В Ельцин Центре в Екатеринбурге 18 ноября прошел День Эльдара Рязанова. В этот день ему исполнилось бы 90 лет. Свою творческую встречу со зрителем народная артистка РФ Ольга Волкова посвятила знаменитому российскому режиссеру.

Актрису представил бессменный ведущий киноклуба – киновед, член Российской академии кинематографических искусств «Ника», лауреат премии Москвы Вячеслав Шмыров. Хотя для старшего поколения зрителей, присутствующих в зале, Ольга Волкова, конечно же, не нуждалась в представлении. Ее встретили аплодисментами. Актриса поблагодарила всех пришедших в этот день на ее вечер, потому, что день рождения мастера, объявила она, – это праздник. Она снялась в шести фильмах режиссера – «Вокзал для двоих», «Жестокий романс», «Забытая мелодия для флейты», «Привет, дуралеи!», «Небеса обетованные», «Тихие омуты» – фрагменты из которых в самом начале вечера показали зрителям. Ольга Владимировна напомнила, что в 2017 году исполнилось шестьдесят лет ее работы в театре и кино.

– Эльдар Рязанов был удивительным человеком, – вспоминала актриса. – Он первый в России, а может быть и в мире, создал свою кино-труппу. Все, кто начинал у него сниматься, продолжали сниматься в других его фильмах, в разных амплуа. Он всегда использовал новые грани актера, показывал его в новом качестве. Писал потрясающие стихи, нежные, щемящие, приносил их композитору Андрею Петрову под вымышленными именами. А потом оказывалось, что их поет вся страна, как «У природы нет плохой погоды». В нем удивительным образом сочеталась лирика с командными качествами. На съемках он был как генерал на плацу. Руководил всем процессом так, что мог расколотить вдребезги «матюгальник» (мегафон-громкоговоритель – ред.). С актерами был требователен, но всегда находился в диалоге. Пленку экономили, поэтому он приглашал всех в автобус, где вместе с актерами просматривал снятые кадры и выбирал дубли. Слушал и слышал актера, хотя точка зрения у него всегда была своя. У него были свои принципы, которые он не предавал. Когда в «Госкино» его просили что-либо вырезать из фильма, не соглашался. Говорил: «Будет так, либо не будет никак!». Он был человеком величайшего достоинства и редко можно встретить режиссера, равного ему по таланту, по умению собрать команду. У него были лучшие специалисты. Ансамбль, который переходил с ним из картины в картину.

Ольга Владимировна рассказала, что с Эльдаром Рязановым ее свел случай, когда она работала в Ленинградском театре комедии. Он пришел с Эмилем Брагинским на премьеру спектакля «Сослуживцы», того самого, по которому потом был сделан «Служебный роман». Она играла Мымру. Рязанов был в восторге. Наговорил на банкете по поводу премьеры много лестных слов. Женская половина сразу невзлюбила ее. Называл гением и «Смоктуновским в юбке». Обещал снимать ее в кино. И исчез почти на десять лет. Волкова уже работала в БДТ. Эльдар Рязанов приехал отпрашивать Олега Басилашвили у Товстоногова. И состоялся примерно такой диалог на лестнице.

Рязанов: Олечка, вы замечательная актриса, я вас люблю!

Басилашвили: Что же ты ее не снимаешь?

Рязанов: Так не в чем сейчас!

Басилашвили: А ты поищи…

Рязанов поискал и перезвонил уже через два дня, предложив Волковой роль Виолетты в «Вокзале для двоих».

– Так началась сумасшедшая история моих отношений с Эльдаром Александровичем, – улыбнулась актриса. – Я росла с братьями. И у меня сформировалось патологическое отсутствие боязни начальства. Это опасное качество. Оно не прощается и часто бывает наказуемо. И можно нарваться. Эльдар Рязанов имел жесткую точку зрения и с ним спорить боялись. А из меня просто перло. У меня возникало гигантское количество нюансов. Зрителю может быть незаметно, но для меня костюм как кожа. Я человек бунтующий и ненавижу вранье. Мне всегда казалось, что героиню надо одевать по зарплате, а художникам часто хочется принарядить поприличнее. И я спорила до хрипоты, борясь за достоверность. Виолетту я поехала подсматривать в буфет на Витебский вокзал. И подсмотрела. Вышла одна с блюдом. Так вот на этом блюде она буквально несла себя. Спрашиваю: «Кто это?» «Это наша артистка, – объяснили мне. – Не поступила в театральный».

