Осенние каникулы в «Наукограде Ельцин Центра» завершились успешно. Дети подружились и прибавили в знаниях. Родители довольны, что дети провели время интересно и с большой пользой. И те, и другие мечтают о продолжении. Педагоги анализируют новый формат и думают о том, что предложить будущим участникам в весенние каникулы.

Руководитель детских программ Ельцин Центра Валерия Бармина считает, что городской лагерь для увлеченных наукой детей и подростков успешно освоен. Несмотря на разницу в возрасте – от 5 до 12 лет – коллектив сложился. Они нашли общий язык и стали настоящей командой. С точки зрения Валерии, все прошло замечательно.

– Помимо познавательного контента, какие еще навыки приобрели учащиеся городского лагеря в «Наукограде»?

– Во-первых, командное взаимодействие, способность воспринимать и принимать другого. Дети были разные, с разными возможностями здоровья. День за днем они постигали науку бережного по отношению друг к другу сосуществования.

Ежедневно проходили мастер-классы, где они учились тому, как устроить праздник в самых обыденных обстоятельствах, из самых обыденных материалов, и это во-вторых. Оказалось, что все можно сделать своими руками. Поэтому они в конце получили разноцветные браслеты с надписью «где ты, там всегда праздник».

Благодаря взрослым они осознали, что сами формируют свою реальность. Сами устраивают себе праздники и делают себя счастливыми. Для этого не нужно каких-то удивительных и волшебных вещей – нужны подручные материалы, огромное желание и много-много фантазии.

Третье, не менее важное, – знания, которые они получили о мифологии разных народов. Они не просто так делали русалок, гномов и драконов, но и узнавали, что они значили для той или иной культуры. На мой взгляд, это важный развивающий и познавательный момент.

Четвертое, мы научились существовать в коллективе. Не думать только о себе, и понимать, что любое твое желание должно соотноситься с возможностями и желаниями других. Это тоже оказалось очень важным для них.

Для меня было показательным, что каждый день в семь вечера, когда лагерь заканчивал свою работу, никто из детей не хотел уходить домой. На выпускном вечере я задавала родителям вопрос, как спали ваши дети, они отвечали единогласно: «Как сурки!». Я сама спала после лагеря как сурок. Потому что все дни были очень интересными, подвижными, чрезвычайно насыщенными. Во время динамических пауз дети учились танцевать. Вожатые с ними много занимались подвижными играми.

Еще мы научились тому, что из любого события в жизни, положительного или отрицательного важно сделать правильные выводы. Говорили об этом подробно и обстоятельно. Сделали важное открытие для себя: даже из негативного опыта можно извлекать позитив.

– Добровольцы, они же волонтеры, справились со своими задачами?

– Отлично справились. Для гимназистов 38-й и 9-й гимназий это тоже был бесценный опыт. Они провели здесь все каникулы, правда, их пребывание здесь было разделено на смены, чтобы они тоже могли отдыхать. Их ответственность, забота и потрясающий контакт с ребятами – было удивительно даже для меня. Главным показателем того, что они прикипели к нам всей душой, было то, что, когда прощались с детьми, были и объятия, и слезы.

– Как в настоящем пионерском лагере?

– Как в настоящем. Но была еще особенность, которая заключалась в том, что нам было важно, чтобы каждая минута лагеря была наполнена смыслом. Чтобы не было какого-то бессмысленного времяпрепровождения, и в этом помогали волонтеры. Мы составляли контент лагеря все вместе: придумывали сотрудники отдела детских программ, придумывали педагоги, придумывали волонтеры и, наконец, дети тоже придумывали.

Например, Хэллоуин, который стал центральным событием в лагере, придумали полностью ребята. Мы были у них на подхвате.

– Как вы оцениваете подготовленность детей?

