Премьера полнометражного анимационного фильма «Знаешь, мама, где я был?» состоялась 26 апреля в Ельцин Центре и одновременно еще в двенадцати городах России. Картину о грузинском режиссере, художнике, драматурге Резо Габриадзе представил его сын Лео Габриадзе.

Фильм снят кинокомпанией BAZELEVS при поддержке Министерства культуры России. В российский прокат его выпустила компания Центр документального кино (ЦДК), давний партнер Ельцин Центра.

Фильм создан по рисункам и устным рассказам Резо Габриадзе. Это трогательные и смешные истории о его послевоенном детстве. В них реальность густо перемешана с фантазиями десятилетнего мальчика: немецкий военнопленный, облагораживающий быт грузинской деревни; курящая лягушка; нахальная крыса, поедающая обложки книг; Ленин и Сталин, решающие судьбу маленького Резо; бандит, влюбленный в самую красивую женщину Кутаиси; и лужа, в которой уместился целый океан.

Ностальгические воспоминания, пропитанные юмором и трагизмом, определяют тон этой сюрреалистической сказки. И все же главные интонации повествования – это любовь и искренность.

Восьмидесятилетний Резо Габриадзе – грузинский сценарист, режиссер, художник, скульптор, автор сценариев более чем 35 фильмов, среди которых «Не горюй!», «Мимино», «Кин-дза-дза!». Основатель Театра марионеток в Тбилиси побывал со своими спектаклями во многих странах мира. Его помнят и любят в России.

Его сын Лео Габриадзе в 17 лет сыграл одну из главных ролей в фильме «Кин-дза-дза!» - скрипача. Закончил мастерскую Театрального института им. Шота Руставели. Снял десятки рекламных фильмов и два полнометражных игровых фильма: «Выкрутасы» и «Убрать из друзей».

На встрече со зрителями Лео рассказал, что сама идея фильма «Знаешь, мама, где я был?» изначально принадлежит отцу. Он великолепный рассказчик и умеет создать такую атмосферу вокруг, что совершенно завладевает вниманием слушателей. Поэтому вся команда, работавшая над фильмом, старалась не вмешиваться и дать возможность рисункам Резо, его героям самим говорить за себя. Лео убежден, что корни этого жанра лежат в литературе, и устный рассказ, особенно в Грузии, – самый древний способ развлечения. Один человек рассказывает историю, другой повторяет, добавляя в нее новые детали; так появляется сказка, которая может лечь в основу книги, фильма или спектакля.

Лео слышал эти истории с самого детства. И когда в Америке в 90-х учился компьютерной графике и анимации, первое, что пришло в голову, – оживить рисунки и рассказы отца. Резо приехал к сыну в Лос-Анджелес на месяц, а уже через неделю, посмотрев все достопримечательности, загрустил. И сам предложил: «Давай я чего-нибудь напишу?» Тогда Габриадзе-старший впервые записал свои детские рассказы. А Лео окончательно утвердился в намерении сделать по этим рассказам фильм. Проект по разным причинам откладывался, а в 2011 году Лео решил вернуться к нему. Тимур Бекмамбетов, услышав об этой идее, тоже загорелся. Не спеша подобрали дружную команду профессионалов и приступили к работе. В основу легли рисунки Резо. Он любит рисовать тушью на акварельной бумаге.

Фильм решили делать в технике перекладки. Это такой вид анимации, в котором используются плоские марионетки. Сейчас ее делают при помощи компьютеров, но все равно остается ощущение, что она ручная, похожая на спектакли отца в его родном театре в Тбилиси.

На вопрос, легко ли было работать с отцом, режиссер фильма ответил: «И трудно, и легко». С одной стороны, они давно знают друг друга и понимают с полуслова, а с другой – переспорить Резо невозможно: как старший он всегда прав. Отношения в команде были теплые, дружеские. Это важно, потому что фильм делался семь лет. Лео поблагодарил со сцены руководителя студии Тимура Бекмамбетова за проявленное терпение и веру в успех проекта.

– Этот фильм – подарок Тимура моему отцу, – сказал он.

Зрители тепло приняли фильм. Желающих увидеть его было так много, что программный департамент Ельцин Центра принял решение организовать дополнительные показы.

Лео Габриадзе в день премьеры посетил Музей первого президента России Бориса Ельцина. Он поделился своими впечатлениями о музее и самом Президентском центре:

– Мои впечатления начались после бессонной ночи, когда нас под утро привезли в это огромное здание, которое из-за усталости мы не могли толком рассмотреть. Но, проснувшись и выйдя из номера, мы уже в течение трех часов не перестаем удивляться. Я не ожидал, если честно, увидеть такое место. Меня очень впечатлило, что открылся культурный центр, наверное, самый крупный в регионе, где поддерживают разные виды искусств: здесь и театр, и кино, и выставки. Здесь очень много молодежи.

