Театральная платформа «В Центре» 7 апреля представила очередную громкую премьеру. Петербургский режиссер Николай Русский поставил спектакль по пьесе уральского драматурга Рината Ташимова «Шпаликов».

Геннадий Шпаликов, выпускник Суворовского училища, мечтавший стоять в почетном карауле у Мавзолея, военным не стал. Когда ему исполнилось 25, его имя прогремело на всю страну: будучи студентом ВГИКа, он предложил Георгию Данелии сценарий фильму «Я шагаю по Москве». Почти одновременно он заканчивал сценарий «Заставы Ильича» для Марлена Хуциева. Оба эти фильма позже назовут манифестами «оттепели». Советский кинематограф обязан Шпаликову своей «новой волной». Он стал главным вдохновителем поколения шестидесятников. Помимо кино были замечательные песни, которые распевала вся страна, полагая, что они самые что ни на есть народные, – так органично они вписались в повседневность 60-х: «Пароход белый-беленький…», «Ах, утону я в Западной Двине», «Прощай, Садовое кольцо…»

Спектакль «Шпаликов» – попытка собрать воедино разрозненные осколки воспоминаний и впечатлений, оставленных поэтом. Попытка заглянуть за миф, разгадать загадку человека, все дороги перед которым были открыты, но ни одна не привела к счастью.

Николай Русский, ученик знаменитого педагога Вениамина Фильштинского, еще в школе был впечатлен фильмом «Я шагаю по Москве».

– Я услышал, что человек, который написал сценарий, покончил с собой. Это произвело на меня глубокое впечатление. В моем восприятии сразу возникло противоречие между невероятным позитивом, который этот человек излучал, и тем, что он добровольно ушел из жизни. От него шла невероятно мощная волна энергии, которая всколыхнула несколько поколений. Он был таким светлым, обещал жизнь и вдруг свел с ней счеты. Это задает тебе такой вопрос, на который ты все время пытаешься ответить. Эта история не только о Шпаликове, – говорит режиссер спектакля. – Это обращение к целой эпохе, которая перед нами предстает в виде плакатов, афиш, фильмов и книг. И Шпаликов – это тот человек, который очень ярко эту эпоху представляет.

Драматург Ринат Ташимов, когда к нему обратилась руководитель Театральной платформы «В Центре» Наталья Санникова с предложением написать пьесу о Геннадии Шпаликове, попросил время, чтобы подумать. Вначале было немного страшно, но в какой-то момент, погружаясь в биографию поэта, он вдруг почувствовал, что слышит и чувствует его интонацию, входит в отчетливый резонанс с ней.

– Шпаликов прежде всего близкий по духу человек. Это ощущение близости подарил мне Юлий Андреевич Файт – кинорежиссер и близкий друг Шпаликова, когда дал потрогать руками его рукописи, – рассказал Ринат. – Это был такой шок, будто я пожал ему руку.

Юлий Файт прилетел на премьеру спектакля.

– Я больше всего рад тому, что молодые ребята знают Шпаликова, – поделился ощущением Юлий Андреевич. – Пусть они на этом материале делают что-то свое. Важно, чтобы они подпитывались им. Будут хорошие вещи, будут и плохие, всякие. Можно питаться Пушкиным. Можно – Гомером. А они подпитываются Шпаликовым, и для меня особенно важно, что они обращаются к нему.

Говорят, что Шпаликов был гениальным рассказчиком, поэтом, мистификатором. Вместе с вымышленной жизнью своих героев он выдумывал и свою собственную жизнь. Спектакль полон мистификаций. Кадры из фильмов воссоздают атмосферу 60-х. Современники Шпаликова, Хрущев и Никсон, некто, говорящий голосом Никиты Михалкова, и единственная в спектакле женщина – одновременно жена, подруга, однокурсница и случайная прохожая. Пьеса затрагивает последний период жизни поэта, когда у него уже нет сил выносить обиды, бездомность, безденежье, когда солнечный, обаятельный Шпаликов превращается в бродягу. «Велика Россия, – говорит он, – а позвонить некому».

Белла Ахмадулина однажды скажет о нем: «В глазах и даже пуговицах Шпаликова отражалось солнце. Да и сам он был солнцем и радостью».

Он был удивительно работоспособным, писал всегда и везде – без знаков препинания, без заглавных букв, на салфетках и телеграфных бланках. На коробке из-под торта в подъезде он набросал сцену с полотером из фильма «Я шагаю по Москве», роль которого потом блестяще исполнил Владимир Басов.

В пьесе он уже тотально одинок. Сильные мира сего – на расстоянии вытянутой руки, они не понимают его, но все-таки хотят помочь. Он мог бы быть обласкан властью, если бы умел врать. Героиня в спектакле говорит: беда Шпаликова в том, что работать он может в любом состоянии.

Сценарии Шпаликова были смелыми даже для «оттепели». Фильм «Застава Ильича» заклеймили как «идеологически вредный». Хрущев в исполнении Александра Фукалова возмущается (факт достоверный – ред.): «Три парня и девушка шляются по Москве и ни черта не делают!» Фильм ложится на полку и только через несколько лет, сильно порезанный цензурой, выходит на экраны страны. Полную версию и вовсе зрители увидят только в 1988 году.

Кажется, что все предвещает герою вполне благополучную жизнь: талант, обаятельная внешность, всеобщее обожание. Сценариями Шпаликова завалены киностудии страны. Но успех фильма «Я шагаю по Москве» оказывается в жизни Шпаликова первым... и единственным. С окончанием «оттепели» Шпаликов и его герои уже не нужны.

В спектакле главный герой присутствует на собственных похоронах. Создается ощущение, что и похороны срежиссированы самим Шпаликовым. И его уход предопределен законами жанра.

Тем удивительнее, что единственной режиссерской работой выпускника ВГИКа Гены Шпаликова стал фильм с символическим названием «Долгая счастливая жизнь». Программный департамент Ельцин Центра принял решение в рамках киноклуба поддержать премьеру спектакля «Шпаликов» показом его режиссерской работы.

В очередной раз спектакль будет показан 12 июня (купить билет)