Александр Асмолов. Онлайн-образование: цифровой рай или ад?

29 апреля 2021 г.Михаил Лузин
Александр Асмолов. Онлайн-образование: цифровой рай или ад?

Стоит ли использовать цифровые технологии в школе? Какие требования к ученику, учителю и родителям предъявляет «удаленка»? Переход школы в онлайн мера вынужденная и временная или это устойчивый тренд, который в итоге приведёт к кардинальным переменам в сфере образования?

Ответы на эти и другие вопросы в рамках авторского цикла Валерия Выжутовича «Другой разговор» попытался найти Александр Асмолов доктор психологических наук, профессор, академик Российской академии образования (РАО), зав.кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, директор Школы антропологии будущего РАНХИГС, профессор–исследователь Высшей школы экономики.

Публичный диалог эксперта с журналистом состоялся в Ельцин Центре 15 апреля и привлёк к обсуждению тренда на цифровизацию широкую аудиторию – в зале «Фридом» присутствовали преподаватели школ и вузов, студенты и представители различных общественных организаций.

Валерий Выжутович: Пандемия сократила число непосредственных социальных контактов, что прежде всего коснулось школ, где темпы цифровизации резко ускорились. Какие опасности таит этот процесс? Насколько они реальны или надуманы? Какие вызовы учителям, ученикам и родителям бросает онлайн?

Александр Асмолов: Каждый раз, когда в культуре мы сталкиваемся со сложными вопросами, есть огромная тяга все упростить. Для счастья предлагаются простые решения, и мы становимся их заложниками. Как в 20-е годы XX века: коммунизм — это советская власть плюс электрификация всей страны, затем индустриализация, коллективизация… Сейчас в качестве рецепта — цифровизация ради цифровизации. Но мысль о том, что «придёт цифра и всех спасёт», таит огромное количество рисков. Таким же простым, но ошибочным был подход, согласно которому достаточно залезть к человеку в мозг, чтобы изменить его психику.

Валерий Выжутович: Но цифровизация неизбежна, мы всё равно к этому идём. Разумеется, нельзя объявлять это панацеей. В чём тут простое решение?

Александр Асмолов: Любая технология имеет смысл, когда мы понимаем, ради чего всё делается. Сейчас цифровизация и тут и там. В школе можно учиться онлайн. Но при этом не меняются подготовка учителей и восприятие родителей, а это ключевые элементы общей системы.

Есть известный анекдот, героиня которого ищет потерянные ключи под фонарём, потому что там светло. Такая же ситуация у нас в стране с цифровизацией — это попытка искать под фонарём вместо того, чтобы смотреть на вещи широко.

Валерий Выжутович: Является ли цифровизация локомотивом для развития школы? Или наоборот, школа должна быть локомотивом и под свои потребности подтягивать цифровизацию, как инструмент?

Александр Асмолов: Отвечу словами Льва Выготского. Образование ведёт за собой развитие. Образование может работать в двух режимах: либо подавление разнообразия, либо поддержка разнообразия.

Если мы предполагаем гибкие платформы, которые увеличивают возможности, — Выготский называл это педагогикой бесподобности или педагогикой персонализации, — тогда цифра, как орудие, помогает решить любые ситуации. Но выдёргивать образование из большой антропологической трансформации, которая сейчас происходит, будет серьёзной ошибкой.

У Стругацких есть повесть «Гадкие лебеди», и это антиутопия образования будущего. Она показывает межпоколенческий дефолт — увеличение социального разрыва между поколениями, когда взрослые оказываются с детьми в совершенно разных мирах. «Гадкие лебеди» — уникальное произведение. В нём предугадывается, как дети становятся мудрее и сильнее нас.

Ключевая трагедия современного общества в том, что мы начинаем отставать от наших детей. Идёт большая трансформация, дети утрачивают язык коммуникации со взрослыми. Они живут в другой реальности, в которой они — настоящие цифровые аборигены, а мы — цифровые мигранты.

Валерий Выжутович: Как вы оцениваете свой собственный опыт погружения в цифровые технологии? Насколько вам уютно?

Александр Асмолов: Я живу как глубинный цифровой инвалид. Любые IT-технологии — это протезы для меня. А для детей это импланты, они встроены в их реальность. Мне каждый раз приходится обучаться, как по микрону, а трёх-четырёхлетки уже живут в этом цифровом мире.

Приведу пример — недавно подарил внуку книгу сказок Пушкина, и тот, взяв её в руки, попытался увеличить изображение на обложке, как на планшете. Когда этого не получилось, он совершенно потерял к подарку интерес.

Сегодняшний мир — мир перегретых скоростей, мы всё время спешим. Синдром современника — он все время бежит за бегущим днём и не успевает догнать, это практически психоз.

Валерий Выжутович: Какой вызов цифровизация бросает школе? Что в этом процессе могут сделать учителя?

Александр Асмолов: Я мечтаю, чтобы Россия стала школьно-озабоченным государством. Если бы это было так, то в каждой школе были бы прекрасно оснащённые компьютерные классы, блистательный интернет и так далее.

Банальный ответ в стиле простых решений звучит так: мы должны получить от государства недюжинное финансирование — тогда в школах появятся цифровые доски, быстрые сети. И кажется, тогда школа сделала бы рывок, — но нет.

