Алла Гербер: «Геноцид распространялся и на память»

21 февраля 2020 г.Татьяна Филиппова
Алла Гербер: «Геноцид распространялся и на память»

В рамках «Недели памяти», посвященной Международному дню памяти жертв Холокоста, в Ельцин Центре 30 января открылась уникальная мультимедийная выставка «Спасители», посвященная российским праведникам.

Церемонию открытия провела писатель-публицист, общественный деятель, президент фонда «Холокост» Алла Гербер.

Проект «Спасители» впервые рассказывает о 241 российском Праведнике народов мира из двадцати регионов бывшего СССР, которые, рискуя жизнью, укрывали евреев на оккупированных территориях. Проект – это не только таблички с именами, но и интервью, рассказы об этих людях и их гражданском подвиге.

На открытии присутствовали президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов, посол ФРГ в России Геза Андреас фон Гайр и президент ГК «Ренова» Виктор Вексельберг.

Приветственное письмо Генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша зачитал директор Информационного центра ООН в Москве Владимир Кузнецов. Перед собравшимися выступил гость Ельцин Центра – телеведущий Леонид Якубович. На открытии выставки были также мэр Екатеринбурга Александр Высокинский, представители дипломатических миссий и общественных организаций.

Алла Гербер подчеркнула, что ей особенно приятно открывать эту выставку в городе, где жил очень дорогой для неё человек – Борис Николаевич Ельцин.

– Жертвы Холокоста – шесть миллионов человек – это жертвы палачей, которых было не меньше. Палачи же – это те, кто доносил, душил, гнал, разрабатывал индустрию смерти, и те, кто поддерживал их. А вот спасителей было гораздо меньше, но это самое удивительное, что было и есть в истории XX века. Спасители – прежде всего люди. Потому, что те, кто убивал – это нелюди. И только благодаря спасителям мы понимаем, что человек может оставаться человеком в любых условиях.

Видеозапись встречи с писателем Аллой Гербер в Ельцин Центре

Юрий Каннер рассказал, что в январе сопровождал президента России в поездке на форум, посвященный памяти жертв Холокоста. В Иерусалиме собрались лидеры более пятидесяти стран, но нигде не было столько людей, как у отеля, где разместилась российская делегация. Израильтяне тяжелы на подъем, констатировал президент Российского еврейского конгресса, но там их собралось великое множество.

– Я вспоминал, какими были отношения между Израилем и Советским Союзом. И как нелегко было быть евреем в то время. С особым чувством нахожусь здесь, в Президентском центре Бориса Ельцина – он первый такой в России. Трудно переоценить роль Ельцина в истории. Тем, как мы сегодня живем, мы обязаны ему. На этой неделе в пятидесяти регионах России прошли памятные мероприятия, посвящённые памяти жертв Холокоста. За это хочу поблагодарить моего товарища, благодаря которому многие из этих мероприятий состоялись – руководителя Федерального агентства по делам национальностей Игоря Баринова. Спасители, праведники народов мира – это новая для России тема. И мы впервые смогли поднять её на государственную высоту. Праведники для меня, – сказал Юрий Каннер, – это подтверждение присутствия бога на земле.

Он поделился воспоминанием о встрече с одним из таких спасителей, когда в возрасте пяти лет с прадедом ходил в гости к нему, чтобы узнать судьбу пропавших родственников. Этот человек в годы войны укрывал у себя в доме еврейскую семью. В этом местечке на Украине до войны проживало 1200 евреев. Когда пришли оккупанты, выбор у евреев был только один: либо расстрельный ров, либо газовая камера. 750 погибли в первые дни. Войну пережили трое. Двоих из них спас тот самый пожилой поляк.

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев поблагодарил создателей проекта и поздравил присутствующих с открытием выставки.

– Сегодня мы говорим о людях, которые ценой собственной жизни и жизни своих близких спасали гонимых людей. Их осталось в живых совсем немного, низкий поклон им! Цель проекта – рассказать об этом уникальном явлении. Сила его в том, что ужасам холокоста он противопоставляет идеи гуманизма и человечности, что не может не волновать ныне живущих – нас с вами.

Руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов приветствовал пришедших на открытие выставки.

