От экзотики к косплею: эволюция «народных типов» в работах уральских фотографов

22 августа 2022 г.Михаил Лузин
От экзотики к косплею: эволюция «народных типов» в работах уральских фотографов

Как родоначальник фотографии в Екатеринбурге Вениамин Метенков вылепил визуальный образ Урала, а его последователи прошли путь от поэтизации «сельских заводов» до «народного косплея»? Об этом рассказал 26 июля куратор Центра фотографии «Март» Артём Беркович в своей лекции «Традиционная культура глазами уральских фотографов XIX–XX веков».

Встреча с экспертом прошла в Образовательном центре в рамках публичной программы к выставке Фёдора Телкова «Право веры» — она работает в арт-галерее Ельцин Центра до 11 сентября.

По словам Артёма Берковича, первые фотографы, равно как и предшествовавшие им авторы рисованных альбомов с костюмами, при фиксации «народных типов» руководствовались не научным интересом, а своего рода «туристическим взглядом».

В пореформенной России XIX века, особенно с развитием железных дорог, у образованного класса появились большие возможности для путешествий. Распространившаяся примерно в это же время фотография стала частью этой индустрии, создав возможности для тиражирования туристических изображений.

— В России того времени была популярна серия открыток «русские типы», — рассказывает куратор центра фотографии «Март». — Они были адресованы туристу и формировали стереотипное представление о стране и её регионах. Крестьяне в бесконечных вариациях, избы, лошади, сани, семьи — вот что было на тех картинках. Чиновника или образованного человека на них не встретишь. Важно понимать, что фотография той эпохи была коммерческой. Под «народом» в XIX веке подразумевалось преимущественно крестьянство. И народ, с одной стороны, противопоставлялся образованной части общества, а с другой, вызывал у неё большой интерес.

Вениамин Метенков как создатель визуального образа Урала

Первый герой екатеринбургской фотографии, Вениамин Леонтьевич Метенков, сделал применительно к Уралу то же, что сделали фотографы, снимавшие «русские типы», для страны в целом. Он сформировал образ того, что есть Урал, в чём особенности людей, которые здесь живут. Этот образ хорошо видно на коллажах с обложек путеводителей того времени: скальные породы, завод, золотодобывающая шахта, река Чусовая как дорога прошлого, железная дорога как достижение технического прогресса и т. д.

— Особенно любимый Метенковым Северный Урал изображался им как суровый скалистый романтический край, связанный с добычей золота и заводами, — рассказывает Артём Беркович. — В «уральских типах» нет крестьянина-землепашца, хотя сеяли и пахали здесь так же, как и в других регионах страны. Просто с Уралом ассоциируется не крестьянин, а промышленник или старатель, пытающийся ухватить птицу счастья за хвост, найти золото и стать богатым.

Старатели на золотых и платиновых приисках. Избы. Женщина за ткацким станком. Сплав железных караванов по реке Чусовой. Даже для екатеринбуржца Метенкова это экзотика. Он тиражирует эти стереотипные изображения и продаёт их туристам, будучи частью туристической индустрии.

— Выражаясь современным языком, представители того поколения — такие как писатель Дмитрий Мамин-Сибиряк, живописцы Алексей Денисов-Уральский и Владимир Казанцев, фотограф Вениамин Метенков — работали с разными медиа и создали визуальный образ края. До них такого образа не было, — подытожил Артём Беркович.

Сергей Прокудин-Горский на Урале

Сергей Михайлович Прокудин-Горский — пионер цветной фотографии и самый популярный российский фотограф начала XX века. На Урале он сделал более 600 кадров. Интересный факт — фотографическую технику он покупал в том числе в магазине у Метенкова, и Вениамин Леонтьевич сопровождал классика в поездках по краю: у авторов можно найти фотографии, снятые с одного ракурса.

— Работы Сергея Прокудина-Горского зачастую воспринимают в контексте «Россия, которую мы потеряли», — говорит Артём Беркович, — однако если пристально изучить наследие великого фотографа, разложить по порядку все листы, мы лучше поймём логику автора: он хотел создать образ страны. У него не было коммерческой задачи, а была научно-просветительская.

