В Президентском центре Б.Н. Ельцина 8 сентября прошло очередное заседание клуба «Мои 90-е», посвященное на сей раз школе девяностых. Ведущей клуба выступила руководитель экспозиционно-выставочного отдела Музея Б.Н. Ельцина Марина Соколовская.

– Система школьного образования в течение ХХ века несколько раз радикально менялась, – задала тон мероприятию Марина Соколовская. – Это относится к школьным программам, к тому, как дети одевались и вели себя, к тому, какие цели они перед собой ставили.

­– В первый класс мы пошли еще в школьной форме, успели побывать октябрятами, – поделилась воспоминаниями руководитель пресс-службы Президентского центра Б.Н. Ельцина Евгения Капитонихина. – Потом школьную форму отменили, и это стало большим испытанием, потому что у наших родителей денег было немного, и им приходилось выкручиваться. Мы же просили купить модные вещи, которые тогда появлялись. В нашем классе самыми модными были девочки, чьи мамы подсуетились и пошли работать на рынок. Нам же, детям работников завода, перепадало то, что распределяли в цехах.

В результате, по воспоминаниям Евгении Капитонихиной, порой оказывалось, что дети приходили в школу в очень похожей или вовсе одинаковой одежде.

– Также тогда школьники активно обменивались вкладышами от жвачек, это было одним из способов социализации, – поделилась Евгения Капитонихина.

В качестве артефакта из девяностых Евгения представила школьный пенал. Однако воспоминания детства не всегда оказываются радужными: по словам спикера, в девяностые в социуме было и настроение страха, так как общество криминализировалось.

– У нас в классе учились две девочки, которые могли позволить себе модную одежду, и всем девочкам хотелось одеваться так же, – развила тему моды девяностых гостья клуба Оксана. – Денег не было, так что вещи не покупались, а доставались. Это были водолазки разных цветов, джинсовые юбки и жилетки, обязательно джинсы. Самое яркое впечатление – лосины, их нужно было носить с кроссовками и мохнатым свитером. Одежда должна была быть яркой и разноцветной.

Среди ярких воспоминаний школьных лет участников клуба – поездки за город и на экскурсии. Также многие события девяностых, по словам выступавших, были так или иначе связаны с деньгами и материальным положением.

– Помню, как появились платные уроки, – рассказала Марина Соколовская. – Однажды я заплатила за четыре занятия, трех из них не было, и я попросила педагога вернуть деньги. Тогда мне сделали замечание, отметив, что просить учителя вернуть средства неприлично. Я же спросила, прилично ли брать деньги и не проводить уроки. В итоге конфликт был исчерпан.

Продолжая разговор о девяностых, Евгения Капитонихина поделилась воспоминаниями о школьной поездке в Санкт-Петербург, в ходе которой у супруга сопровождающей класс учительницы украли обувь, которую он беспечно снял в поезде и оставил без присмотра.

– В нашем городе Первоуральске продавалось далеко не все, что рекламировалось, и когда мы приехали в Санкт-Петербург, то увидели, что все это продается, – рассказала Евгения. – Herschi, Cola, соки, китайские игрушки. Самой богатой девушкой нашего класса оказалась Настя, дочь врачей, которая ни в чем себе не отказывала. Мы подходили к ней и пробовали то, что она покупала. Помню, я привезла из поездки куклы, тарелки, путеводитель по Санкт-Петербургу с Исаакиевским собором на обложке. Вообще в начале девяностых начали выпускать качественные книги. Помню, зайдя в Санкт-Петербурге в книжный магазин, я увидела красивую и недавно изданную автобиографическую книгу Галины Вишневской. Книга стоила очень дорого, но я ее купила. Мы ее потом читали всей семьей.

Уже спустя годы Евгении Капитонихиной, по ее словам, довелось подписать ту памятную книгу у самой Галины Вишневской.

В свою очередь, участники клуба «Мои 90-е», которые учились в школе уже в «нулевые», подчеркнули, что в учебных заведениях этой поры бросались в глаза прежде всего социальные и материальные различия между учениками. Поделились впечатлениями и бывшие педагоги, которые преподавали в девяностые, среди них – руководитель отдела развития Музея Б.Н. Ельцина Людмила Старостова. По словам Старостовой, в девяностые происходил разнобой в учебниках, так что педагоги имели возможность выбирать их на свое усмотрение. Также, отметила спикер, в девяностые некоторые школы начали заключать договоры с вузами, которые гарантировали выпускникам поступление. Напомнила спикер и о расслоении в обществе.

– Помню, однажды я приехала на барахолку, там были девушки в песцовых полушубках и капорах, и это было образцом шика, – рассказала Людмила Старостова. – Купила серую юбку, синтетическую кофту – и почувствовала себя в этом шикарно, ведь в этой одежде я могла идти в школу и учить детей. Тогда ходовым товаром были «собачьи» шубы. В классе, где я преподавала, учились две девушки, которые прогуливали уроки и никогда не готовились, но ходили в «собачьих» шубах в пол. Эти шубы, как мои ученицы, видимо, полагали, гарантировали им дальнейшую карьеру вне зависимости от результатов обучения.

Впрочем, если девушек в девяностые годы в большей степени волновали вопросы эстетики и моды, то молодые люди имели иные увлечения. Так, по словам Старостовой, ее племянник до сих пор хранит наборы Lego, на приобретение которых собирали средства всей семьей.

– В 1990 году в Екатеринбурге нами была создана крупнейшая и первая частная школа «Гейзер», – поделился воспоминаниями гость клуба «Мои 90-е» Николай Дерягин. – В классах обучались по пятнадцать человек, была отменена школьная форма. Отличникам выплачивались стипендии. Также была изменена программа, мы были знакомы со многими педагогами-новаторами, которые проводили у нас занятия. Была обязательной языковая практика в Великобритании, причем в Лондоне школьники жили в семьях. Поездки для учеников были бесплатными. Однажды произошел курьезный случай, когда наши троечники, отвечая на вопрос принимающей стороны, что они хотят есть, смогли ответить только «хлеб с чаем». На следующий день они выучили слово «сосиски», а поели толком только на третий день. В 1994 году школа прекратила свое существование, и мы передали ее государству.

Выступил и постоянный гость клуба Сергей Жарый, который принес на заседание ряд раритетов из девяностых, в частности, свои школьные прописи. Кроме того, спикер рассказал, что до сих пор бережно хранит любимые игрушки своего детства – трансформеры. Эти игрушки теперь ломает его сын, относящийся к имеющим когда-то особую ценность трансформерам без особого пиетета. Также Жарый показал присутствующим свои школьные фотографии и поделился воспоминаниями о нарушении школьной дисциплины.

Традиционный приз (фирменные блокноты Ельцин Центра с цитатами из «Конституции») в финале вечера получил именно Сергей Жарый, чей рассказ о девяностых показался присутствующим наиболее обстоятельным и интересным.