– Сегодня не один раз прозвучали страшные цифры – шесть миллионов евреев, погибших в годы Второй мировой войны. Когда ты начинаешь знакомиться судьбой конкретного человека, конкретной семьи, становится ещё страшнее. Подкатывает комок к горлу. У многих вижу слезы на глазах. Массовое уничтожение целого народа ничем невозможно оправдать. Почему так важно сохранять память о Холокосте? Потому, что тогда это был еврейский народ, но если мы забудем о том, что случилось с ними, то завтра это может быть кто угодно: латиноамериканцы, татары, русские. Идеология человеконенавистничества каждый раз просачивается то в одной, то в другой стране мира. Именно поэтому мы должны помнить о жертвах Холокоста, о тех, кто спасал их. Мы должны открывать такие выставки каждый год, неустанно поднимая эту тему, чтобы чудовищная трагедия Холокоста нигде и никогда не повторилась.

Председатель Попечительского совета Еврейского музея и центра толерантности в Москве, председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг рассказал, что тема праведников-спасителей имеет для него сугубо личное значение. Его тётя была спасена украинской семьей. Она провела в землянке четыре года. Всё это время не видела солнца, выходила только по ночам, но осталась жива. Потом эмигрировала в Америку и очень просила его разыскать на Украине этих людей, чтобы отдать им дань благодарности. Он нашел уже только их детей, но и они просили не разглашать факт спасения, потому что спустя много лет в том же местечке существовали проявления антисемитизма.

– Международные дни памяти жертв Холокоста, открытие выставки «Спасители» напоминают нам о том, что величайшая трагедия ХХ века не забыта. Мы должны передать нашим детям и нашим внукам эту великую память. Когда вы пойдете на выставку, то увидите, что там есть пустые таблички. Это люди, имена которых нам еще предстоит открыть, чтобы отдать им дань памяти и чести, – Виктор Вексельберг.

Чрезвычайный и Полномочный посол ФРГ в России Геза Андреас фон Гайр в своем приветствии поблагодарил Российский еврейский конгресс и Ельцин Центр за приглашение на открытие выставки «Спасители», посвящённой гражданам России, удостоенным звания праведников.

– Праведники были смелыми мужчинами и женщинами, которые рисковали своими жизнями во имя спасения других. История каждого из них потрясает мужеством и человечностью. Сегодня я здесь, чтобы подчеркнуть, насколько важна для нас немцев память о Холокосте. На памятной церемонии в Аушвице, прошедшей три дня назад, федеральный президент Германии Штайнмаер сказал: «Аушвиц – это место ужаса. Мы знаем, какую боль причинили немцы другим народам и с трудом подбираем слова, чтобы описать этот ужас». Ни одна страна, ни одно общество не могут убежать от своей истории. Мы, немцы, знаем, что должны честно смотреть в глаза своей истории, такой, какая она есть. Без честной памяти не может быть никакого примирения. Мы благодарны за то, что это примирение стало возможным после 1945 года, после войны, после Аушвица.

Во время открытия выставки детскими воспоминаниями поделились те, кого укрывали спасители в дни оккупации – Олег Маркович и Семен Спектор.

Поминальную молитву прочел главный раввин Екатеринбургской синагоги Зелиг Ашкенази.

Почетным гостям Ельцин Центра Юрий Каннер вручил памятные медали, напоминающие об открытии выставки «Спасители».

Выставка подготовлена Российским еврейским конгрессом при поддержке Правительства Москвы, Федерального агентства по делам национальностей, Центром «Холокост», компанией «ФОРЭС» и проектом Arzamas.

На следующий день Алла Гербер посетила Музей Бориса Ельцина. В своем интервью она поделилась впечатлением о нём.

– Вы впервые оказались в Музее Бориса Ельцина, какое он на вас произвел впечатление?

– Это не впечатление, а скорее потрясение. Комплекс сложных и противоречивых чувств. Противоречивость не связана с блистательной экспозицией, а с именем Ельцина и сложным отношением к нему сейчас. Музей не просто напомнил, а заставил прожить это время – меня, которая была внутри этих событий. Я была депутатом первой Думы, во фракции Гайдара, которая пыталась менять законы и нашу жизнь по-настоящему. Несколько раз виделась с Борисом Николаевичем. Я организовала слушания в Думе об опасности фашизма в стране, победившей фашизм. После этого у нас была общая встреча с Ельциным. Тогда я сказала ему, что идёт новая волна антисемитизма и неофашизма. Он ударил кулаком по столу и сказал одно слово: «Никогда!». В этом смысле он был человек удивительный, абсолютно лишённый ксенофобских настроений и даже намёков на это. Экспозиция вернула меня в собственную жизнь, когда я была писателем, журналистом. С группой друзей-единомышленников создали независимое движение писателей «Апрель».

