Очередное заседание клуба «Мои 90-е» в Музее Б.Н. Ельцина 13 октября было посвящено дефолту 1998 года. Встречу провела руководитель экспозиционно-выставочного отдела Марина Соколовская. Поделиться личными историями собрались как постоянные участники клуба, так и новые лица.

Дефолт 1998 года, вошедший в историю под названием «черный вторник», стал самым тяжелым экономическим кризисом в новейшей истории страны. Технический дефолт, то есть отказ государства исполнять обязательства по своим облигациям, был объявлен 17 августа, а на следующий день буквально обрушилась экономика страны. Девальвация национальной валюты (курс доллара по отношению к рублю в течение нескольких дней «подскочил» в 4,5 раза), резкий рост цен и стремительное падение уровня жизни, крах крупных российских банков заставил население страны надолго потерять доверие к правительству и банковской системе.

Соратник Бориса Ельцина Евгений Ясин – российский экономист, государственный и общественный деятель, министр экономики Российской Федерации, научный руководитель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» – убежден, что к кризису привело фатальное стечение обстоятельств. Помимо напряженности российского бюджета и прогрессивного роста долговых обязательств по ГКО (государственным краткосрочным облигациям – ред.) дефолт был вызван экономическим кризисом, начавшимся в Азии, в частности в Южной Корее.

Прошло 20 лет. Об истории экономического кризиса 1998 года языком цифр рассказывает экспозиция Музея Бориса Ельцина.

Участники клуба «Мои 90-е» собрались, чтобы рассказать личные истории о жизни в 1998 году до и после дефолта, о том, как он повлиял на их жизненную ситуацию, как воспринимался тогда и теперь, а также пополнить аудиовизуальный архив музея.

Ведущая клуба Марина Соколовская рассказала свою историю. В августе 1998 года ей было 16 лет. Она пошла в магазин и обнаружила, что прилавки пусты и в магазинах ничего нет. Доллар по отношению к рублю подскочил так, что владельцы магазинов не знали, по каким ценам выставлять товар. Иногда цены кардинально менялись в течение дня. Привыкнуть к этому было невозможно. Страна находилась в состоянии шока. Марина припомнила, что именно в этот период вернулись очереди, и появилась директива выдавать ограниченное количество товара в «одни руки». Но для нее это было не так драматично, как для ее родителей.

Сотрудник Образовательного центра Константин рассказал историю из своей жизни. Его семья откладывала деньги на покупку комнаты. Свои накопления они держали в валюте. В августе 1998 года их сбережения за несколько дней выросли в шесть раз. Благодаря этому обстоятельству Константин смог приобрести уже не комнату, а отдельную квартиру.

Его поддержала завсегдатай Ельцин Центра Ольга Александровна. В 1998 году она потихоньку прикупала доллары по курсу четыре рубля. В «черный вторник» ее сбережения выросли в несколько раз. Она смогла в трудное для семьи время помочь материально своим детям и уже в пенсионном возрасте путешествуя, посетить около двадцати стран. Ее рассказ удостоился аплодисментов.

Одна из гостей клуба рассказала, что 17 августа у мамы был день рождения. И папа накануне решил сделать ей подарок – купить стиральную машину «Индезит». 15 августа ее привезли, а ровно через два дня она стала стоить в три раза дороже.

Кто-то за месяц до дефолта потратил 2000 условных единиц на поездку в Италию, что приравнивалось к 12000 рублей. В «черный вторник» потраченная сумма превратилась в 60000 рублей, что сильно подпортило удовольствие от поездки.

Счастливчиком можно назвать того, кто накануне дефолта продал за доллары неновую иномарку, а через пару недель смог купить квартиру и решил бесперспективную на тот момент проблему с жильем.

Впрочем, не всем так повезло. Большинство участников клуба пострадали во время дефолта. Кто-то не смог вернуть деньги, положенные в банк, в полном объеме. Кто-то занимал деньги в долларах, и сумма долга в одночасье выросла в пять раз. Все это тяжелые ситуации, которые рассказчики смогли разрешить без особых потерь. Во всяком случае, они иронизировали над собой, рассказывая о том, как искали выход из сложившегося положения. Даже припомнили характерный для дефолта 1998 года анекдот: посетитель спрашивает у работницы банка, к кому он может обратиться, чтобы открыть счет и положить деньги. Девушка отвечает: «К психиатру!»

