В Ельцин Центре 7 октября премьерой спектакля «Homo Ludens. Человек играющий» отметил свое двухлетие удивительный театр #ЗАживое.

Как всегда на его спектаклях – аншлаг. В зале – друзья и родители, неравнодушные люди, театралы, которые любят подлинность в искусстве, и те, кто с первого дня с интересом наблюдает за тем, что происходит в этом маленьком живом театре.

#ЗАживое – инклюзивный театральный проект при Президентском центре Б.Н. Ельцина, участники которого – молодые люди с расстройствами аутистического спектра (РАС) и другими особенностями ментального развития, – стали полноправными соавторами актёров профессиональных и любительских театров.

Два года назад, 1 октября 2016 года они собрались, разрезали праздничный торт и поговорили за чаем. С этого момента началась история театра #Заживое. Сегодня она насчитывает четыре спектакля, более трехсот пятидесяти часов занятий, четыре недельных тренинга и два больших фестиваля. А также совместные чаепития, походы в музеи и театры города.

Теперь у них есть своя аудитория, традиции и планы на будущее.

Изначально целью проекта была социализация молодых людей с расстройствами аутистического спектра и другими особенностями ментального развития, создание вместе с ними экспериментальных художественных произведений, раскрытие творческого потенциала участников, распространение информации об аутизме и формирование взвешенного мнения о людях с РАС в современном обществе. Следует отметить, что в основе театра #ЗАживое – взаимный человеческий и профессиональный интерес. Актёры и режиссёр, которые занимаются с ребятами, не рассматривают свою деятельность как волонтерство или благотворительность. Занятия строятся по тем же принципам, что и в обычных театральных студиях.

Вдохновившись «игрой в бисер», описанной в одноименном романе Германа Гессе, они придумали свои правила игры, в которой рождаются новые смыслы, а толчком к ним служат произведения искусства. Так в новом спектакле «Homo Ludens. Человек играющий» его участники предложили свои интерпретации к известным полотнам, фильмам и музыкальным произведениям. Шестнадцать шедевров – шестнадцать оригинальных интерпретаций – шестнадцать эпизодов большого законченного спектакля.

Как готовились ко дню рождения «заживовцы», чем хотели удивить и порадовать зрителей, рассказала руководитель инклюзивных программ в Ельцин Центре, координатор проекта #ЗАживое Елена Возмищева.

– Задумываться начали за несколько месяцев. Особенно волновался Егор, который отличается феноменальной памятью. Он спрашивал у режиссера Дмитрия Зимина каждый день: «Что будет?» Дима отвечал: «Что-то будет…», пока не придумал, наконец, формат будущего спектакля.

– Как вы формулировали для себя задачу? Сделать своего рода отчетный спектакль?

– Ну, нет. Мы хотели, чтобы появилась еще одна точка на нашей карте. Мы не ставим задачу сделать что-то большее. Это они, участвуя в спектаклях, всегда делают нечто большее. Они могут стушеваться, могут удивить, повести себя очень смело, раскрепощенно и с радостью идти на контакт. Есть правила игры и внутри них пространство для импровизаций. Они наполняют это пространство собственными смыслами. Зрителям понравился «Homo Ludens. Человек играющий». Кто-то сказал, что это лучший спектакль за два года.

– Очень трогательным был новогодний спектакль.

– А мне нравится история про свидания. Ни один спектакль не похож на другой. Сколько зрителей, столько мнений. Но вы сами видите на всех наших спектаклях аншлаг, зрители поддерживают нас своим вниманием.

– Кто придумал «Homo Ludens»?

– Дима придумал структуру игры. Я придумала название, потому что знаю, с какой точки зрения Дмитрий рассматривает игру. Это абсолютно свободный процесс, в который может быть включен каждый. В нем с удовольствием участвуют все дети. Он доступен всем. И при этом становится очевидной огромная культурная роль игры. В пост-пост-пост драматическом мире ее невозможно переоценить.

– Хотя Йохан Хейзинги описал эту модель еще в 1939 году.

– Но сегодня она становится особенно актуальной. Читаю выдержки из этой работы и понимаю, что она полностью соответствует нашим представлениям об игре, в том виде, в котором мы ее используем. В #ЗАживом есть такая особенность, что если мы делаем что-то, то нам нужна вертикальная основа. Мы не можем просто сказать ребятам: «Сейчас мы поиграем!». Мы должны предложить им некий материал. Например, повторение картин-мизансцен из спектакля – это же была абсолютная игра.

