В Ельцин Центре в Екатеринбурге 6 сентября прошла первая встреча проекта «Бай, бай, стигма!», посвященная ВИЧ-инфицированным людям. Стигма – это навешивание социальных ярлыков на окружающих и нежелание расставаться с предрассудками.

Шесть приглашенных гостей вместе с телеведущей Оксаной Маклаковой развенчивали мифы о ВИЧ и отвечали на вопросы аудитории с предельной откровенностью.

По данным Свердловского регионального фонда «Новая жизнь», каждая 40-я пара области является дискордантной. Это значит, что один партнер ВИЧ-положительный, а другой – ВИЧ-отрицательный.

– Если человек с ВИЧ принимает антиретровирусную терапию, то он безопасен для своего партнера, – объяснил руководитель проекта о дискордантных парах «Вместе: плюс и минус» Александр Чебин. – На уровне дискордантной пары проблема отношения к ВИЧ решена. Затруднения могут возникать на ранних стадиях знакомства, когда раскрывается статус одного из партнеров.

Елена Иванова – петербурженка с открытым ВИЧ-статусом. Она живет в дискордантной паре. Несмотря на все ее опасения, муж и дети Елены здоровы.

– Когда у меня появился первый ребенок, первую неделю я ходила вокруг него и думала: «Если его поцелую, заражу его ВИЧ-инфекцией или нет?» Сейчас понимаю, что это звучит смешно. Но в тот момент я была зациклена: «Могу, или не могу?». То же самое испытывала в отношениях с мужем. Очень сложно было через себя перешагнуть, – делилась воспоминаниями Елена. – Во время первого ВИЧ-теста у ребенка я понимала, что все должно быть хорошо, но те десять минут для меня были вечностью. И когда я увидела два результата, положительный свой и отрицательный у ребенка, я поверила в дискордантную пару.

Участники встречи попытались разобраться, откуда берется стигма. Для этого гости посмотрели видеоролики, подготовленные студией молодежного телевидения «Айсберг ТВ». На видео школьники отвечали, что они думают о дискордантных парах и о способах заражения ВИЧ. Старшеклассники несколько раз назвали ВИЧ-отрицательного партнера в дискордантной паре «жертвой». Гости пришли к выводу, что все предрассудки – от незнания.

– Не согласен, что стигма берется от незнания, – возразил собравшимся Виталий Мельковский, житель Екатеринбурга с открытым ВИЧ-статусом. – Я столкнулся с неприятными высказываниями в свой адрес от родственников моего последнего партнера, которые были прекрасно осведомлены о ВИЧ-инфекции и о способах, как избежать заражения. Тем не менее, они позволяли себе в социальных сетях писать обо мне: «А нельзя было найти нормального?»

– По поводу твоей истории, – вмешался Петр Головин, еще один екатеринбуржец с открытым ВИЧ-статусом, – есть такая категория людей, что будь ты на сто процентов здоров, они все равно сожгут тебя на костре.

Гости обсуждали, когда детям необходимо говорить о ВИЧ. По словам Александра Лесневского, психолога свердловского центра СПИДа, профилактика ведется с детского сада, где детям, например, говорят, что нельзя трогать найденные шприцы. В 7–8 классах стоит говорить о ВИЧ более серьезно. И даже профилактические уроки в школах не препятствуют распространению стигмы.

– Сотрудник школы проводил у нас профилактический урок по ВИЧ-инфекции, – вспоминает Юрий Исаев, первый подросток с открытым ВИЧ-статусом. – В конце он добавил: «Вот тут сказали, что целоваться все-таки можно, но знаете, у людей зубы могут кровоточить, так что вы заразитесь. Я бы советовал воздержаться от поцелуев». Наглядный пример, что стигма есть в школах.

Выяснилось, что предрассудки о ВИЧ-инфицированных широко распространены в медицинском сообществе. Елена Иванова убедилась в этом на личном опыте:

– Как-то будучи беременной вторым ребенком, я вызвала скорую помощь, и фельдшер меня спросил: «А зачем вам второй?» На мой вопрос, с какой целью он интересуется, мне ответили: «Он же все равно больной родится». Это еще несерьезный случай, я знаю о ситуациях, когда ВИЧ-инфицированным отказывали в экстренной медицинской помощи. Считаю, что это неприемлемо для двадцать первого века.

На встрече также развеивали мифы о способах заражения ВИЧ, в том числе распространенный миф о возможности заразиться во время маникюра.

– Технически не очень понятно, как специалист по маникюру может кого-то заразить, – заявил Александр Лесневский. – Картина должна выглядеть как-то так: есть одна клиентка, которой специалист прорезал кутикулу. Он подождал, чтобы пошла кровь, измазал инструмент в крови, и пока она не высохла, добежал до следующей клиентки и воткнул ей инструмент в руку, – заключил Александр под общий смех.

Запущенный проект «Бай, бай, стигма!» будет проводится регулярно и расширять представление о людях, рядом с которыми мы живем. Участники следующей встречи обсудят предрассудки и мифы о тех, кто вышел из мест лишения свободы.