В Арт-галерее Президентского центра Б.Н. Ельцина 16 августа открылся уникальный выставочный проект «Август-91. Личные истории».

Проект, выполненный с использованием современных дизайнерских технологий, рассказывает о судьбах девяти человек – свидетелей и участников событий августовского путча 1991-го. Финансовую поддержку проекту оказал Президентский центр Б.Н. Ельцина, а подготовлен он Центром документальной фотографии «ФОТОДОК», дизайн – студии «Мел».

Открыли выставку первый заместитель исполнительного директора Президентского центра Б.Н. Ельцина Людмила Телень, фотограф-журналист, продюсер и руководитель Центра документальной фотографии «ФОТОДОК» Александр Сорин и руководитель Арт-галереи Ельцин Центра Илья Шипиловских.

– Это очень важный проект, – сказала Людмила Телень. – Идея его автора Александра Сорина – в том, чтобы рассказать об августе 1991-го, заглядывая в лица людей, которые пришли к Белому дому. Часто мы воспринимаем исторические события как нечто монолитное. Говоря об августе 91-го, вспоминаем обычно большое количество людей на площадях, которые стояли плечом к плечу в разных городах страны, защищая новую Россию. Но мы не знаем их имен, мы не представляем, как сложилась их дальнейшая жизнь.

Наша выставка – это едва ли не первая попытка рассказать истории не политиков, а обычных людей, защищавших Белый дом. Среди наших героев есть люди, которые остались верны своим взглядам, есть те, кто разочаровался. Есть те, чья жизнь сложилась благополучно, и те, кто потерпел неудачу. В выставке нет идеологической заданности, ее авторы не пытались собрать истории только сторонников Бориса Ельцина, людей, которые и сегодня верны демократическим принципам. Изначально была задача найти очень разных людей. Полагаю, для объективности картины это очень правильно: в истории нет черного и белого, все сложнее и объемнее. Работа Александра Сорина – честная попытка «собрать» большую историю из личных историй тех, кто был участником августовских событий.

По словам автора проекта Александра Сорина, идея выставки возникла год назад, и год ушел на то, чтобы собрать материал и представить его в мультимедийных форматах.

– Выставка – книга из девяти глав, которая может продолжаться до бесконечности, – сказал Александр Сорин. – Самым сложным было не пытаться корректировать, или направлять собеседников. У некоторых из моих респондентов события 1991 и 1993 годов совпали в памяти. Мы не поправляли собеседников – то, как они ошибаются, вспоминая август 91-го, на наш взгляд, тоже важно и показательно.

Москва, ставшая эпицентром российской истории 19–21 августа 1991 года, запечатленная в фотографиях, лицах, судьбах. Короткие, как сообщения в соцсетях, реплики людей, переживших августовский путч и осуществивших переоценку ценностей некоторое время спустя, рассказы о них, тоже короткие и емкие. «Мы подходили к танкам, стучали по броне, и раздавали солдатам Евангелия, обращение Ельцина и обращение депутатов Моссовета. Передали более тысячи книг», «Революцию надо смотреть в жизни только раз, и тогда все становится понятным. Опыта 1991 года мне хватило полностью, я больше никуда не ходил», «Запомнилось, как ухоженная женщина на шпильках поднялась по ступенькам Белого дома с двумя громадными свертками, в которых притащила осетрину для защитников: «Вы же здесь голодные, пришла покормить ребят. У меня двое сыновей, когда-нибудь они спросят: «Мама, где ты была в эти дни?», «Я был патриотом и хотел укреплять оборону, но «Огонёк» и телетрансляции выступлений депутатов изменили мои взгляды», «19 августа сын Илья позвонил мне на работу и сказал: «Я пойду защищать Белый дом». Я, естественно, рванула туда и нашла сына уже там», «Решение поехать к Белому дому далось ему непросто. Шансы на победу казались мизерными. Если бы ГКЧП победил, появление офицера среди защитников Белого дома могли квалифицировать как военное преступление. В лучшем случае осудить за дезертирство, а то и обвинить в мятеже», «Путч Осипов провел на баррикаде номер шесть. Ее занимала неформальная тусовка с Арбата, в том числе панки, хиппи и рокеры».

