В Ельцин Центре в рамках Дней Грузии в Екатеринбурге 24 мая побывал известный дизайнер одежды Георгий Шагашвили. На следующий день после показа новой коллекции он посетил Музей первого президента России Бориса Ельцина. Экскурсию для него провела директор музея Дина Сорокина.

Георгий Шагашвили – страстный путешественник и с помощью коллекций погружает поклонников своего творчества в культуры различных стран, не забывая добавлять в них что-то грузинское. Он умело разбавляет нестандартные черные наряды то японскими мотивами, то африканскими, придавая коллекциям неповторимый вид. В солнечной Грузии, где сама погода диктует одеваться во все пестрое и светлое, жители предпочитают темный цвет. И не просто темный, а глубокий черный. На Урале, где лето запаздывает и не так много солнечных дней, Георгия поразило то, что во внутреннем убранстве Ельцин Центра от известного архитектора Бориса Бернаскони преобладают прозрачность и белый цвет. Это завораживает, считает Георгий, как белый лист, как начало новой истории.

После экскурсии Георгий Шагашвили дал эксклюзивное интервью нашему сайту.

– Вы впервые в нашем городе?

– Город красивый, я не ожидал. Мне предоставили гида, и я посмотрел историческую часть города. Было заметно, что гид любит свое дело, она рассказывала о городе с большой любовью. Мне ее чувство передалось. За два часа она передала мне такой объем информации, что я еще долго буду все это переваривать. Было очень интересно.

– Что запомнилось?

– Дом Малахова, резиденция губернатора, Храм-на-крови. Видели заводские старинные машины под открытым небом, двор, где чеканили монеты, заводскую плотину, канал и набережную.

– Почувствовали энергию города?

– Я и ожидал, что энергия будет такой. Извините мне мой русский. Мне не часто приходится разговаривать на нем. Не хватает слов, могу говорить с ошибками.

– Вы прекрасно владеете русским. Знаете с детства? Наследие советских времен?

– Мы же учили русский язык в школе – я ребенок Советского Союза. Это был мой второй язык. Но в конце 80-х мы практически перестали на нем говорить. Ориентировались на Европу – учили английский. Понимали, что только русского языка не хватает. Я вспомнил свой русский, когда познакомился с людьми, которые приехали в Грузию из Екатеринбурга, были очень теплыми, добрыми, хорошими. Между нами сразу сложился контакт. Они были в моем модном магазине, посетили мастерскую. Мы посидели, пообщались, подружились. Внезапно. Говорят же, что есть химия, когда ты понимаешь, твои это люди, или не твои. Они оказались моими. Было чувство, что мы просто давно не виделись. Приехал сюда и ощутил в два раза больше любви и доброты – такие здесь люди. Не ожидал. Надеюсь, что вернусь сюда.

– Вы посетили музей Бориса Ельцина, какое он произвел впечатление?

– Музей замечательный, хорошо сделан. Очень интересная архитектура. Но мне тяжело возвращаться в эти годы. Это большая боль. Когда меня вели по залам и рассказывали – все они пронеслись перед глазами. Это были мои студенческие годы: голод, холод, война. Выживали трудно. Было тяжело в политическом и социальном плане. Но не сошли же с ума и, наверное, многих это закалило.

– Сегодня вы известный, успешный дизайнер. Задумывались о том, чему вас научили 90-е?

– Научили выживать. Не говоря о том, чтобы творить. Спасали себя физически. Это трудно, когда все сводится к физическому выживанию. Тем более, что мне, как любому молодому человеку хотелось изменить мир. Но сегодня мы бы не были такими, если бы не прожили ту жизнь.

– Это как-то помешало вам состояться?

– Наоборот, помогло. Я искал себя в этом мире, свое место в нем. Окончил медицинский университет. До этого фельдшерский техникум. Шесть лет работал врачом. Параллельно учился в Аграрном университете. Потом окончил бакалавриат и магистратуру Художественной академии. Два года работал в качестве приглашенного профессора. Все это помогло мне сформироваться. Я не потерял время. Я всегда вовремя оставлял то, что мне не нравилось, и шел дальше. Закрывал одну – открывал другую, чистую страницу. Это нелегко, но когда у тебя есть вера, когда ты знаешь, чего хочешь от жизни, то ты достигаешь этого и в профессии, и в творчестве. Сегодня я легко самовыражаюсь, потому что то, к чему пришел – это моя любимая профессия. Делаю все с большой любовью. Поэтому не устаю, даже если сплю по три часа. Иногда эмоционально выхожу из себя, но от результата, который получаю, я счастлив. Если мы получаем удовольствие от своей профессии, значит, мы счастливые люди? Потому, что это свое – то, что мы искали и нашли.

