В середине июня продюсерский центр «Вимбо» выпустил мемуары Наины Ельциной «Личная жизнь» в аудиоверсии. Достоинств у аудиокниги немало, одно из главных – в ней звучит голос не актрисы, а автора – Наины Иосифовны Ельциной. Как происходила работа над аудиокнигой, рассказывает генеральный директор продюсерского центра «Вимбо» Вадим Бух.

Олег Ретюнский, Людмила Телень, Наина Ельцина, Михаил Литваков, Вадим Бух («Вимбо»)

– Объем традиционной бумажной книги измеряют в страницах. Аудиокниги – по количеству времени звучания. Какой объем у аудиоверсии мемуаров?

– 9 часов 45 минут 37 секунд.

– Начитать такую немаленькую книгу даже для профессионального человека – дело непростое. Нужна тренированная техника речи, поставленное дыхание, умение не «задувать» микрофон, не «глотать» окончания слов. Обычно для таких задач приглашают профессиональных актеров. У Наины Иосифовны такой опыт наверняка первый.

– Вы правы. Она нам говорила, что очень редко даже дочерям и внукам сказки вслух читала. Почему всё-таки решили предложить озвучивать ей? Когда мы эту книжку задумывали, то почти сразу у Татьяны Борисовны Юмашевой и у Людмилы Телень, которая помогала Наине Иосифовне писать мемуары, появилась идея, чтобы Наина Иосифовна прочитала книгу именно сама. Мы с коллегой Михаилом Литваком, генпродюсером нашего центра, специально предварительно побывали на презентации мемуаров в книжном магазине «Москва». Нам было интересно, как Наина Иосифовна рассказывает, «держит» аудиторию, как она говорит. И поняли, попробовать можно, это будет очень интересным опытом. Тем более, такой автор! Нам показалось, что сохранить ее голос – это очень ценно. Конечно, Наине Иосифовне было непросто. Если обычная смена актера в студии составляет часа три-четыре записи, то в её случае мы старались, чтобы смена длилась не более часа-полутора.

– Боялись, что устанет?

– И это тоже. У непрофессионалов сильно устает всё: устает «речевой аппарат», глаза, эмоциональная сфера. Когда человек читает вслух, он должен стараться (как мы говорим) чуть-чуть заглянуть вперед. Он ведь читает не как первоклассник – только то, что написано, а пытается понять, что написано дальше, чтобы распределиться по фразе. Конечно, мы сидели рядом, старались подсказывать в моментах, когда Наина Иосифовна слегка «уходила не туда». Бывали сложные предложения: как по ним «распределиться» правильно, чтобы слушатель понял смысл предложения, а не ушел в «другую сторону». Наина Иосифовна очень старалась.

Экспозиция музея Б.Н. Ельцина. Свадебная фотография Ельциных и Ельцины на даче.

Президентский центр Б.Н. Ельцина

– Дикторов и чтецы старой школы всегда, работая с текстом, делали так называемую орфоэпическую разметку. Здесь – интонация вверх, здесь – вниз, здесь – пауза, чтобы восстановить дыхание. Это делалось?

– Нет. Мы отталкивались от возможностей Наины Иосифовны. Если что-то шло «не туда», мы сидели рядом и старались подправлять, подсказывать. Надо понимать, что у аудиокниги есть конкретная органика. Какие-то моменты, характерные для Наины Иосифовны, мы не должны корректировать. Смысл теряется. Не надо от неё добиваться канонической артикуляции, нормативно-правильного произношения как, условно говоря, у Юрия Левитана. Нам была важна органика Наины Иосифовны, где-то нам удалось ее сохранить. Это очень ценно, и в итоге получилось хорошо.

– Какой объем всего записанного, так называемый «исходник»? И как часто проходили сеансы записи?

– Материала было записано часов на 20–25, потом был монтаж, какие-то дубли уходили. Писали несколько месяцев. Чтобы «не таскать» Наину Иосифовну в студию, мы организовали мобильную студию у нее в Горках. Таким образом мы смогли получить максимально соответствующий оригиналу голос, а обрабатывали запись уже потом.

Наина Ельцина и Людмила Телень. Презентация книги «Личная жизнь» в Екатеринбурге

Фото Любови Кабалиновой

– В книге бумажной значимое место занимают «Заметки на полях» Людмилы Телень, которая помогала Наине Иосифовне писать мемуары. Ее голос также звучит в аудиоверсии?

