академией по переписке, так и возникло соответствующее понятие. Академия наук организовывала экспедиции по изучению разных регионов, одна их экспедиций, радиологическая, была послана на Урал, для поиска радиоактивных элементов и изучения Ильменских гор (группа хребтов на Южном Урале, в Челябинской области, в районе города Миасса – ред.). В 1920-1930 годах в стране был сложный период, когда же все устоялось, начались разговоры о развитии науки, и было принято решение о создании ряда региональных центров, которые должны были появиться на Урале, Дальнем Востоке, в Тифлисе и т.д. Так и произошло. В прошлом году отмечалось 85-летие академической науки на Урале, где в 1937 году возникли старейшие лаборатории.

– Почему один из первых региональных научных центров был организован именно на Урале?

– На Урале была обеспечена поддержка со стороны местных органов власти. В Миассе, к примеру, в 1920 году возникло уникальное учреждение – Ильменский государственный заповедник, что было продиктовано необходимостью изучения южноуральских гор. В регионах начался бурный рост исследований, появились лаборатории, в 1930-е годы возник ряд институтов. Потом эти академические ячейки окрепли, и когда началась Великая Отечественная война, ученые, в том числе из региональных центров, сыграли огромную роль: они решали вопросы, связанные с потребностями фронта, к примеру, создавали новые технологии, сорта стали. В Свердловск в начале Великой Отечественной войны был эвакуирован президиум АН СССР. Здесь жил и работал академик Владимир Леонтьевич Комаров (президент АН СССР в 1932–1945 годах – ред.). Военный период придал импульс развитию науки, из-за потребностей фронта появились новые виды работ и исследований, более того, был создан ряд новых институтов, например, Институт органической и физической химии им. А.Е. Арбузова в Казани.

«Зеленая» химия, инновационные БАВы и солнечные батареи XXI века»

В послереволюционное время Академию наук возглавлял уралец, академик Александр Петрович Карпинский, в честь которого назван город Карпинск. Уже к концу Великой Отечественной, по словам Валерия Чарушина, страна сделала вывод: производственные силы нужно рассредоточивать. Так в 1957 году возник новосибирский Академгородок. В космос был запущен первый спутник, достигнуты успехи в атомном проекте, а наука начала бурно развиваться и в Сибири: появились научные центры в Томске, Иркутске и Красноярске.

– Особенность Урала в том, что здесь возникло целое «семейство» атомградов, если точнее, были расположены пять атомградов из десяти. Это закрытые города, связанные с атомным проектом: Новоуральск (Свердловск-44), Снежинск (Челябинск-70), Лесной(Свердловск-45), Трехгорный (Златоуст-20, Зластоуст-36), Озерск (Челябинск-40, Челябинск-45). Атом тогда стал не только военным, но и мирным, была запущена одна из первых в России, Белоярская атомная электростанция. Таким образом, на Урале создавались ядерные технологии для мирного использования, и одновременно происходили события, имеющие катастрофические последствия, я имею в виду Кыштымскую трагедию (первая в истории СССР техногенная катастрофа 1957 года на химкомбинате «Маяк», в закрытом городе Челябинск-40 – ред.). К этой ситуации привело познание атома. Это была катастрофа, которую многие сравнивают по масштабам с Чернобыльской. Сейчас об этом говорят открыто, а тогда ситуация была иной, так что было трудно оценить масштабы бедствия и его последствия. Возник радиоактивный восточноуральский след, который накрыл огромную территорию. Пострадали люди в окрестностях Кыштыма, озера Карачай, реки Теча.

– Масштабы катастрофы не могли оценить в такой степени, что в зараженный район, без предупреждения о возможной опасности, даже направляли геологов и других специалистов, которые потом тяжело болели, вплоть до разложения костной ткани. Люди уходили из жизни раньше срока, так и не узнав, что с ними произошло. По воспоминаниям людей, в пораженном радиацией районе росли огромные ягоды и грибы, коровы давали исключительно много молока. Люди радовались чуду – а потом болели и умирали.

– Тогда произошла трагедия, которая затронула многие семьи. Безусловно, причину беды нужно было изучать. И так возникла новая наука – радиобиология. Изучали воздействие радиации на живые объекты, последствия доз радиации и методы преодоления этого. Проводился огромный комплекс исследований восточно-уральского следа, в Свердловске был создан Институт экологии растений и животных, который специально изучал след. Вообще же атомное направление – величайшее направление науки, но при этом есть и оборотная сторона медали – в виде Кыштымской трагедии, которая преодолена. Также у нас есть Институт промышленной экологии, который во многом занимается проблемами, связанными с деятельностью химпредприятия «Маяк».