– Об этом рассказывает одна из экспозиций музея.

– Потом я попала в «Демократическую Россию», работала с Галиной Старовойтовой. Я была не из тех, кто шёл на митинги за Бориса Николаевича, я была одним из организаторов этих митингов. И самого крупного из них на Васильевском спуске. Конечно, это всё – моё. Поэтому для меня было так страшно прийти сюда. А вдруг что-то войдёт в противоречие с моими собственными воспоминаниями. В результате потрясена глубиной этой экспозиции. Она замечательно сделана. Идея семи дней творения – великая идея. Экспозиция дотошная, скрупулезная, архивно богатая. Удивительное место для того, чтобы не просто смотреть, а думать, искать, переосмысливать, писать диссертации и книги. Здесь можно набрать очень много материала. Это потрясает. Но самым главным для меня было то, что оно совпало с моей памятью. Меня не было в Москве в августе 1991 года, я была в Доме творчества в латвийских Дубултах. Когда узнала, что в Москву вошли танки, ничего не понимала, и не только я. Потом по телевизору стали показывать «Лебединое озеро». В какой-то момент увидела на экране в толпе своего сына. Было ощущение, что пришёл конец всему, не только стране и режиму. Когда сегодня шла по музею, мне всё время хотелось плакать. Это возвращение к самому главному периоду моей биографии. Радовалась приходу Ельцина и была огорчена, когда поняла, что у него нет сил, и что, по-видимому, он уйдет ещё до того, как попрощается с нами.

Ему было трудно. Как сказала Елена Боннэр во время митинга на Васильевском спуске – в стране не должно победить быдло, которому нужна только колбаса... К сожалению, эти слова можно повторить и сейчас. Серые наступают и серые побеждают.

Третьего октября 1993 года я была в Москве и случайно оказалась в Кремле. Казалось, там даже не было охраны. Мы ходили по совершенно пустому двору в полной растерянности. Многие не понимают сегодня, насколько это была тяжёлая ситуация, когда Гайдар, чтобы поддержать Ельцина, обратился к москвичам. Это был колоссальный риск – призывать невооружённых людей на улицы, где стоит армия. Ельцина поддержал народ, и прежде всего интеллигенция. Однако до сих пор люди не понимают, что тогда происходило на самом деле. А здесь, в музее образно показано, что всё это было на грани. Шёл Макашов и вместе с ним фашизм. Я бы даже усилила некоторые моменты. Многие до сих пор считают, что Ельцин обрек людей на гибель. Надо, чтобы каждый, кто сюда пришел, уходил с четким пониманием того, что Ельцин спас страну от гибели, спас от гражданской войны.

Можете считать это моей просьбой к создателям музея – усилить это место. Вы скажете, надо более подробно читать документы, а я вам отвечу, что люди идут по музею и у них нет времени останавливаться и читать документы. Те, кто сюда приходит, должны понимать, что по-другому чем то, как поступил Ельцин 3 октября, поступить было невозможно. Большинство не знает, насколько сложно было Борису Николаевичу принимать некоторые решения.

В конце 1994 года Гайдар пригласил группу друзей в Новый год, на открытие какого-то нового санатория в Белоруссии. Сказал: «Собирайте команду, полетим!». Были Искандер, Розовский, Нечаев, Мау и другие замечательные люди. Когда мы уже должны были лететь, позвонил Егор Тимурович и сказал, что не едет: «Началась война!». Он был в тревожном состоянии. Я сказала ему, что это не может быть серьёзно. Он ответил: «Ошибаетесь! Это очень серьёзно, и не на один день!». Этот момент – Чеченская война – должен быть еще больше раскрыт. Ельцин, конечно, был сложной фигурой, неоднозначной.

Помню, когда в Москву прилетела Хиллари Клинтон, она собрала известных женщин на обед. И там Наина Иосифовна рассказала, как трудно Борису Николаевичу. Такой исповеди прежде я никогда не слышала. Она говорила, что он был комсомольцем, коммунистом. Это было для него и верой, и религией; и как тяжело было с этим расставаться. Это и тревога, и бессонные ночи, и наконец, болезнь сердца. Она произнесла тост, мы все за него выпили, пожелав ему крепкого здоровья. Хилари Клинтон плакала, и мы вместе с ней. Это та правда, о которой вы нигде не прочтете. Было понятно, как человеку, рождённому той системой, воспитанному в ней, было трудно менять страну и, прежде всего, себя. Это должен знать каждый и об этом ему должен рассказать музей.

