Музей первого президента России Бориса Ельцина подготовил новую тематическую экскурсию «Первая леди», посвященную его супруге Наине Ельциной. Ближайшая экскурсия состоится 15 октября.

– Они прожили вместе 50 лет, 6 месяцев и 23 дня. Так получилось, что личная жизнь Наины Иосифовны и её семьи сегодня стала частью истории огромной страны, – рассказала научный сотрудник экспозиционно-выставочного отдела Рамзия Галеева, автор уникальной экскурсии. – Десять лет она находилась рядом с человеком, который взял на себя ответственность за страну в самое трудное для нее время – на сломе эпох.

– Никогда не считала себя ни первой леди, ни женой президента, – призналась Наина Иосифовна читателям во время презентации своей книги «Частная жизнь» в Ельцин Центре, – Потому, что леди надо родиться, а я всю жизнь была просто женой Бориса Николаевича.

Но те, кто знают ее много лет, пожалуй, согласятся: она – настоящая Первая леди, скромная, немногословная, всегда в тени большого человека.

Экскурсия началась у стены подарков. Первым экспонатом, о котором рассказала экскурсовод, стала шкатулка «Тройка», выполненная в традициях федоскинской лаковой миниатюры, – подарок первого губернатора Московской области Анатолия Тяжлова, председателя Московской областной Думы Александра Жарова и митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Мастер Наталья Леонова расписала ее ко дню рождения президента РФ в 1998 году. На шкатулке семейный портрет – президент, его супруга, дочери и внуки – выполнен перламутром, сусальным золотом, металлосодержащими красками. Наина Иосифовна передала ее в дар Президентскому центру в 2014 году. Любопытно, что второй экземпляр шкатулки был подарен президентом Папе Римскому Иоанну Павлу II.

Фрагмент экскурсии "Первая леди". Ведёт Рамзия Галеева

Видео: Александр Поляков

Действительно, семья много значила в жизни Бориса Николаевича, она была его самым крепким тылом. И нам важно понять, как она начиналась, на чем строилась, что легло в основание таких крепких и надежных семейных отношений. А начиналось все в 1956 году. Борис и Наина – дети начинающейся оттепели, наступившей после ХХ съезда КПСС, когда был разоблачен культ личности Сталина. Следующий пункт экспозиции «Лабиринт истории ХХ века» – раздел «Оттепель». Рамзия Галеева рассказала, кем были вчерашние студенты, вступившие в брак. Он мечтал быть строителем. После школы поступил в Уральский политехнический, где встретил Её. Она мечтала поступить в Оренбургский медицинский и стать врачом, но друзья отговорили: «Ты что? С ума сошла? Трупы резать? Давай к нам, в УПИ!». Она переписала заявление и отправила документы в Уральский политехнический, где встретила Его. Он и она очень разные, но оба любят свободу. Он – энергичный, горячий. Она – спокойная и рассудительная. Он – отличник, спортсмен. Она хороша собой и обожает танцы. Живут в общаге в складчину. Он –– председатель виртуального колхоза «Шкодник», она – «сангигиеничка». Вместе слушают институтских бардов и хором поют «Огоньки», участвуют в спортивных эстафетах, бегают на танцы. Танцуют по субботам под песни Шульженко, Утёсова, Ива Монтана и Робертино Лоретти. Искра между ними проскочит на втором курсе. Весь вечер на танцах он будет приглашать только ее. Впервые поцелуются на галёрке у одной из колонн, а потом будут гулять под дождём до глубокой ночи. После защиты диплома расстанутся. Он останется в Свердловске. Она уедет по распределению в Оренбург. Через год они встретятся, чтобы больше никогда не расставаться. Он полюбит её – нежную, добрую, застенчивую – на всю жизнь. Она примет его таким, каким он был – ершистого, шумного, непоседливого. Он за первый год пройдет путь от каменщика до прораба – освоит двенадцать строительных профессий. И станет самым молодым начальником домостроительного комбината. Она начнет трудовой путь в «Союзводоканалпроекте» и прослужит ему 29 лет: инженером, старшим инженером, главным инженером проекта.

Борис и Наина Ельцины за свадебным столом в доме родителей невесты. Оренбург. 1956. Из семейного архива Ельциных

Из семейного архива Ельциных

Экспозиция музея Б.Н. Ельцина. Свадебная фотография Ельциных и Ельцины на даче

Стенд в галерее «Частная жизнь». Свадебное платье Наины Иосифовны Ельциной (в девичестве Гириной)

Фото Елены Копыловой / Президентский центр Б.Н. Ельцина

Особая статья – дружба. Ее они пронесут через все годы. Экскурсовод обращает внимание на фотографию: Ельцины с друзьями в походе. Вторая половина 1950-х годов. Наина и Борис посещают с друзьями театры и кино. Летом выбираются на природу, с ночевками в палатках, с песнями под гитару у костра.