– Конечно. И здесь тоже интересно. Когда эту запись мы делали, то пригласили туда же Людмилу. Фактически она еще раз брала интервью у Наины Иосифовны, задавала те же вопросы. Чтобы оживлять диалог, мы просили не очень жестко придерживаться текста, но смысл, конечно, должен был оставаться. Людмила задавала живые вопросы, Наина Иосифовна отвечала. Получились очень интересные вставки, непринужденные диалоги.

– Известно, что Наина Иосифовна – добрый, радушный, хлебосольный человек. Она вас, вашу команду, наверняка «подкармливала», угощала своими фирменными блюдами?

– Звукорежиссеры не то чтобы дрались за то, чтобы поехать на запись, но боролись за эту возможность. Потому что интересная работа, комфортная. И эти перерывы, когда мы с Наиной Иосифовной общались без протокола. Она фантастически много всего интересного рассказывала. А её фирменные пирожки!

– Извините, про фирменное печенье я наслышан, даже пробовал, а про пирожки – впервые.

– Там и пирожки: с творогом, пирожки такие, сякие, невероятно вкусные. Вы много пропустили. Но главное – очень интересное общение. Наина Иосифовна создает такую обстановку, что уезжать оттуда вообще не хочется.

– В версии бумажной (книжной) фотографии, часто редкие, какие-то вообще прежде не публиковавшиеся, очень хорошо дополняют сам текст мемуаров Наины Иосифовны. В ситуации аудиокниги как эти моменты решаются?

– Эта функция, эта роль – у голоса Наины Иосифовны. Когда вы читаете книгу «в бумаге», вам проникаться атмосферой помогают именно фотографии. В ситуации с аудиокнигой этому помогает голос. Тут фотографии не очень нужны. С другой стороны – уже после работы над аудиокнигой у нас с Людмилой родилась идея. Сделаем шаг назад. Распространение аудиокниг сейчас идет в основном в онлайне: на мобильных платформах, в телефонах, везде люди слушают аудиокниги. Носители как таковые (традиционные) востребованы все меньше и меньше. Но мы постараемся сделать диск с этой аудиокнигой, и возьмем некоторые из этих фотографий для оформления.

– У книги традиционной есть много деталей, которые делают ее симпатичней для читателя: бумага, крупность (читаемость) шрифта, отступы-поля и много чего еще. А у аудиокнижки какие фишки, за невольный каламбур прошу извинить?

– В первую очередь – исполнение. Слушатели, что искушенные, что не очень, воспринимают прежде всего сам голос. Его доверительность, если хотите харизматичность, достоверность. Либо автора, либо профессионального чтеца. При этом мы не любим называть людей, которые у нас озвучивают аудиокниги, чтецами, дикторами. Они – актеры. Их задача – погрузить людей в то, что люди слушают (время, атмосферу). Повторюсь, первое – это голос, который ложится вам на душу, а может и не ляжет. Дальше такие детали, которые не всем понятны: монтаж, чистка (сейчас на рынке аудиокниг много плохо смонтированных, с огрехами, неуместными огромными паузами, наползающими друг на друга словами и так далее). Запись должна быть вычищена, речь автора или исполнителя передана без искажений, все дефекты, щелчки, посторонние шумы (они всегда бывают на записи) убраны. Если сделан профессиональный аккуратный монтаж, речь вычищена без искажений, то результат будет достойным.

У нас много случаев, когда люди говорят – послушал, книга «не легла», почему – не понимаю. Пытаемся слушать, разбирать запись по кусочкам: не того актера пригласили, он не понимает, про что читает, и много других нюансов. Можно разложить на составляющие. Обычный человек не должен этого делать. Он должен слушать, включить, получить удовольствие и потом сказать – я еще хочу.

Мы старались все это соблюсти, выполнить. Наша студия – за качественную аудиокнигу, лучше меньше, да лучше.

– Коммерчески выгодно заполучить в авторы Наину Ельцину?

– Тут совсем другая история. У нас есть проекты, «экономику» которых мы не просчитываем. Иногда мы можем себе позволить «поиграть» в то, что нам нравится. С «Личной жизнью» именно так. Не думаю, что будут фантастические продажи. Будут – хорошо, нет – мы не расстроимся. Для нас проект был интересным, почетным, престижным и приятным. Опыт – для нас бесценный.