– У нас был Леонид Парфёнов. Он отказался от экскурсовода и провел в музее несколько часов, просматривал документы и хронику… Сказал, что открыл для себя несколько уровней.

– Парфёнов – необычный посетитель. Он опытный и дотошный журналист. Для обычного посетителя эта мысль должна быть более доступной. Ельцин рушил политическую систему и одновременно многое менял в себе. Ему было архитрудно. Когда ты это понимаешь, его фигура становится еще более масштабной. Тем более сейчас, когда так много нападок, касающихся и 3 октября, и экономики. Сейчас, думаю, не надо было приостанавливать реформы, мы пережили бы несколько тяжелых лет, но потом бы все наладилось. Гайдар очень страдал оттого, что не был понят. За две недели до его смерти мы с ним сидели и разговаривали. У нас был очень откровенный разговор. У него стояли слёзы в глазах. «Как так получилось, что меня не поняли?!» Я ему ответила: «Егор, читайте русских классиков. Вы же в этой стране проводили реформы, а не в какой-то другой».

И все-таки они старались. Благодаря Ельцину и его единомышленникам мы живем в другой стране.

Алла Гербер о Музее Ельцина

Александр Мехоношин

– Какими были ваши 90-е?

– 90-е сделали нас всех людьми. Они дали нам чувство свободы во всём. И в том, как сказать, и в том, как думать. Люди впервые могли открывать новые предприятия, воплощать новые идеи и новые проекты. Слово «новый», «новое» – из 90-х. У нас появилось множество новых возможностей. И это есть до сих пор. 90-е – это распахнутые двери в другую жизнь, в другой мир. У Ельцина была такая международная политика, что мы могли найти со всеми контакт, возникали новые связи, новое сотрудничество. Ельцин пытался сделать Россию одной из европейских стран. А сейчас нас развернули обратно. Видел бы это Борис Николаевич! Многими он до сих пор не понят и не оценен. Этот музей, конечно, великий музей. Сюда, конечно, приезжают, но это ведь не вся Россия.

– Приезжают целыми классами из Новосибирска, Владивостока, Барнаула. Известный преподаватель истории Тамара Эйдельман не первый год привозит сюда своих гимназистов.

– Мечтаю привезти сюда своих внуков. Я – человек, который был близок ко всем этим событиям, но сама оказалась в музее первый раз. И счастлива, что побывала здесь, хотя мне всё время хочется плакать. В моей жизни всякое было, но этот момент свободы, может быть, самый важный для меня. В 90-е мы создали Центр, а затем фонд «Холокост». Это было бы невозможно ни в какое другое время. Ельцин меня просто благословил на это. Только при нём можно было говорить о Холокосте. Раньше это была закрытая тема. Геноцид распространялся и на память. По очень многим вопросам. Ельцин открыл архивы, и тем самым подарил нам право знать, что происходило на самом деле. Когда в музее я вошла в его кабинет, мне показалось, что он сейчас встанет из-за стола и скажет мне: «Здравствуйте!», а я ему отвечу: «Как я рада нашей встрече!». В музее Ельцина она произошла. Спасибо всем его создателям.

Другие новости

Новости

Наина Ельцина –​ о самоизоляции: «Работаю над книжкой кулинарных рецептов»

Наина Ельцина –​ о самоизоляции: «Работаю над книжкой кулинарных рецептов»
Живущая последние две недели в режиме самоизоляции из-за эпидемии коронавируса Наина Иосифовна Ельцина работает над книгой кулинарных рецептов. Об этом она сообщила сегодня, отвечая на вопрос корреспондента информационного агентства ТАСС: – Должна признаться, что сначала я недооценила размах эпид
27 марта 2020 г.
Лекция

Счастье: жизненный ориентир или вредная иллюзия?

Счастье: жизненный ориентир или вредная иллюзия?
В кино-конференц-зале Ельцин Центра 12 марта прошли первые дебаты новой серии мероприятий «Вопрос спорный», которые были посвящены теме счастья.
26 марта 2020 г.
Выставка

Девушки 80-х

Девушки 80-х
К открытию выставки «Девушки 80-х» Музей Бориса Ельцина подготовил специальную женскую программу. Так, 7 марта в фойе музея состоялась точечная экскурсия в формате «Полной версии», посвящённая публикации первого русскоязычного издания Burda Moden, которое произвело в сознании советских женщин настоящую модную революцию.
26 марта 2020 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.