– Это зависит от семьи, от тех мультфильмов, которые они смотрят, тех книжек, которые читают. Это совершенно разное отношение. Что касается родных сказок, мы говорили с ними об этом в последний день. Сидели на большом ковре и обсуждали, кто такие Баба-Яга и Кащей Бессмертный. Русские сказки они знают хорошо. Что касается дальневосточного фольклора, тех же драконов, то это в большей степени было узнавание. Зато «проездом» мы узнали, что такое цунами. Почему Япония островное государство, а Китай материковое? Не могу сказать об их начитанности по части мифологии, фольклора и сказок, но общий уровень эрудиции с моей точки зрения, достаточно высок. Но надо понимать, что это были разновозрастные дети. Старшие подтягивали младших и, наоборот, младшие рассказывали старшим о том, чего те не знают. Это было очень забавно наблюдать.

Осенние каникулы в Наукограде

Видео: Александр Поляков

Сотрудник отдела детских программ в Ельцин Центре Елена Бова не сомневается, что участники проекта «Каникулы в Наукограде» продолжат общение друг с другом.

– Внутри лагеря у них уже сложились теплые отношения. Дальше начинается обычная жизнь. Родители и сами ребята спрашивали нас о том, будет ли новый лагерь. Возможно, у нас они и встретятся. Они хотели бы попасть в новый лагерь уже в январе, но в январе мы не будем отрывать их от семьи. Новый год – традиционно семейный праздник. А вот во время весенних каникул снова всех соберем. И посвящен лагерь будет исследованиям Земли, наукам, которые исследуют прошлое и настоящее нашей планеты.

Сотрудник образовательного отдела Музея Бориса Ельцина, ведущий преподаватель программы «Мой маленький музей» Екатерина Завалишина тоже осталась довольна результатами каникул.

Несмотря на то, что это первый запуск программы, мы были приятно удивлены тем живым интересом к истории семьи, который присутствует и у детей, и у родителей. Участники предоставили сохранившиеся в семье интересные фотографии начала ХХ века, военные снимки 1914 года, письма с фронта Великой Отечественной.

Поскольку мы работали с текстовыми документами и фотографиями, они выбирали сами, каким образом им рассказать о своей семье и какие экспонаты представлять в витрине.

Мы учились разбираться в экспонатах, определять к какому типу исторических источников они относятся, учились заботиться о них. Участники программы узнали, как можно отреставрировать фотографию, как можно восстановить документ. Мы занимались в течение недели, три часа каждый день и в конце представили свои отчетные работы на выставке. Участники были примерно одного возраста – от 7 до 9 лет. Они помогали друг другу, подружились между собой, обменялись контактами в социальных сетях. На итоговую выставку были приглашены друзья и родители, ближайшие родственники и просто знакомые. К витринам подходили посетители музея, и все с удовольствием слушали выступления участников. Каждый из них должен был представить свою экспозицию в витрине и рассказать о своей семье.

Они изучали историю, знакомились с историческими источниками, и теперь знают, как хранить артефакты, как ухаживать за ними. Они смогут самостоятельно продолжить работу внутри семьи и уже целенаправленно собирать архив, менять экспонаты в своих витринах, составлять семейную историю. Нам представляется это главным.

Интерес к проекту со стороны родителей есть, но им хотелось бы, чтобы дети проводили в музее больше времени, чтобы не приходилось забирать их в середине дня. Все они уже нацелены на продолжение.

Весной мы усложним программу. Генеалогическое древо (насколько возможно) они уже составили. И мы обязательно еще больше углубимся в историю, выясним профессии, род занятий предков, составим карты их проживания и перемещения.

Куратор проекта «Мой маленький музей» Анна Бородулина говорит, что исследование истории семьи происходит в несколько этапов. Проект – это повод для детей спросить у родителей: «Кем были мои предки?», направить их интерес.

– Работаем мы непосредственно с предметами. Возраст участников такой, что для них характерно предметное мышление – очень конкретное. Поэтому мы обращаем их внимание на предметы из дома, которые пылятся на антресолях и рассказывают историю их предков. Здесь нельзя говорить о каком-то полномасштабном исследовании – здесь важны диалог между поколениями, коммуникация внутри семьи. Если дети придут к нам в более старшем возрасте, то мы, конечно, будем выводить их на исследовательский уровень. Заинтересуем генеалогией. Привлечем к работе в архивах. А пока наша задача просто сфокусировать внимание, сформировать интерес, чтобы начать создавать историю семьи.