— Если на Урале есть такое явление, как золотые прииски, надо приехать, снять со всех ракурсов вашгерд (прибор для промывки золотоносных песков — ред.) и зафиксировать различные стадии промывки золота. А знаменитые фотографии представителей рабочей династии на Златоустовской оружейной фабрике были вписаны в каталог продукции этого предприятия, — комментирует лектор системный подход Прокудина-Горского.

Впрочем, зафиксировать страну и её жителей «как есть» у фотографа скорее не получилось. Снимать людей было сложно — каждый снимок требовал от героя оставаться неподвижным в течение нескольких минут, а для цветного изображения было необходимо сделать последовательно три кадра. Поэтому все фотографии Прокудина-Горского были постановочными, и люди предпочитали фотографироваться в парадных костюмах — в тех, в которых не работают.

Поэзия коллективного труда и плодов земли: Леонид Михайлович Сурин

Ещё одной важной фигурой в истории уральской фотографии стал Леонид Михайлович Сурин (1894–1964), корреспондент газеты «Уральский рабочий» в довоенное и послевоенное время. По сути дела, он стал первым фоторепортёром региона.

В XIX веке газеты и журналы не печатали фотографии — это было невозможно технически. Однако в 20-е и 30-е годы развитие полиграфической техники привело к возникновению спроса на фотографии в печатных изданиях.

— Надо понимать, что никакой другой фотографии, кроме фотографии в партийной газете, в сталинское время не было. Перо было приравнено к штыку. Фотограф, как и пишущий журналист, — солдат идеологического фронта. Всё, что снимает Сурин по редакционному заданию, не отступает от идеологической линии партии, — рассказывает Артём Беркович.

Фотограф фиксировал успехи коллективизации и закрывал глаза на её ужасы. Трансформация деревни в «сельский завод», превращение традиционного уклада в современный — главная тема его репортажей в 30-е годы. Сурин строил диагональ композиции как Родченко, снимал сверху или снизу, старался чувствовать пульс времени, в том числе фотографические новации.

В послевоенное время Сурин — уже пожилой человек, инвалид с практически полностью удалённым желудком — вернулся в редакцию и много снимал передовиков производства в уральских колхозах.

— Эта галерея народных типов сегодня кажется наивной. Они абсолютно незатейливо сняты. За спиной — одеяло, и ракурс взят так, как будто снимают на паспорт. Но в этой наивности есть очарование. Очень странные лица, которые сегодня уже «не носят», но очень выразительные.

Также у Сурина есть большая серия снимков коров и свиней, выставок садоводства, практически барочные натюрморты с яблоками.

— Люди, которые пережили войну, с особой страстью читают и смотрят всё, что связано с едой, — комментирует Артём Беркович. — Думаю, именно этим объясняется такое изобилие у Сурина фотографий плодов земли в послевоенные годы.

В 60–70-е годы среди уральских фотографов можно выделить Анатолия Грахова — ученика Сурина, фотокорреспондента ТАСС в Свердловске. Снимал он в основном заводы, но его редкие деревенские снимки — это широкие улыбки на лицах, столы с пельменями, хлеборобы в народных костюмах и другие постановочные фотографии, без героической борьбы за урожай и воспевание ценностей коллективного хозяйства. «Территория бесконечного счастья» — это главная мысль официальной фотографии брежневских времён.

Фотоклубы и умирающая деревня

В брежневское время в стране появляется независимая фотография — её сформировала система фотоклубов. Под шапкой «народного творчества» в фойе ДК по всей стране проходили многочисленные любительские выставки, и это явление сформировало другой взгляд на советского человека и другую картину мира. Он не всегда был оппозиционным, но от официальной фотографии отличался — его можно было бы охарактеризовать как «критический реализм».