У постоянной участницы клуба Ольги Логиновой в мае 1998 года родился сын, но она, как финансист, отнеслась к дефолту довольно спокойно – понимала, что будет происходить. Через четыре месяца все улеглось, люди привыкли к новым обстоятельствам, к новому году цены стабилизировались. Она считает, что российским гражданам не хватает финансовой грамотности. В тучные нулевые, россияне и вовсе расслабились, привыкли тратить и жить на широкую ногу. И тут грянул новый кризис 2008 года, еще более болезненный. Ольга полагает, если у вас есть доход, то 20 процентов от него вы должны куда-то вкладывать: создавать подушку безопасности для того, чтобы спокойно пережить очередной «черный вторник». Август 1998 года должен был сделать нас умнее, осторожнее и финансово грамотнее, считает она. На поверку выходит, что на кризисах греют руки финансовые воротилы, а население становится еще беднее.

– Мы должны понимать, что из каждой такой истории необходимо делать выводы, – говорит Ольга. – Мне становится не по себе, когда я вижу в банке, с какой легкостью люди берут кредиты. Своим студентам говорю: брать кредит можно только тогда, когда дело касается здоровья, жизни или смерти. Во всех остальных случаях, подписываясь под кредитом, вы сознательно делаете себя беднее. Впрочем, когда я, заходя в метро в том месте, где написано «Вход», вижу, как мне навстречу прут мои сограждане вместо того, чтобы идти на «выход», я уже ничему не удивляюсь. Не умеем мы жить по правилам. От этого и страдаем.

Марина Соколовская пригласила к микрофону сотрудника краеведческого музея города Тольятти, который проходит стажировку в Музее первого президента России Бориса Ельцина.

Аркадий поработал с массивом документов президентского Архива. Все это копии на правах оригинала, подчеркнула Марина Соколовская, имеющие отношение к государственным решениям 90-х.

Аркадий рассказал, что в Архиве Президентского центра хранятся документы, имеющие отношение к дефолту 1998 года, связанные с системой ГКО. Например, семимесячная переписка между Правительством России, Центробанком и международной благотворительной организацией «Дети Чернобыля». Суть вопроса: возврат средств, вложенных в ГКО. Участники клуба получили возможность подержать документы в руках, внимательно изучить их.

Ольга Логинова напомнила, что государство помогало вернуть средства только физическим лицам, пострадавшим от дефолта, и то в пределах ограниченных сумм.

Удивительную историю рассказала Людмила Старостова, руководитель отдела развития музея. В 1998 году она была университетским преподавателем с очень небольшой зарплатой. В начале июля Людмила родила дочку, а в августе случился дефолт. Людмила говорит, что ее семью спасло доверие к доллару. Получив декретные еще до рождения дочери, она обратила их в валюту. Поэтому в некотором смысле она даже выиграла в этой ситуации. Но сама ситуация изрядно напугала ее. Людмила рассказала, как используя коляску в качестве перевозки, ходила с месячным ребенком на оптовый рынок, чтобы сделать запасы самых необходимых продуктов. Кроме того, когда подошел сезон овощей, она начала их консервировать едва ли не в промышленных масштабах, чтобы спасти семью от голода. Когда в сентябре она улетала в Ереван к отцу, у нее было ощущение как в популярном фильме «Экипаж», что она спасается, а за ее плечами все рушится. В Армении она с ребенком была на полном отцовском обеспечении. А вот когда вернулась, то долго не могла прийти в себя от цен на продукты первой необходимости. Людмила припомнила, что в канун 1999 года новогодние столы буквально ломились от красной икры, потому что как раз она почему-то не подорожала.

– В тот год все мы вдоволь поели красной икры. Это было приятное дополнение к осознанию того, что кризис мы все-таки пережили. Но главное, что я тогда поняла, что никакой кризис мне больше не страшен, я знаю, что найду выход из любой трудной ситуации, – подытожила Людмила.

Участники клуба пришли к выводу, что любой кризис – это не только потери и разочарования, но и новые возможности. Например, испытать себя – понять, на что ты способен. Кто-то впервые задумался над тем, как выживали родители, бабушки и дедушки в трудные времена. Среди участников клуба нашлись и те, кто говорил, что если бы кризиса не было, его стоило бы придумать. Потому, что он открыл очень важные вещи. Они признавали, что до этого момента жили и действовали автоматически, бездумно тратили деньги, живя одним днем и не задумываясь о крепком материальном основании, откладывая главное «на потом». Кризис показал, что это «потом» может не наступить, или оказаться неважным. Все мы надеемся на лучшее. Предвидеть все невозможно, но можно сделать правильные выводы и заранее позаботиться о собственной «подушке безопасности».

Следующее заседание состоится 10 ноября и будет посвящено советской талонной системе.

1 ноября в Ельцин Центре открылась выставка «Страна отдельных недостатков», которая продлится до середины января. Участники клуба обсудят выставку и расскажут личные истории о талонах и дефицитных товарах в канун последнего десятилетия ХХ века.