Страсть к коллекционированию – болезнь с позитивным знаком

15 ноября 2019 г.Михаил Лузин
Страсть к коллекционированию – болезнь с позитивным знаком

В рамках образовательной программы выставки «Художники русского зарубежья в изданиях livre dartiste» 6 ноября в Ельцин Центре прошел круглый стол, посвященный коллекционированию произведений искусства. В нём приняли участие директор Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина Марина Лошак и два известных коллекционера: руководитель компании «Микроинформ» Борис Фридман и кардиохирург Михаил Алшибая. Модерировал дискуссию журналист и телеведущий Владимир Раевский.

– Для чего вам это? – обратился Владимир к коллекционерам с первым вопросом.

– Чтобы было интересно жить, – последовал ответ Бориса Фридмана. – Для меня это не инвестиция, скорее это среда, в которой я существую. Если это и накопление, то в хорошем смысле: человек собирает то, что нравится ему самому и его друзьям.

Борис владеет большой коллекцией livre d’artiste – дословно – «книг художника», хотя этот термин не рекомендуется переводить на русский язык. Это художественный жанр, зародившийся в начале XX века благодаря французскому арт-дилеру Амбруазу Воллару. Жанр предполагает выпуск небольшого – 100–200 экземпляров – коллекционного тиража той или иной книги, причём литературное произведение здесь отходит на второй план по сравнению с замыслом и фигурой художника.

Один из ярких примеров – Сальвадор Дали, создавший иллюстрации к «Алисе в Зазеркалье» или Пикассо, выпустивший 156 подобных изданий. Livre d’artiste выпускались на лучших сортах бумаги, в их оформлении использовались различные техники печати: офорт, литография и другие. Листы, как правило, без всякого переплета помещались в специальные коробки или футляры. Всё это можно будет увидеть с 8 ноября по 19 января в Арт-галерее Ельцин Центра.

– Страсть к коллекционированию – это заболевание, но с позитивным знаком, – ответил на вопрос модератора Михаил Алшибая. – Собирательство противостоит энтропии, упорядочивает этот мир.

Кардиохирург Михаил Алшибая обладает одной из крупнейших коллекций советского и российского нонконформистского искусства: от работ участников «бульдозерной выставки» до художников наших дней. Кроме того, он собирает чрезвычайно редкие марки Британской почты в Батуме – почтовой службы, которую организовала в его родном городе военная администрация Великобритании во время оккупации порта в 1919–1920 годах.

Директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак объяснила страсть к коллекционированию простыми человеческими эмоциями – желанием присвоить себе что-либо: «кусок красоты, если покупаешь дом, или группу вещей». Любая коллекция – это самоидентификация владельца, его внутренний портрет. При этом без частных коллекций музеев бы не существовало.

– Вся история Пушкинского музея – это история частных коллекций, – отметила она. – В нашем музее все собрание состоит из коллекционных блоков. Начался он с коллекции потрясающего учёного Владимира Голенищева, который путешествовал по Востоку и собрал коллекцию древнеегипетского искусства. До сих пор приезжающие к нам гости хотят посмотреть, главным образом, две вещи – Египет и импрессионистов.

Как известно, работы французских художников конца XIX – начала XX веков попали в собрание музея из коллекций Ивана Морозова и Сергея Щукина.

– Оба наших величайших коллекционера собирали одних и тех же художников, ходили в одни и те же галереи, работали с одними и теми же маршанами, но собрали диаметрально разные собрания, потому что собирали по-разному, – сказала Марина Лошак, и на их примере вывела два классических типа коллекционера.

– Сергей Щукин не слушал никого. У него не было советчиков, он шел по пути эмоций и предчувствия. Приобретал вещи, которые, как он сам писал, его возбуждали. Бывало, покупал произведения, которые не любил, и заставлял себя их полюбить. Так он стал покупать кубистического Пикассо. Приобрел первую вещь из этой коллекции – «Даму с веером» 1908 года, говоря о том, что она его раздражает и разрушает. Тем не менее, он взял ее домой, и повесил в коридоре. Полтора месяца ходил мимо нее вдоль по этому коридору, пока не почувствовал, что не может без нее жить. И она оказалась сначала в одной комнате, потом в другой. А потом в его кабинете во дворце на Знаменке висело 52 кубистических Пикассо, от пола до потолка.

Иван Морозов шел по другому пути. «Он был, как мы сейчас говорим, куратором-коллекционером, – сказала Марина Лошак. – Он собирал Сезанна, и от начала до конца своей жизни любил одни и те же его работы, в отличие от Щукина, предпочтения которого менялись. У него вещи висели так же, как мы сейчас развешиваем в музеях, на некотором расстоянии друг от друга. И он точно знал, что он ждет и чего хочет. Не просто какого-то Сезанна, а точно определенную работу. Он ждал эту работу, оставлял на стене пустое место, держал это место и был уверен, что он высидит это яйцо, и вещь попадет в это место. И она попадала туда.

Современные коллекционеры во многом унаследовали психологические черты своих предшественников.

– Я кардиохирург, и всегда выбираю сердцем, – сказал Михаил Алшибая, как бы вторя Сергею Щукину.

А Борис Фридман оказался невольным последователем Ивана Морозова.