– Проект и подход Александра Сорина сразу показались мне интересными, – прокомментировала Людмила Телень. – Идея проекта заключалась не в том, чтобы «отшлифовать» действительность и показать только убежденных защитников Белого дома или, напротив, людей, которые разочаровались, а найти разных героев, с разными судьбами и взглядами. Мы не знали изначально, кто именно станет героем выставки. Александр Сорин с командой провел огромную подготовительную и, я бы сказала, исследовательскую работу.

– Насколько органично выставка вписалась в контент Ельцин Центра?

– Выставка дополняет контент Музея Б.Н. Ельцина – события августа 91-го года представлены в экспозиции очень масштабно и эмоционально, но сделано это широкими мазками. На выставке же выбран ракурс, который невозможно реализовать в музее: мы выбираем судьбу никому не известного человека, видим, как менялась его личная история, какие счастливые моменты и разочарования пережил, как трансформировались его взгляды. Это принцип «меченого атома», который часто выбирают журналисты в своих репортажах, вплетая судьбу случайно выбранного человека в контекст большого события. Именно этот принцип использован в «Личных историях».

– Своего рода увеличительное стекло, когда через судьбу одного «маленького» человека можно увидеть большую историю?

– Да, когда ты видишь не массы людей, которые творят историю, но – конкретного человека, через судьбу которого эта история прошла.

Посетители выставки с интересом и не один раз обошли экспозицию, сочетающую все формы донесения информации – текстовую, фото, видео и аудио.

– Пространство выставки интересное, насыщенное, концептуальное, таких выставок должно быть больше, – сказал посетитель выставки, генеральный директор рекламной группы «Аллигатор» Андрей Шишмаков.

– Впечатлений очень много, некоторые персонажи очень интересны, - поделился впечатлениями музыкант Глеб Вильнянский. – Соглашусь, что детали очень важны для воссоздания истории. Помню, я тогда прибежал на площадь, и там стояла коробка для партбилетов. Деталь, которая лучше любых слов говорит о том, что происходило в те дни в КПСС.

– У меня собрано много личных историй, связанных с 1991 годом, в основном это истории представителей технической и гуманитарной интеллигенции, - рассказал в интервью для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина Александр Сорин. – Мне было очень интересно выбрать в качестве героев разных людей. В один из своих приездов в Екатеринбург я зашел в Ельцин Центр, в Музей Б.Н. Ельцина, который произвел на меня огромное впечатление. Но история, представленная в экспозиции, обрывается 31 декабря 1999 года. Зал Свободы – такая финальная эмоциональная точка, которая для меня не отменяет вопрос: а что с участниками событий 90-х стало сегодня? Мне было очень интересно узнать, что в новой стране стало с людьми, участвовавшими в событиях 1991-го: устроились они в жизни или нет, как сегодня они видят себя тогдашних и ту ситуацию. Мне кажется, что это более важно, чем даты. Лично я не помню более эмоционально-позитивного события в своей жизни, чем то, которое произошло в августе 1991-го.

– Как проходил, условно говоря, кастинг участников проекта?

– Мы познакомились с большим количеством людей, спрашивали об их контактах, я «бросал клич» в Фейсбуке, расспрашивал друзей-журналистов, обращался в «Мемориал». Задача была найти непохожие друг на друга биографии с разной эволюцией взглядов. Однако это не социологическое исследование – это очень интересная история, которую можно перерабатывать и продолжать искать новые повороты сюжета.

– Что может дать информация, представленная на выставке, молодежи с очень неопределенным представлением о событиях начала 90-х?

– Понимание того, как взгляды людей менялись в силу обстоятельств даже у соратников, как у каждого из них складывалась своя судьба. Думаю, если бы мы встретились лет через пять, то истории могли бы быть другими, потому что ситуация не замороженная и не законсервированная, одно и то же событие воспринимается по-разному. И это откровение для людей, которые считают, что история – монолит с единственно возможной трактовкой, побудительными причинами и выводами. Тогда как история – своего рода бурлящий котел.