В Образовательном центре Президентского центра Б.Н. Ельцина 2 октября начала работу фотовыставка «Белая роза», посвященная немцу с оренбуржскими корнями Александру Шморелю и его товарищам – горстке отчаянных студентов-антифашистов, которые с бесстрашием камикадзе в разгар Второй мировой войны бросились на борьбу с гитлеризмом.

«Белая роза» – так называлось антифашистское движение сопротивления мюнхенских студентов. В 1942–1943 годах группа молодых людей под руководством Шмореля распространяла антинацистские листовки. А затем студенты были схвачены и казнены. И стали символом свободомыслия и немым укором тем, кто знал об их деятельности, но побоялся присоединиться. Спустя годы Александр Шморель был канонизирован Русской православной церковью за границей как святой Александр Мюнхенский.

При поддержке Генерального консульства Федеративной республики Германия в Ельцин Центре появилась фотовыставка, которая позволяет увидеть один из самых трагичных и героических эпизодов истории ХХ века.

– Ельцин Центр работает с историческим наследием, поэтому мы не могли остаться в стороне от темы антифашистского движения «Белая роза», – открыл выставку руководитель департамента программ и общественных связей Денис Корнеевский. – Это тема противостояния человека войне и ксенофобии, и она актуальна. Чем больше будет разговоров на эту тему, тем безопаснее станет наша жизнь.

– Выставку мы показываем с 1999 года, провезли ее по всей России, – продолжил тему Игорь Храмов, президент Оренбургского благотворительного фонда «Евразия». – Мне особенно приятно, что открытие выставки состоялось в Екатеринбурге и в Ельцин Центре. Екатеринбург и Оренбург связывает то, что Наина Иосифовна Ельцина родом из Оренбургской области. Связывает нас и Эрнст Неизвестный, отец и дед которого родом из Оренбурга. Когда я узнал, что один из членов движения «Белая роза» мой земляк, я был потрясен. Степень известности «Белой розы» в Европе соотносима только с известностью «Молодой гвардии» в Советском Союзе. Меня поразила невероятная любовь к России, которую питал Александр Шморель, чья мама была русской. Россия не перестала быть для него Родиной.

По словам Игоря Храмова, отчаянное сопротивление «Белой розы» произвело сильное впечатление на нацистов, так что решение о судьбе Александра Шмореля и его сподвижников принимала фашистская верхушка.

– Мы должны сохранять память о движении «Белая роза», – рассказал в интервью для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина генеральный консул Федеративной Республики Германия в Екатеринбурге Штефан Кайль. – «Белая роза» – очень важное для Германии движение, которое показало, что далеко не все последовали за Гитлером, это было сопротивление его режиму.

– Почему об истории Александра Шмореля так важно помнить сегодня и что она значит лично для вас?

– Это важно потому, что мы боремся за демократию, верховенство закона, права человека. Важно помнить, что мы не одиноки в борьбе за эти ценности. В прошлом году я побывал в Оренбурге, где мы отмечали день рождения Шмореля. Я восхищаюсь Александром Шморелем и его друзьями.

Игорь Храмов рассказал о впечатлении, которое производила выставка «Белая роза» на зрителей в разных городах России. По его словам, посетители не всегда были способны в полной мере оценить подвиг Шмореля и его значение для захваченной нацистами, но непокоренной Германии.

– Когда читаешь документы гестапо, там написано, что «Белая роза» – якобы крупная, хорошо законспирированная, разветвленная организация, финансируемая не то из Великобритании, не то из США, – говорит Храмов. – Когда группу арестовали, они признались, что понимали, что им грозит смертная казнь, знали, на что шли, но не могли поступить иначе. Они не ставили целью свержение Гитлера, но считали, что своими листовками разбудят нацию. И их тексты до сих пор относятся к литературному наследию Германии. Молодые люди отправились с листовками в народ, а народ пошел с листовками в гестапо: кто-то не разделял позицию участников группы, а кто-то опасался, что это провокация.

– Чем вас заинтересовала тема? Тем, что Александр Шморель – ваш земляк?

– Взялся я за эту тему потому, что германист по образованию и работал в Германии. В августе 1998 года бросил все и полетел в Мюнхен. На тот момент я работал начальником Управления международных связей администрации Оренбурга, но взял отпуск и улетел. Потом произошел дефолт, и я понял, какой удар нанес своим поступком семейному бюджету. Но это определило мою судьбу, потому что я занимаюсь выдающимися оренбуржцами, оставившими след в истории нашего города.