В 1957 году родится дочь Елена.

В 1960 году – младшая Татьяна.

Наина Иосифовна занимается домом, бытом, дочками. Покупает продукты в обычных магазинах. Ездит на работу на общественном транспорте.

Наина Иосифовна с детьми

Фотографии из личного архива Ельциных

Каждая новая должность мужа – это новый груз ответственности. В ноябре 1976 года Наина Иосифовна стала женой первого секретаря Свердловского обкома партии. Это накладывало на неё определённые обязательства. Как человек скромный, не любящий привлекать к себе внимание, она испытывала дискомфорт. Теперь вместе с мужем она была обязана присутствовать на разных мероприятиях. Если раньше она могла по-свойски зайти к директору института однокашнику Вячеславу Пронину и сказать: «Давай-ка, Слава, поправим это», то теперь положение обязывало. Оно диктовало, как надо себя вести. Её предложения теперь могут восприниматься как директивы жены первого секретаря.

Её часто спрашивали: «Ельцин – не ваш ли это родственник?». «Нет, однофамилец», –– скромно отвечала она. Года через два все открылось, когда их увидели вместе в Театре музыкальной комедии.

Сослуживцы знали о должности мужа. Одни заискивали, другие побаивались. А инженеру Людмиле Калугиной нравилась Наина Иосифовна своей образованностью, тактичностью, умением одеваться и вести себя в коллективе. Она оставила об этом воспоминания. Для неё Наина Ельцина – эталон женщины-руководителя и олицетворение женской мудрости. «Наина Иосифовна никогда не повышала голос на своих подчинённых в присутствии других, отчитывала только по делу и наедине, не допуская никаких оскорбительных слов», – процитировала Калугину экскурсовод.

С продвижением политической карьеры Ельцина, ее роль все сложнее и ответственнее. Она по-прежнему не считает возможным для себя вмешиваться в его работу. Многое в партийной работе ей непонятно. Казалось, что на заседаниях много пустозвонства и говорильни. С другой стороны, она видела, как работал её муж: он не был кабинетным чиновником, а занимался конкретными делами.

Когда они переехала в Москву, Наина Иосифовна встала на партийный учёт при домоуправлении, где на партсобраниях на полном серьёзе обсуждали, почему жильцы выбрасывают мусор в форточки. Москва открывалась совсем с другой стороны. Она и раньше бывала здесь в командировках. Из столицы родным и близким везла гостинцы: копчёную колбасу, сосиски, ириски, карамельки и глазированные сырки по 18 копеек, а в Москву – «Метеорит», фирменные свердловские конфеты с фундуком. В эпоху тотального дефицита Наина Иосифовна научилась готовить по собственным рецептам. Она пыталась из того немногого, что можно было приобрести в обычных магазинах, приготовить что-то вкусное. Готовить она умела и любила. Сегодня проблем с продуктами нет, подмечает Рамзия Галеева, но многие из ее рецептов подруги используют до сих пор. Фирменные творожное печенье, черёмуховый торт, эклеры можно и сейчас попробовать в кафе «1991». Они – настоящие чемпионы меню. Борис Николаевич сладкое не ел, любил пельмени и жареную картошку. На пельмени Наина Иосифовна мясо старалась покупать на рынке.

Обручальные кольца, подаренные дочерьми на сорок лет со дня свадьбы. Экспонаты Музея Б.Н. Ельцина

Президентский центр Б.Н. Ельцина

Первый секретарь Московского горкома – любимец москвичей. Такого руководителя они ещё не видели. Он разгребает проблемы, которые копились годами. Борется с людьми, которые злоупотребляют привилегиями, решает продовольственные, жилищные и транспортные проблемы. Между ним и партийной элитой растёт пропасть непонимания.

Наина Иосифовна стала замечать, что мужа что-то тяготит. Он подолгу сидит, глубоко задумавшись. Особенно подавленным он приходил с заседаний Политбюро, которые проходили по четвергам. Однажды, вернувшись с работы, вдруг сказал жене: «Не хочу с этой бандой разваливать страну». Его не устраивали ни темпы реформ, ни полумеры гласности и перестройки. Он не понимал стиля работы Горбачёва и Лигачёва. И самое главное – бездействия политического руководства перед надвигающейся экономической катастрофой.

21 октября на очередном партийном пленуме зачитал письмо, которое написал Горбачеву еще в сентябре. Коллеги ему устроили «четвергование». Жена была поражена, в каком состоянии он вернулся домой. Всё поняла по его глазам. Он был не раздавлен, а убит. Убит тем, что люди, которых он считал своими единомышленниками, выступили против него.