Для своих ролей актриса собирала диалоги, случайно услышанные в очередях, транспорте, на улице. Это помогало в работе над образом. Так в следующей картине Эльдара Рязанова актрисе нечего было играть. Роль модистки была крошечной. Но Волкова уговорила режиссера сделать ее француженкой. Нашла настоящую француженку в Ленинграде и заставляла ее наговаривать фразы на огромный ленточный магнитофон. К счастью, француженка коллекционировала детские книги и часть библиотеки Волковой перекочевала к ней.

– Я рассталась с лучшими книгами, – иронизировала актриса. – И всё для того, чтобы быть безупречно подлинной. Вы этого не заметили. А для меня все это было очень важно. Например, то, что они говорят вместо дядя – «дьядья» и «ружо» вместо ружье.

В «Небеса обетованные» актриса тоже попала случайно. Шла по «Мосфильму» с грохочущим чемоданом на колесиках. Кто-то выглянул из дверей, чтобы сделать замечание. Оказалось, из группы Рязанова. Волкова получила роль Катьки – номенклатурной прислуги. И тут же начала спорить с режиссером по поводу правдивости образа. Чуть не лишилась роли, но продолжала бороться за достоверность. Для убеждения иногда переходила на ненормативную лексику, но Рязанов мог поддержать такой разговор.

– Делать замечания в очередях, особенно, когда узнают, неловко, – призналась актриса. – У меня одна спасительная мысль: «Я ж тебя, скотина, сыграю! И ты себя, скотина, узнаешь!» К роли Суровой («Забытая мелодия для флейты» – ред.) я готовилась давно. За много лет накопилось приличное количество впечатлений, а главное, текстов. Мое поколение знает, специалисты носили ромбики (значки – ред.) – «университет», «горный институт». У этих было два ромбика. А что там? Семилетка, техникум, комсомольская путевка и по партийной линии наверх. А дальше начальница над культурой. Они знают, как надо. Тексты, которые они производят, я собирала. Одна мне сказала: «Я соглашусь с вами в виду родственной гуманитарности». Другая сказала: «Не надо ставить меня в наивные рамки безграмотных людей». Третья выдала: «В качестве преамбулы я сообщу вам несколько нюансов!» И до сих пор они так говорят. Но одна убила наповал.

Волкова рассказала, как в «Доме книги» на Невском молоденькая продавщица никак не могла понять, чего хочет от нее большая, дорого одетая дама. Она протягивала записку, на которой было написано «30 щенков». Волкова взялась помочь, покрутила записку и ахнула. Даме нужен был «Зощенко». Но та о Зощенко не слыхала и нацелилась на щенков. Эту историю потом пересказывали юмористы, но родилась она в том самом книжном магазине на Невском проспекте. Для своей героини Суровой актриса выпросила костюм из джерси, бриллианты в уши, шапку из дорогого меха. Вложила все, что было подсмотрено и накопилось за много лет. «Эта моя месть высокосидящим начальникам!» – пошутила актриса.

– В «Тихих омутах» был сложный сценарий, – рассказывала актриса. – У Эльдара Александровича было неважное настроение. Что-то не писалось, что-то не клеилось. Я играла следователя. У меня тут же родилась куча идей. Я не люблю с режиссерами говорить. Мне легче показать. Скажут «нет», откажусь и уйду.

Актриса общалась со следователями, чтобы узнать специфику их профессии. Один из них рассказал, как просидел двое суток в засаде в собачей будке, чуть не умер от голода. Для формирования образа всё любопытное, интересное, характерное брала на вооружение.

В «Привет, дуралеи!» Волкова играла офтальмолога. И тут же придумала, что офтальмолог должен быть в очках –8, чтобы получились безумные глаза. Но оказалось, что и у Друбич была такая же задумка. Но Друбич играла пациентку. И Волкова уговорила ее играть вовсе без очков. Офтальмолога актриса тоже подсмотрела из жизни. И буквально отомстила своей обидчице-офтальмологине, которая поставила актрисе и сыну косоглазие, доподлинно изобразив ее в своей роли.

Ольга Владимировна почитала выдержки из своих записей за много лет. У нее есть не только уличные зарисовки. Она записывала смешные высказывания за своими детьми и внуками, за детьми своих знакомых. Накопилось на целое издание. И надо бы уже подвести итог, но невозможно остановиться – жизнь подкидывает новые сюжеты. Зрители смеялись до слез, аплодировали, не хотели отпускать актрису.

Следующим этапом творческого вечера был показ фильма Эльдара Рязанова 2006 года «Андерсен. Жизнь без любви». Актриса не снималась в фильме, но он был выбран не случайно. Этот фильм – завещание Мастера, считает киновед Вячеслав Шмыров. Биография великого датского писателя Ханса-Бодо Христиана Андерсена, история любви к двум главным женщинам в его жизни: известной шведской оперной певице Дженни Линд и Хенриетте, дочери морского адмирала.