– Мне как раз хотелось спросить, как это происходило?

– Мы работали следующим образом: показывали ребятам картины, и предлагали рассказать, что там происходит. И если у обычных людей уже хранятся «на полочках» наборы привычных ассоциаций, то наши ребята нас очень сильно удивили. Например, «Крик» Эдварда Мунка («Skrik» – серия картин норвежского художника-экспрессиониста, созданная в промежутке между 1893 и 1910 годами – ред.). Мы знаем, что на ней изображена кричащая человеческая фигура, отражающая одиночество и отчаяние. Для них это человек, потерявший и зовущий свою собаку. И они искренне не нуждаются ни в каких наших подсказках или намеках. Оля – абсолютно самостоятельный человек, сама передвигается по городу, нянчится с племянниками, забирает их из школы, у нее была картина Пикассо «Любительница абсента». Она была в замешательстве. Спросила, можно ли взять картину домой и подумать. Режиссер попросил ее «здесь и сейчас» подумать. Оля очень старательная, дома она произвела целый анализ. Отметила, что руки у дамы испачканы краской, значит она художница. Она придумала целую историю о том, что все нужно делать от души. Мы были ошарашены.

– Кто выбирал шедевры?

– Дмитрий отбирал. А приносили все, и актеры, которые работали в парах. Все записывалось на диктофон. Каждый раз в ходе обсуждения, всплывали новые имена, новые подробности, новые ассоциации, что позволяло создать историю. Выбрали самые интересные. Точно так же выбирали музыку. Надевали наушники, давали послушать. Они сами выбирали музыку, появлялись новые детали и ассоциации.

– Как складывались пары?

– Случайно. Мы стараемся не закреплять за кем-то одного человека, чтобы Ксюша была тьютором Вани, а Катя – тьютором Егора. Наши особенные актеры не должны привыкать к одному человеку. Они должны уметь общаться со всеми. Борис Павлович (один из самых известных в России специалистов по социальному и инклюзивному театру – ред.), когда был у нас в гостях, сказал: «Срочно разбивайте эти парочки!» Не должно быть такого, чтобы наши подопечные могли контактировать только с одним человеком. Надо перемешивать. Это важно для них самих.

– После спектакля у вас состоялась настоящая праздничная вечеринка?

– Да. В нашей 415-й аудитории. Когда Егор узнал, что празднование переносится на 7 октября, он спросил у меня. «Мы будем нарядными?» Быть нарядными в их понимании – это быть в той одежде, в которой они выступают. «А будет торт от Даши Санниковой?» Даша наш друг. Она печет очень вкусные торты и балует нас разной выпечкой. Кром того, нас пришли поздравить родители, актеры и друзья проекта. Ребята всех помнят и с радостью общаются. Для них это большой праздник.

– Самое время спросить вас о планах?

– Следующий спектакль будем готовить уже к 2 апреля – Всемирному дню распространения информации о проблеме аутизма (отмечается ежегодно, начиная с 2008 года – ред.). Наш спектакль будет частью большой программы. В Ельцин Центре всегда очень интересно проходят эти дни. Съезжаются гости – известные эксперты в этой области. Приходят наши друзья. Конечно, и мы будем готовиться.

– Как проведете Новый год?

– У нас есть традиция: мы вместе посещаем новогодние спектакли. В прошлом году мы ходили на «Щелкунчика» у нас в Ельцин Центре – появилось много новых впечатлений. Особенно от общения с Дедом Морозом. Потом мы играли в «Тайного Санту». Они очень любят мультики и сказки. Им нравится, когда к ним приходят актеры в образе героев из сказок и общаются с ними. Будем следить за новогодней программой.

Спектакли проекта #ЗАживое предлагают зрителю освободить сознание от культурных стереотипов, открыть что-то новое для себя. Люди с РАС имеют те же права, что и все. Они хотят ходить в театр, или играть в театре, посещать музеи и кафе, гулять и быть самостоятельными. А ещё они очень хотят, убеждены взрослые участники проекта, общаться с разными людьми. Пока им нужна наша поддержка, потому что те навыки общения, которые приходят к нам с молоком матери, им приходится осваивать специально. Театр им в этом помогает.