7 ноября Борису Ельцину на праздничной демонстрации, посвященной 70-летию Октябрьской революции, ни один из членов Политбюро не подал руки. Лишь Фидель Кастро и Войцех Ярузельский поддерживали его.

9 ноября опального политика с сердечным приступом из рабочего кабинета МГК увезли на «скорой».

11 ноября по приказу Горбачёва Ельцина «ставят на ноги», накачивая большими дозами лекарств, и везут на заседание московского ГКП. Наина Иосифовна, человек сдержанный, увидев, в каком состоянии находится муж, высказала охране всё, что думала о них, о власти, о Горбачёве.

«Вы нарушили клятву Гиппократа!», – говорила она врачам. На что ей лечащий врач Ельцина ответил: «У нас свои Гиппократы!».

С каждым днём Ельцину становилось все хуже. Один из анастезиологов вечером на лестнице ей шепнул: «Наина Иосифовна, если вы хотите, чтобы муж остался живым, забирайте его отсюда». Его увезли в санаторий «Барвиха», где он быстро пошел на поправку и даже велел доставить ему лыжи.

Вердикт Горбачев был следующий: «В политику я тебя больше не пущу». Новым местом работы стал Госстрой.

Теперь Наина Иосифовна была женой министра. Ельцин мог бы и вовсе остаться без работы, если бы не письма. Тысячи писем приходят Горбачеву лично и в Политбюро от свердловчан и москвичей. Письма пишут разные люди, но об одном: «Попробуйте тронуть нашего Ельцина!». Письма поддержки получает и сам опальный политик. Сначала их прочитывают дочери и Наина Иосифовна и только потом передают Борису Николаевичу. Их опасения напрасны. Народ не дает в обиду Ельцина. В его поддержку устраиваются пикеты и митинги в Москве, Свердловске и других городах.

Он всегда элегантен, подтянут, энергичен. Это отмечают журналисты, архитекторы, пропагандисты. Задают один и тот же вопрос о гардеробе: «Вы ведь, Борис Николаевич, где-то покупаете себе одежду и обувь?». «Пока ношу то, что из Свердловска привез», – отвечает Ельцин.

На другой встрече добавил к ответу: «Могу по секрету сообщить, что приоделся я не в Москве, а в Свердловске. Ношу ботинки производства фабрики «Уралобувь» стоимостью 23 рубля. Рекомендую, очень прочные, хватает на пятилетку». Костюмы – их всего пять, это немного для руководителя такого ранга – Ельцин также привёз из Свердловска. Покупали в магазине и шили на заказ. Иностранные корреспонденты единогласно подмечали, что галстуки у Ельцина всегда уместны, всегда идеально сочетаются и с поводом, и с костюмом. Предпочитал самовязы, галстуки-регаты с фабричным узлом не признавал. Завязывала галстуки всегда Наина Иосифовна. Сам он так и не научился этого делать.

Самому ему было не до элегантности. Возвращался за полночь. Супруга тоже допоздна не спит: готовит, стирает. На кухне до двух ночи переглаживала сорочки и костюмы. Её муж должен выглядеть безукоризненно, считала она. Он нередко заходил на кухню, выдёргивал из розетки утюг и говорил: «Да гори оно все синим пламенем, иди спать!».

Его свердловский портной Юрий Шалайко признался в одном из интервью: «Последний костюм, который я сшил Борису Николаевичу, был синего цвета. Тот самый, в котором ему сказали: «Борис, ты не прав!». В этом костюме опальный политик буквально штурмом взял трибуну XIX партконференции – не просил, а требовал политической реабилитации.

Своё выступление он прочитал жене и дочкам в беседке на даче при свете фонарика.

Наина Иосифовна, провожая мужа на конференцию, была спокойна. «Иди-иди, тебе всё равно не дадут выступить!» – напутствовала она мужа.

Его приглашали на разные встречи, и выступления с каждым разом становятся острее. Наине Иосифовне страшно за мужа, но остановить она его уже не может.

12 ноября 1988 года состоялась первая пресс-конференция Бориса Ельцина – первого заместителя председателя Госстроя – с коллективом Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ. На встрече, которая длилась в течение пяти часов без перерыва, каждый из полутора тысяч человек хотел задать свой вопрос. 320 вопросов и столько же ответов. 55 страниц стенограммы, которая попала в самиздат и моментально разлетелась по стране.

В ней речь идет не только о политике. На вопрос одного из комсомольских активистов «Есть ли у вас идеал?» Ельцин ответил: «Может быть, я старомоден, но идеал женщины – это моя жена!»

Наина Ельцина с мужем на отдыхе, Сочи, 1992 г.