– В Грузии 18 мая отмечают День национального костюма. Таких праздников и стран, которые их празднуют, немного. Это, значит, что отношение к национальному костюму сакрально. Вас, как дизайнера одежды питают грузинские корни? Или вы уже человек мира?

– Питают и воспитывают. Я рос в грузинской семье, у меня нет смешанной крови. В молодости, когда я слышал, что грузины – это особенный привилегированный народ, я смеялся. Мне казалось, что каждый народ привилегированный. Я женат на датчанке, у нас трое детей. Много переезжал, подолгу жил за границей, где-то больше, где-то меньше и сейчас много езжу по работе. С возрастом стал понимать, какое это счастье, что я родился в Грузии, что я грузин, что моя родина – это нечто, очень особенное, красивое, самобытное. С каждым годом ощущаю это все больше и больше. Что касается моей профессии, то мода не имеет национальности. Мода – это глобально. Мода – это для всех. Я не создаю одежду для кого-то отдельно. В эпоху интернета это бессмысленно. Делаю одежду для всех. Другое дело, что конечно, различные культуры оказывают на нее влияние. У меня есть свой почерк, свои индивидуальные черты, но это и отличает нас друг от друга. Каждый по-своему экспериментирует с формами, использует трансформации, оживляет традиционные элементы национального костюма. Иногда это так заводит, что уже не можешь остановиться. Мои сотрудники торопятся все запечатлеть на телефоны, чтобы не забыть какие-то хорошие идеи.

– В мир моды вдруг ворвались грузины и так мощно заявили о себе, что в модных топах из десяти фамилий восемь – грузинские. Что произошло в стране с консервативными вкусами?

– Могу сказать, что сегодня вызов людей, которые интересуются модой, приняли грузины.

– Кто номер один в вашем личном рейтинге?

– Мне особенно нравится Демна Гвасалия (Демна стал креативным директором всемирно известного дома моды Balenciaga в октябре 2016 года, сменив Александра Вонга). Уважаю его потому, что он так доносит то, что пережил в жизни, что это становится твоим личным переживанием.

– В конце концов, и мода пришла к сторителлингу, и теперь дизайнеры рассказывают свои истории?

– Во время грузино-абхазского конфликта, многие грузины покидали Абхазию через Сванетский перевал. Много, несколько тысяч, побросали дома и отправились в дорогу. Люди надевали на себя все, чтобы не замерзнуть. То, что не могли надеть, складывали в большие клетчатые сумки. Они здесь представлены у вас в музее.

– Сумки челноков?

– Да. Демна был мальчиком и пережил этот переход. В его коллекциях присутствуют оверсайз и многослойность, чулки и грубые ботинки. Треш мода стала тенденцией. Антимода стала модой. Демна разрушил эстетику, создал свое уникальное пространство в моде. Постоянно идет против течения. Сначала его не принимали, а теперь он востребован больше, чем другие бренды. И сегодня у него много подражателей.

– Среди ваших поклонников много знаменитостей – Олег Меньшиков, Ирина Хакамада.

– Многим нравится строгий грузинский стиль. Актеры любят черный цвет. Приходят посмотреть, но потом покупают несколько луков (look – комплект вещей, подобранных друг к другу). Я предлагаю одежду, которую удобно носить каждый день. Она сочетается с любым гардеробом. В ней не нужно думать, как ты выглядишь, она сама определяет стиль. Кроме того, если я вижу, что вещь сидит идеально, что она словно ждала этого человека, я ее просто дарю.

На показе Георгия собрались его коллеги – дизайнеры одежды и те, кто следит за изменениями в моде. Желающих попасть было так много, что организаторы решили провести еще одно дефиле. Осматривая Ельцин Центр, дизайнер сказал, что его архитектура идеально подходит для модных показов.

Напомним, что 14 января в зале Свободы уже показывал свою новую коллекцию одежды, посвященную мундиалю–2018, российский дизайнер Гоша Рубчинский.

Пространство зала Свободы привлекает и вдохновляет многих художников, музыкантов, хореографов и дизайнеров одежды.