– Есть вещи, которые я приобретаю, понимая, что они не всем понравятся, но они нужны, чтобы заполнить недостающую часть коллекции. Может быть, я неосознанно повторяю то, о чем говорила Марина Девовна. Интуитивно держу для них место, жду, хотя вещь может быть невзрачная, неинтересная. Пример с тем же Пикассо. Я где-то прочитал о том, что он написал пьесу. Пьеса игралась один раз, для 50 гостей. Пикассо сделал к этому представлению брошюру, которую издал тиражом 50 экземпляров. Брошюра – не в обложке, на мягких листочках, иллюстраций почти нет. Там было всё – сценография, текст пьесы. Я знал, что она где-то существует, но особых надежд приобрести её не было. И вдруг полтора года назад в США на одной из книжных ярмарок вижу: лежит невзрачная книжка. Оказалось, она! 37-й экземпляр, конкретная фамилия, с подписью Пикассо. И стоила относительно дёшево. В моем понимании – сильно недооцененная вещь, но на самом деле она просто мало кому интересна. Внешне – ничего особенного, но это – абсолютный раритет.

Круглый стол в рамках выставки «Художники русского зарубежья в изданиях livre d’artiste»

Президентский центр Б.Н. Ельцина

Марина Лошак, продолжая рассказывать о тех, кто собирает художественные коллекции, отметила еще одну важную черту хорошего коллекционера – понимание, что вещи должны находиться в культурном обороте.

– Шубу надо проветривать! Это очень важно. Вещи должны работать. У коллекционера есть большая ответственность перед всем, что он хранит, и в первую очередь перед художниками. Работы должны быть на выставках, их надо публиковать, нужно обмениваться энергией со зрителем. Так должен жить хороший коллекционер, и собравшиеся здесь люди именно так и живут.

К сожалению, отметила Марина Лошак, она знает довольно много людей, которые предпочитают оставаться со своими коллекциями один на один.

– Это другой человеческий тип, тотальное присвоение. Те мои любимые коллекционеры – Щукин, Морозов, Третьяков, Бахрушин – это все были московские старообрядцы, в традициях которых – быть дарителями и благотворителями. Если бы не приход советской власти, это все равно было бы в музеях. Сергей Щукин завещал своё собрание Третьяковской галерее, но, когда был вынужден уехать из страны, аннулировал завещание, и передал коллекцию семье (которая уже впоследствии передала её Пушкинскому музею – ред.). Его брат Петр Щукин передал в дар 250 тысяч вещей Историческому музею. Это была норма.

Наконец, речь на круглом столе зашла о взаимодействии коллекционера и музея. «Счастливая ли судьба для коллекции оказаться в музее?» – прозвучал вопрос Владимира Раевского.

– Да, – утвердительно ответила Марина Лошак.

– Единственный путь, – поддержал её Михаил Алшибая.

А по мнению Бориса Фридмана, у любого собрания есть три варианта судьбы.

– Самая счастливая – если у коллекционера есть правильные наследники. Тогда коллекция будет продолжать жить и пополняться. Вторая – безусловно, это музей, который сможет сохранить целостность коллекции. Третья судьба – грустная: попасть на рынок, быть распроданной по частям и исчезнуть.

Марина Лошак отметила, что Пушкинскому музею время от времени предлагают в дар различные коллекции, и дарителям часто приходится отказывать из-за несоответствия художественного качества коллекции музею. Но ряд собраний, например, коллекцию Михаила Алшибая, музей готов принять в собрание вместе с коллекционером.

Говоря о выставке «Художники русского зарубежья в изданиях livre d’artiste», которая открылась Ельцин Центре, участники круглого стола отметили, что это 20-я совместная выставка Пушкинского музея и Бориса Фридмана, и это – мировая премьера данной экспозиции. Марина Лошак и Борис Фридман высоко оценили площадку и команду организаторов выставки. А модератор круглого стола Владимир Раевский в завершение мероприятия призвал екатеринбуржцев и гостей города непременно посетить экспозицию:

– Я был, наверное, на десяти из двадцати совместных выставок Марины Лошак и Бориса Фридмана. То, с каким тщанием сделаны выставки, и то, какие истории могут рассказать выставленные на них экспонаты – это абсолютно беспрецедентный опыт. И всем вам советую взять себя в руки и провести полтора два часа на выставке в Ельцин Центре.

Другие новости

Фестивали

MegaGreenFest–2020: разделяй и перерабатывай

MegaGreenFest–2020: разделяй и перерабатывай
19 сентября состоялся MegaGreenFest-2020. Это знаковое городское событие – эко-фестиваль, проводимый ТРЦ МЕГА в содружестве с Ельцин Центром и ЦПКиО им. Маяковского.
27 сентября 2020 г.
Лекция

В Трудовом кодексе нет определения «пандемия»

В Трудовом кодексе нет определения «пандемия»
Трудовые отношения в эпоху коронавируса стали предметом обсуждения на первой после карантина лекции в Ельцин Центре, с которой 16 сентября выступил кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры трудового права УрГЮУ Кирилл Балицкий.
24 сентября 2020 г.
Выставка

«На телеге в XXI век». История выставки, потерянной век назад

«На телеге в XXI век». История выставки, потерянной век назад
В Арт-галерее Ельцин Центра открылась выставка «Авангард: на телеге в XXI век». Сюжет невероятный: осенью 1921 года в Вятскую губернию отправилась передвижная выставка художников-авангардистов с максимально утопической целью – просвещать революционные рабоче-крестьянские массы работами Василия Кандинского, Александра Родченко и ещё полусотни современников. Она стартовала в слободе Кукарка (ныне город Советск) и должна была проехать по семи населённым пунктам губернии. Через месяц после открытия шедевры по разбитым дорогам на телегах привезли в город Яранск, где из-за проблем с финансированием и начавшимся бездорожьем они задержались почти на сто лет.
24 сентября 2020 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.