Фотографии из личного архива Ельциных

Ему действительно повезло. Но это везение он выбрал сам, безошибочно определив, с кем хочет прожить рядом целую жизнь. Об этом он напишет в своей автобиографической книге «Исповедь на заданную тему»: о себе, об уходящем времени, которое ему пришлось пережить. В работе над книгой ему помогает журналист Валентин Юмашев. По воскресеньям и по ночам Борис Николаевич наговаривает текст на диктофон. Рукопись держит в строжайшем секрете, не показывает её и жене. Она увидит её, когда книга выйдет из печати, и там очень много страниц будет посвящено ей.

В июле того же года на XXVIII съезде КПСС Ельцин сообщил делегатам о выходе из партии. О решении мужа жена узнала по телевизору в выпуске новостей. Она тоже вышла из партии – перестала ходить на партсобрания и платить взносы. Но партбилет сохранила.

Потом были выборы президента РСФСР.

– Вторых выборов я не переживу! – призналась она ему.

– Ты что, слабачкой оказалась? – спросил он.

– Ну, по-моему, не переживу! – уже не так уверенно сказала она.

– По-твоему – не переживёшь, а по-моему – переживёшь!» – успокоил он.

Конечно, пережила, и 13 июня 1991 года проснулась первой леди страны – женой первого президента России.

В быту ничего не изменилось: готовила сама, убирала сама, за продуктами ездила сама, не такой она человек, чтобы делегировать заботу о любимом человеке кому-то еще.

В экспозиции «Баррикады» экскурсовод рассказывает, что путч подтолкнул республики к выходу из СССР. Подписание Союзного договора было сорвано. Произошло то, чего опасался Борис Ельцин: большая страна распадалась на глазах. Сохранить СССР было уже невозможно, республики одна за другой принимали декларации о независимости.

В стране – разруха: пустые полки, неработающие заводы, разорванные хозяйственные связи, начались болезненные реформы. Семья первого президента России тоже пользуется продуктовыми карточками москвича.

Наина Иосифовна поддерживала мужа в любых обстоятельствах. Историки часто спорят: конституционно или неконституционно поступил Ельцин, отдав приказ о штурме Белого дома в 1993. На тот момент, по мнению многих, это было единственно правильное решение – он предотвратил гражданскую войну в стране.

В его жизни было много единственно возможных решений. Вторые выборы и второй срок стали тяжелейшим испытанием. Инаугурацию 9 августа 1996 года из-за нездоровья сократили до 25 минут. После инфаркта прошло всего полтора месяца…

У неё никогда не было личного дизайнера, имиджмейкера. Костюмы шила в мастерской Управления делами президента и шьёт по сей день. Одежде не придавала особого значения и нередко ездила в одних и тех же костюмах. Возила с собой утюг…

В витрине «Свобода вероисповедания» экскурсовод обращает внимание на католические четки – подарок Папы Римского Иоанна Павла II Наине Ельциной. И тут же фотография: Наина и Борис Ельцины, Папа Римский Иоанн Павел II.

10 февраля 1998 года президент России Б. Ельцин приехал в Ватикан на встречу с главой Римско-католической церкви. После протокольной части понтифик вышел приветствовать членов российской делегации. Во время этой встречи он и подарил Наине Иосифовне чётки. Президент подарил Папе сборник его стихов, переведенный и изданный в России.

В ночь на 31 декабря 1999 года Борис Ельцин спал плохо. Поднялся раньше обычного. Начал собираться на работу. Долго выбирал костюм, что было на него не похоже. Позвал жену и дочь: «Какой надеть?». Предложили тёмно-синий. Попросил поменять галстук. «У этого и узел не тот, и цвет». Наина Иосифовна не стала спорить, принесла другой, но не понимала, почему он так тщательно выбирает костюм и галстук. Уже надевая пальто, Борис сказал жене: «Ная, я решил – ухожу в отставку. Смотри телевизор».

В кремлевском кабинете группа посетителей вместе с экскурсоводом еще раз смотрят Новогоднее обращение Ельцина. Совсем по-другому воспринимается его речь сегодня. «Из своего кабинета он навсегда выходит победителем, – рассказывает экскурсовод. – Только сильный человек может признать свои ошибки и прилюдно попросить прощения».

Он вернулся домой часа в три. Наина Иосифовна уже видела по телевидению, как он выходит из Кремля, как садится в машину, как говорит Владимиру Путину: «Берегите Россию».

«Теперь у нас другая жизнь, – сказал он жене. – Теперь на первом месте – ты, а всё остальное – на втором».

Врачи гарантировали ему пять лет после операции. Он прожил десять. Это были счастливые годы, потому что теперь они всё время были вместе.

Десять лет прошло, как его не стало. Он навсегда остался первым президентом России. И она, как бы ни протестовала, остается Первой леди страны.

Перейти к заказу билетов

Экскурсия «Первая леди» в Музее Б.Н. Ельцина будет проходить по воскресеньям. Первая - 15 октября в 13:00. Стоимость билета: 300 рублей