Это важное дело – нести культуру, чтобы она была не только в столицах, а во всех регионах, во всех городах. Такие центры нужны всей стране – может быть, не такие большие, а хотя бы маленькие, где молодежь может показывать свои работы. Сюда привозят мастеров, здесь можно учиться. Это очень важно для искусства – делиться опытом и иметь место для показа своих работ. Я благодарен за приглашение и рад был привезти наш новый фильм. Конечно, мы волнуемся: вечером наш первый показ.

Какое впечатление на вас произвел музей?

– В моем деле считается, что информация, которую вы получаете, должна быть насыщенной и ни в коем случае не должна быть скучной. Я прошел музей за час с небольшим, и мне было очень интересно, потому что, во-первых, интересно вспомнить историю России, был очень интересный анимационный фильм. Во-вторых, как будто прошел через свое детство и молодость. Эти фотографии, которые я давно не видел, эмоционально напомнили мне о детстве. Много узнаваемых предметов, фотографий политиков. Я, например, увидел в одной из экспозиций портреты членов Политбюро, это оказались родные мне лица. Я не видел их тридцать лет; раньше они висели повсюду, кого-то убирали, кем-то дополняли. Это разбудило во мне ностальгические чувства.

Музей посвящен не только первому президенту, но и его эпохе. Каким вы запомнили это время?

– Да, целой эпохе. 90-е начинались довольно трагично. В Тбилиси настали сложные времена. Мне повезло: я поступил учиться в университет в Америке и в 1990 году уехал. Мои 90-е в корне отличаются, потому что я провел их в Калифорнии. Мои родители и все близкие были здесь. Для них были очень тяжелые времена, началась новая жизнь; наверное, она и не должна была быть легкой. Я прожил в Америке десять лет. Когда вернулся, поступил на работу к Тимуру Бекмамбетову – это была совсем другая эпоха. Но тогда еще были живы все воспоминания.

Расскажите, как создавался фильм.

– Процесс был длительным – длиною во всю мою жизнь. Я слушал истории моего отца с детства, и они всегда на меня эмоционально влияли. Это самый важный элемент. Когда ты читаешь, слезы наворачиваются, или смех – первый признак того, что это материал, который может жить на экране. Отец умеет хорошо рассказывать, у него свой мир – фантазийный и реальный, грустный и веселый, в нем все есть. Хотелось поделиться со всеми историями моей семьи. В наше быстротечное время очень важно уберечь историю семьи. В этом случае это моя скромная попытка сделать то же самое, что и Ельцин Центр делает для Бориса Николаевича, рассказать историю о моем отце. Со своими навыками я умею делать это так, а вы делаете это так – масштабно, красиво. Ельцин – фигура историческая. Мой отец – писатель, драматург, кукольник, художник – я хотел рассказать о нем.

В детстве, когда происходят главные события, формирующие нас, мы впитываем в себя, все что видим. Будучи ребенком, я любил книги о Томе Сойере и Гекльберри Финне. Когда слушал рассказы отца, то воспринимал их как продолжение этих историй. И вот семь лет назад при поддержке кинокомпании BAZELEVS и Тимура Бекмамбетова мы смогли реализовать этот проект. Собрали команду талантливых аниматоров, монтажеров и начали работать. Полтора года работали над анимацией, и вот сегодня вечером вы посмотрите результат наших трудов.

– Какое участие принимал Резо? Легко ли было его уговорить?

– Фильм о нем, он сам рассказывает о себе, он – основной участник действия, и еще он – художник-иллюстратор, который все это нарисовал. Это его мир, и для нас было очень важно, чтобы зритель увидел его мир. Наша задача была спрятаться за спиной Резо, чтобы ни нашего вида, ни духа там не было. И оставить их со зрителем одних, не нарушая законов повествования. У него есть свой стиль, он ярко выражен в театре, в его старых фильмах, к которым он писал сценарии.

Это первый раз, где он рассказывает про себя. Рассказывать о других не так страшно, а когда рассказываешь о себе – это большая ответственность. Он еще и сам в кадре. При этом он скромный человек, не любящий камеру. Мне хотелось передать его речь, он всегда мне нравился как рассказчик, мастер деталей и эмоций.

– Насколько это грузинская история, или она универсальная?

– Мне кажется, история универсальная, но ее оформление, сеттинг (игровое пространство, где происходит действие – ред.) очень грузинское, и их нельзя разделить. В его фильмах, книгах, спектаклях всегда присутствует Грузия. И в воспоминаниях детства. Эти эмоции, ностальгия – это очень трогает.

– Есть девиз, или правило жизни, которое отец передал вам?

– Он написал его золотыми буквами на здании своего театра на латыни, но если перевести, то звучит примерно так: «Пусть ваши слезы будут только от резки лука!»