О результатах проекта «Перемена» рассказала его педагог, сотрудник Арт-галереи в Ельцин Центре Наталья Шипилова.

– В проекте участвовали старшеклассники, что стало итогом их недельного пребывания в Студии художника и погружения в теорию и практику искусства?

– У них было завершающее творческое задание: через личное отношение, через разные формы самовыражения они делали финальную работу в стиле «зин» (любительское малотиражное независимое издание – ред.), или «мудборд» (настроенческая доска – способ самовыражения, порождение цифровой эпохи – ред.) по одному из художников или фотографов, чье творчество мы изучали на занятиях. В том числе с использованием тех картин, которые мы разбирали. С информацией, которая им лично показалась интересной или важной. С элементами, присущими тому художнику, которого они выбрали. В оформлении своей работы они обращались к приемам, цветам, графике, которые считали приемлемыми для данного автора. Если какой-то цвет в палитре художника был доминирующим, то они и использовали активно этот цвет в своих работах.

– Они как-то представляли свои работы?

– Конечно, представляли, но больше времени ушло на создание самих работ. Из всего, что смогли найти – не только бумагу и карандаш, но также фломастеры, текстиль, скотч. В процессе занятий у них было упражнение, когда надо было разобрать работу художника на основные элементы, чтобы понять, как художник работает с цветом, линией, перспективой, пропорцией. У каждого художника можно выделить что-то основное и интересное. Они делали искусствоведческий анализ не в тексте, а в форме: резали, клеили, разукрашивали.

– Сколько человек дошло до финала?

– Было одиннадцать, до финала дошли девять. Каждый выбрал своего художника. Мы старались брать художников второй половины ХХ века. У этого курса было достаточно много теории, но также много и практики. На последнем занятии они должны были показать все, чему научились.

– Какого возраста были ваши участники? Как вам показалось, они пришли расширить свой кругозор, или это была уже профориентация?

– От 14 до 17 лет. Для кого-то кругозор, для кого-то действительно профориентация. Для кого-то – подготовка к новому виду экзаменов в школе. Одна из участниц посещает художественную школу и к нам приходит не первый раз. Кто-то просто увлекается самыми разными художественными практиками. Кто-то приехал к тете на каникулы, и тетя таким образом организовала досуг. Кто-то серьезно увлечен математикой и программированием. Кто-то уже давно подкован в этой теме, читает, изучает, часто бывает у нас в галерее. Интересы у всех разные.

– Сложилась ли у них коммуникация между собой?

– Сложилась, но в большей степени это была индивидуальная работа, нацеленная на личное восприятие, на личную работу с информацией. Командных взаимодействий было меньше, чем в прошлый раз. Мы больше говорили на тему восприятия искусства, не только через теорию, но и через практику, работали с ощущением.

– Что вызвало наибольший интерес?

– Нельзя сказать однозначно. У всех по-разному. Кто-то узнает новые имена и это вызывает интерес, кто-то через практику узнает что-то интересное про себя. Любое обращение к творчеству позволяет открыть что-то новое в себе. Что и происходило. Мы задавали вопрос, что они почерпнули из знакомства с очередным художником. Было любопытно наблюдать, насколько разное восприятие у всех, насколько разные мнения.

– Были проблемы с дисциплиной?

– Наоборот, все участники были очень организованы и настроены на работу. С ними было интересно заниматься. Они уже в таком возрасте, что мы общались с ними как с взрослыми людьми.

– Будете продолжать подобные занятия для старшеклассников?

– Это открытый вопрос. Возможно, это будут регулярные встречи раз в месяц, или один раз в две недели. Не то, чтобы школа искусств, скорее знакомство с интересным материалом и последующее обсуждение. Мы думаем над форматом. Новогодние каникулы мы однозначно пропускаем. Вероятно, подготовим что-то к весенним каникулам.

Каникулы в Ельцин Центре незаметно подошли к концу. Каждый день для участников происходили открытия в сфере истории науки, культуры, и искусствознания.

Кто-то открыл для себя Ельцин Центр, и теперь будет бывать здесь чаще, не только на лекциях и семинарах «Наукограда», но и на выставках, творческих встречах, мастер-классах, просмотрах фильмов и презентациях книг.