Творческий вечер в Ельцин Центре

Видео: Александр Поляков

В это время у нас появилась возможность поговорить с Ольгой Волковой о ее восприятии 90-х.

– Ольга Владимировна, 90-е были непростой эпохой для кинематографистов. Но как раз Эльдар Рязанов активно снимал в эти годы. «Небеса обетованные», «Предсказание», «Привет, дуралеи!», «Старые клячи». И, наконец, трехсерийный телевизионный фильм «Один день в семье президента» о Борисе Ельцине и его семье. Каким вам запомнилось это время? Чему оно научило вас?

– Чему оно могло меня научить? Я выросла в семье, где отца посадили по доносу в 1945 году. У нас была такая нужда, что 90-е по сравнению с ней вполне благополучное время. Мама варила пустую овсянку и крошила туда зеленый лук, чтобы у нас, детей, не было цинги. Было голодно, но жили весело. С тех пор у нас традиция: в трудные времена быть рядышком и находить возможность поддерживать друг друга. Чем тяжелее время, тем теснее наш круг. Когда у тебя нет материальных ценностей, дачи, дома, а у меня никогда не было материального благополучия, не было и трудностей. Те, кто теряли заводы, дворцы пароходы – тем, конечно, приходилось трудно. Работы было мало – это да. Поэтому я совершила подвиг, перетащив семью в Москву, вопреки желанию мужа. Начала жизнь в чужом городе практически с нуля. Я выиграла этот бой. Продлила жизнь мужа на двадцать пять лет, поставила на ноги детей. И считаю, что я молодец. Так я борюсь с трудностями. У меня нет страха их преодоления.

– Не было обиды на советскую власть?

– Меня как-то позвали на телевидение в передачу под названием «Я родился в СССР». Я отказывалась. Потому что мало приятного рассказывать про отца, которого посадили по доносу. Или про то, как в 30-е годы перед войной перестреляли полсемьи. Или про то, как сама чуть не угодила в психушку, когда пыталась протолкнуться в здание суда, где судили Бродского. Тогда грузовиками увозили молодых людей, распихивали по психушкам, обкалывали. Жесткие были времена. Но меня бог хранил. Я везде открывала свой рот и говорила все, что думаю. Мне даже квартиру не давали, называли антисоветчицей. И все-таки я пришла на эту передачу. Знаете, почему? Обернувшись назад, я поняла, какая у нас была счастливая жизнь. Мы пережили свой серебряный век. Это же Россия. Система запретов и прессинга выкинула такое количество талантливых художников, писателей, режиссеров, музыкантов, композиторов. Когда стало все возможно, все куда-то сгинуло. Вопреки тому, что было так трудно и страшно жить, какое количество книг было прочитано? На ночь давали «По ком звонит колокол», и ты должен был его прочитать, чтобы завтра отдать другому. У меня огромная библиотека. Я перечитала всё. И это было счастье. Сейчас доступно всё, но нет любопытства, нет желания читать. И опять говорю: это Россия. Когда много – нам не надо. А когда не дают, то дай. И тогда из протеста возникает желание. Парадокс?

– Вы считаете 90-е потерянным временем?

– Как видите, нет. Потому, что живу вопреки. Я и в своей книге об этом написала, как жить с достоинством вопреки всему. Я бы такой медалью награждала: «Вопреки». Такое уж наше кредо: жить и творить вопреки.

– Книга, о которой вы говорите, «Перекрёстки судьбы: о моём Доме, о моём Театре»? У нее будет продолжение?

– У меня нет желания писать книги. Я не графоманка. Просто люблю записывать что-то любопытное. Вот после Екатеринбурга я выложила в Facebook «Актерскую кухню». Я не преподаю, но даже в Израиле она в качестве заметок имела большой успех. Мне как многодетной матери всегда хочется всех накормить. Очень многие нуждаются в практических советах. И я их даю, помогаю многим – это большое счастье.

– Какой совет дадите читателям сайта, вашим поклонникам?

– Читателям – читать. Это так спасает. Мне 78 лет, а я все читаю и читаю, у меня не пропадает интерес. Лежит нечитанный Набоков – шесть книг. Застреваю в каждом томе по три года, хотя и знаю всего наизусть. Читать – это такое счастье. Слушайте музыку: классику и джаз. Научитесь получать удовольствие от жизни. И еще: всем желаю удачи!