Валерий Чарушин высоко оценил и старт партнерства Российской академии наук с Президентским центром Б.Н. Ельцина.

– Популяризация важна для науки, чтобы привлечь в науку молодых людей, хотя надо отдать должное, многие представители молодежи сегодня ею интересуются, – отметил Валерий Чарушин. – Также академикам нужно научиться говорить на языке, доступном широким слоям населения, научиться рассказывать, чем занимаются ученые. Кроме того, ослабли связи науки и промышленности, а их необходимо укреплять, повышать интерес промышленников и ученых друг к другу.

– Иначе получается, что у нас наука – сама по себе, промышленность – сама по себе, и так же общество. Не возникает ли в результате риск атомизации общества?

– Да, и поэтому наука должна стать открытой. Общество должно знать, что изучают научные работники в своих лабораториях, какую пользу приносят эти исследования, ведь ученые работают не ради собственного интереса, хотя, конечно, любовь и интерес к делу тоже присутствуют. К тому же, из популяризации знаний рождаются и новые идеи, ведь зачастую это происходит именно в диалоге лектора и аудитории. Диалог взаимообогащает.

– Вы говорили о молодежи: как сегодня обстоит вопрос с кадрами в российской науке?

– Достаточно много молодых людей интересуются наукой, молодежь, как правило, приходит на несколько лет, а потом увлекается процессом и остается. Молодые ученые видят новые горизонты, новое современное оборудование, возможности решать научные задачи.

– Что происходило в науке в 90-е, когда все сферы российской жизни проходили период испытаний и изменений?

– Наука отражает проблемы всего общества. Зарплата тогда была такой низкой, что временами казалось, что ее не было вовсе, оборудование устарело, так что ученые были вынуждены выполнять заказы различных компаний. Тем не менее, многие исследователи остались в науке, а академик Юрий Осипов (президент Российской академии наук с 1991 по 2013 годы – ред.) оценил очень позитивно вклад Бориса Ельцина в сохранение российской науки в 90-е годы. В 90-е происходила трансформация, СССР прекратил существование, республики «разбежались», а вместе с ними – и республиканские академии наук, однако АН СССР, в которой 90 процентов ученых были российскими, продолжала существовать. На волне демократизации начался процесс создания Российской академии наук, которая провела свои выборы, при одновременном функционировании АН СССР. В результате возникла конфликтная ситуация, из которой нужно было найти выход, и это предстояло сделать Ельцину. Академик Осипов, которому предложили возглавить Российскую академию наук, обратился к Борису Николаевичу. И они приняли решение: провести выборы, избрать достойных и сохранить тех академиков из АН СССР, кто хотели остаться в России и продолжать работать. Таким образом наука была сохранена. Также Ельцин, который хорошо знал уральский регион и уральскую науку, поддержал избрание академика Осипова, и это имело большое значение, Юрий Сергеевич был молодым, перспективным – и не коммунистом, что тогда имело большое значение.

По оценке Валерия Чарушина, у проекта «Открытый лекторий РАН» большие перспективы, ведь российская и, в том числе, уральская наука богата талантами и уникальными направлениями исследований, о которых стоит рассказать, а возможности Президентского центра Б.Н. Ельцина позволяют донести информацию до аудитории на высоком уровне.

– Президентский центр имеет современный дизайн, в Музее Б.Н. Ельцина использованы все современные технические возможности и материалы, – поделился впечатлениями Валерий Чарушин.

В рамках лектория «Открытый лекторий РАН» лучшие умы России доступным языком расскажут об инновационных исследованиях, изобретениях, открытиях и достижениях российской науки. Лекторий адресован как деятелям науки, так и широкой аудитории, включая школьников и студентов.

Вход на лекции свободный, по регистрации на сайте Президентского центра Б.Н. Ельцина.

Ближайшая лекция «Открытого лектория РАН» состоится 14 февраля (среда) в 18.00. Тема - «Каким будет климат на Земле через 100 и 1000 лет?» (вход свободный, по регистрации).

Лектор – доктор биологических наук, член-корреспондент РАН Николай Смирнов. Он поделится прогнозами о том, каким будет климат на Земле через столетия и даже тысячелетие, расскажет о современных методах формирования подобных прогнозов. Слушателей также ожидает рассказ о палеозоологических материалах и об ископаемых животных, обитавших на Урале в ледниковые и межледниковые эпохи. Также ученый проинформирует о современных технологиях и аппаратуре, которая задействуется в ходе исследований. Николай Георгиевич Смирнов принимал участие в экспедициях в различные районы Северной Евразии, под руководством ученого в уральских пещерах проводятся палеонтологические раскопки.