Судьба деревни и её жителей стала центральной темой в фотографиях трёх представителей послевоенного поколения — Юрия Ермолина, Владислава Бороздина и Ивана Филимонова (Галерта).

В 1970-е годы деревня умирала: начавшаяся в 1960-х годах урбанизация привела к тому, что представители нового поколения массово переезжали в города. Появился феномен умирающих деревень, где остались только пожилые люди, которые никуда не хотели уезжать, и которым их ставшие городскими дети иногда привозили внуков.

Контраст поколений и акцент на разрушительную силу времени — очень характерный приём для фотоклубов той эпохи. Нет улыбок до ушей и оптимизма. Котёнок в руках старого человека. Минорное настроение от обречённости смерти в силу естественных причин. В этих фотографиях не было социальной критики или критики советской идеологии — они имели дело с вещами более важными. Разве что снимок утопающей в грязи дороги в никуда, если его рассматривать как метафору, может потянуть на антисоветский.

XXI век: народный костюм как косплей

В девяностые и нулевые годы у фотографов появляется не только абсолютная творческая свобода в выборе тем и героев, но и ещё одно качество, которого не было у представителей предыдущих поколений, — ирония. Ирония не столько в фотографическом языке, сколько в выборе героя.

Константин Саломатин (1978 г. р.) съездил в Дивеево Нижегородской области и запечатлел людей, которые съехались в ожидании конца света. Многие из них облачены в традиционный русский костюм.

— Кто сегодня носитель традиционной культуры? Чудак, — комментирует Артём Беркович. — Чудак это не сумасшедший, но человек со странным мировосприятием. Но современное общество готово оставить его один на один со своими фантазиями.

По словам эксперта, главное качество у фотографов XXI века — это дистанция отстранённости. Фёдор Телков, снимая один из своих циклов в марийской деревне, попросил приезжающих из города родственников селян надеть народный костюм. В этом же цикле можно увидеть снимки людей в традиционной одежде на фоне панельных многоэтажек.

— На этих снимках видно, как фактура деревни уступает фактуре города, но при этом преемственность поколений не выглядит трагично — скорее это народный косплей и ирония отстранённого взгляда, — говорит Артём Беркович.

Подытоживая краткий экскурс в историю уральской фотографии, эксперт подчеркнул: всё, что мы видим на фотографии, больше говорит о фотографе, его свободе или несвободе, политической и гражданской позиции, чем о культуре, которую он запечатлевает. В этом и состоит отличие художника от учёного: учёный должен показать, исследовать, дать голос герою. А художник, по большому счёту, либо создаёт собственный мир, либо выполняет задачи, поставленные вышестоящими инстанциями.

По мнению Артёма Берковича, о существовании какой-то отдельной уральской фотографической школы говорить нельзя — были фотографы, жившие на Урале и работавшие в той же коммерческой и туристической логике, что и их коллеги из других мест. Но при этом в уральской фотографии на протяжении всей её истории доминирует взгляд, эстетизирующий действительность.

Другие новости

Экскурсия

Евгений Ясин и его время перемен

Евгений Ясин и его время перемен
К 90-летию выдающегося экономиста, министра экономики Российской Федерации в 1994–1997 годах, одного из основателей и научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина Музей Бориса Ельцина в …
20 мая 2024 г.
Лекция

Человек и искусственный интеллект: игра в обман

Человек и искусственный интеллект: игра в обман
Сегодня искусственный интеллект стал частью нашей повседневности, но пока он далеко не безупречен. О том, как учёные ищут слабые места и уязвимости нейронных сетей ради их эволюции и безопасности, на …
19 мая 2024 г.
Экскурсия

Эрнст Неизвестный: «Я всеми принят, изгнан отовсюду»

Эрнст Неизвестный: «Я всеми принят, изгнан отовсюду»
В Музее Бориса Ельцина в рамках цикла «Свердловская школа» 10 мая состоялась музейно-автобусная экскурсия «Художник и власть: Эрнст Неизвестный», рассказывающая о непростой судьбе не только скульптора…
18 мая 2024 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.