Осень нынешнего года богата на памятные даты. Тридцатилетие со дня отправки знаменитого письма Ельцина Горбачеву от 12 сентября 1987 года с резкой критикой Политбюро и темпов Перестройки. Тридцать лет с момента знаменитого Пленума ЦК КПСС 21 октября 1987 года, где Ельцин, не дождавшись ответа генерального секретаря, выступил с критикой в адрес ЦК КПСС, лично Лигачева и Горбачева. И, наконец, 7 ноября 1987 года – последнее масштабное государственное празднование годовщины Октября.

На трибуне мавзолея Ельцин среди бывших соратников находится словно в вакууме. Весь мир обсуждает происходящее в Советском Союзе. «Вражеские голоса» цитируют выступление первого секретаря МГК КПСС.

Речь Б.Н. Ельцина на Пленуме ЦК КПСС 21 октября 1987 г.

Он в одночасье превращается в неприкасаемого. 9 ноября с сердечным приступом он попадает в ЦКБ и будет ждать решения своей участи, пока Наине Иосифовне тайные доброжелатели не скажут открытым текстом: «Хотите, чтобы он вышел отсюда живым, – забирайте его!». Ни минуты не раздумывая, дочери и супруга Бориса Николаевича забрали его под свою ответственность долечиваться в пансионат Барвиха, где он быстро пошел на поправку. С этого момента, где бы ни появлялся Ельцин, его окружали простые люди со словами поддержки. Его речь на пленуме в списках «гуляет» по стране. Ельцину со всей страны шлют множество писем. Ельцин – первый заместитель председателя Госстроя СССР в ранге министра. Несмотря на заявление Горбачева «В политику тебя больше не пущу!», начинается триумфальное возвращение Ельцина в политику. Но теперь его поддерживает народ, который не хочет жить как прежде.

Музей первого президента России провел точечные экскурсии, посвященные этим датам. Руководитель экспозиционно-выставочного отдела Марина Соколовская подготовила «Полную версию», посвященную новым экспонатам в витрине «История одного экспоната».

– В год 100-летия Октябрьской революции личный архив Бориса Ельцина позволяет вспомнить, как в 1987 году страна, родившаяся в ходе революции, отмечала её 70-летие. Тогда главными считали события октября 1917 года, когда к власти пришла партия большевиков. Год революционного юбилея стал поворотным в советской истории. Михаил Горбачев в своем докладе заявил, что «революция продолжается» и перестройка – это возврат к ленинским принципам социалистического строительства. В 1961 году КПСС объявила о начале строительства коммунизма в СССР. В 1980-е годы так и не построенный коммунизм уже не был целью партии. Юбилей давал возможность переосмыслить пройденный путь. Любопытно, что Михаил Горбачев и Борис Ельцин еще не ставили под сомнение необходимость этого пути, – подчеркнула Марина Соколовская. – Но, как писал в своей книге Алексей Юрчак, «…это было навсегда, пока не кончилось». Жизнь в стране начала радикально меняться.

Как заметила одна из слушательниц экскурсии, люди ее поколения прежде думали, что страна живет плохо вопреки революции, а после юбилея 1987 года они поняли, что страна живет плохо из-за революции.

Какие экспонаты представил музей к октябрьским датам?

Черновик предложений первого секретаря Московского городского комитета КПСС Бориса Ельцина по проекту доклада Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева на Пленуме ЦК КПСС и торжественном заседании к 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Следующий экспонат – поздравительная телеграмма Борису Ельцину от Михаила Горбачева в ноябре 1987 года. Отношения уже разрушены, но Горбачев соблюдает протокол и этикет и даже опальному политику, подвергшемуся настоящей травле, посылает поздравительную телеграмму.

Еще один любопытный документ. Порядок и расчет времени движения колонн демонстрации на Красной площади 7 ноября 1987 года в виде брошюры. Экземпляр за № 000005. Как видите, у этого страшного для Ельцина дня был свой собственный порядок. Что же происходило на трибуне мавзолея? Никто из бывших соратников не приветствовал его, никто не подал руки. Только Фидель Кастро и Войцех Ярузельский, приглашенные на празднование очередного юбилея революции, поддерживали его, дружески похлопывали по плечу.

Здесь же представлены настольные памятные медали «70 лет Великой Октябрьской социалистической революции». Их отчеканил Ленинградский монетный двор в том же 1987 году. В них нет никакой реальной ценности, они вылиты из томпака и покрыты серебром. Традиция настольных медалей к годовщинам революции была заложена в первые годы Советской власти. Изображения В.И. Ленина в профиль, крейсера «Аврора», фигур солдата, матроса и рабочего, знамен, лозунгов и примет успехов советской жизни – построенных промышленных объектов и городов, космических спутников – стали традиционными для этого вида памятных знаков в 1960–80-х годах прошлого столетия.

Мы видим здесь же поздравительную открытку и конверт с поздравлениями к 7 ноября Борису Ельцину от председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Михаила Соломенцева. Несмотря на то, что в личном архиве Бориса Ельцина сохранились десятки открыток и телеграмм, поздравлявших с юбилеем Великой Октябрьской социалистической революции, от крупных партийных и советских деятелей, она уникальна потому, что отчасти передает атмосферу тех дней: можно было не подать руки опальному политику, но обязательно послать поздравительную открытку.

Еще один уникальный экспонат, который хочется рассмотреть с особенным пристрастием. Доклад Генерального секретаря КПСС Михаила Горбачева, прочитанный 2 ноября 1987 года на праздничном торжественном заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР, который назывался «Октябрь и перестройка: революция продолжается». «Революция продолжается», – говорил Ельцин в своей речи на открытии городского торжественного заседания 5 ноября 1987 года. Возникает вопрос: верил ли первый секретарь Московского городского комитета КПСС Борис Ельцин в перспективы этого продолжения, или просто были сказаны все положенные слова? Знали ли Горбачев, Ельцин и их коллеги, что празднование 70-й годовщины станет последним революционным юбилеем, который отмечало рожденное революцией государство?

Ученые и историки до сих пор переосмысливают итоги октября 1917 года. Пройдет совсем немного времени, исчезнет с карты мира огромная страна, рожденная революцией. И многие бывшие граждане СССР по ту и по другую сторону границы захотят отказаться от революционного наследства и посмотреть иначе на события вековой давности.