Ключевой момент — это «сопротивление материала» в сознании учителей. Они были заточены на другие программы, воспитаны по-другому, и им тяжело входить в иную реальность. И в этой связи простое решение — цифровизация школы — не сработает.

Должно быть другое образование — вариативное, смысловое, развивающее. А не образование по принципу подобия, где мы только воспроизводим сказанное. Надо сделать так, чтобы дети всегда оставались почемучками, а не исчезали в 4-5 лет. Наша беда заключается в том, что ключевая социокультурная технология школы — ответы без вопросов. Учитель начинает давать знания, но ребёнок никого ни о чем не спрашивал. Он приходит в первый класс как на каторгу, садится за парту и пребывает в позе замкнутости десять лет.

Ребёнка надо мотивировать задавать вопросы. И, на мой взгляд, ленинскую фразу про «учиться» в современной школе надо переформулировать на «мотивировать, мотивировать и ещё раз мотивировать».

Необходимо изменение системы, и дело не только в цифровизации. Дело в том, что сегодня школа перестала иметь монополию на знание. Раньше она была одним из ключевых институтов присвоения культуры. Сейчас цифровая реальность становится конкурентом школы — дети черпают знания оттуда.

Валерий Выжутович: Выдерживает ли школа эту конкуренцию?

Александр Асмолов: Школа выдерживает, но по инерции. Сегодня многие дети испытывают серьёзные переживания потому, что не могут находиться в школе и вынуждены учиться онлайн. Школа — это не только когнитивная накачка, но и место диалога между детьми и между поколениями. Пожалуй, это её главная функция. Из-за пандемии произошла депривация коммуникации, и это более болезненно, чем изменение формы передачи знаний.

Школа как институт культуры — это уникальная коммуникативная площадка, и именно поэтому она держит конкуренцию. Но если раньше ключевая линия была «ребенок-взрослый», сверху вниз, то сейчас есть такое понятие, как «продвинутый сверстник». Они не менее важны, чем учителя. И благодаря этому школа держит удар.

Риски нарастают. Поколение учителей, которое пришло в школу потому, что «так сложилась жизнь», вымывается миром цифровизации, временем и возрастом.

Школа остаётся непрестижной. В Финляндии учитель — одна из самых выигрышных и престижных профессий. Попасть в учителя трудно, попасть в учителя — счастье. У нас в школы идут «отставные солдаты жизни». Очень часто это те, кто не вошёл в другую профессию. И, если мы сегодня не решим ситуацию с педвузами, мы проиграем. Как писал поэт Наум Коржавин, «смерть России рождается в педвузах». От того, какие учителя, зависят многие вещи. Нельзя, чтобы педвуз считал себя недоделанным университетом.

Многие педвузы переформатируются в гуманитарные университеты, но при этом не понимается ключевая задача образования. На мой взгляд, педвузы должны быть трансформированы иначе — они должны стать антропологическими университетами. Ключевой линией должна стать антропологическая.

Валерий Выжутович: Как будет меняться роль учителя? Опасаетесь ли вы, что роль учителя низводится до нажимателя кнопки, придатка цифровой системы? Не потеряется ли в цифровом обучение обаяние личности?

Александр Асмолов: Ключевое, что должно происходить, — не смена знаний, а смена ролевого поведения учителя. В педагогике персонализации есть триада: мотивация, навигация и коммуникация. Владение всеми тремя помогает учителю стать мастером.

Во-первых, учитель в школе — это мастер мотивации. Можно сказать, это театр педагогики в стиле Станиславского. Учитель должен завладеть вниманием ученика, и это целое искусство. Учитель как мотиватор — это первое и главное. Вторая роль учителя — быть навигатором в мире знаний. Мы впервые оказались в ситуации множественного выбора. В море информации каждый может нырнуть в гаджеты и оттуда её извлечь. В-третьих, учитель должен обладать мастерством коммуникации — герменевтики и передачи смыслов.

Сегодня пытаются ввести проектные методы в школы, чтобы ребёнок выступал как исследователь. И пусть пока неуклюже, но вектор правильный. Ведь в чём беда школы жёстких алгоритмов? Ученикам даются задачи, в которых все дано. В реальной жизни в проблемной ситуации мы сталкиваемся с проблемой недостатка данных. И этот подход должен прийти в школьную жизнь. Только поиск рождает решение, но должна быть другая типология школьных задач.

Валерий Выжутович: Не приведёт ли цифровизация к залипанию в интернете? И как следствие — дислексии, проблемам со здоровьем и так далее. Насколько обоснованы такие опасения?

Александр Асмолов: Риски деградации высших психических функций существуют, если мы не даём человеку возможностей интеллектуального труда. Двадцать лет назад, когда ты садился в Москве в такси, водитель знал, куда ехать. Сейчас, если у таксиста сломается навигатор, сможет ли он сориентироваться? Мы заложники гаджетов, и это проигрышная ситуация. Впрочем, любая технология несёт риски, и надо их чётко понимать, а не демонизировать.

По окончании основной части беседы свои вопросы эксперту смогли задать слушатели.

Вопрос: В какой степени цифровизация образования может повлиять на русскую идентичность?

Александр Асмолов: Цифровизация образования приводит к тому, что раньше было ругательным словом, — космополитизму. Её противники говорят, что цифровизация — это демонический процесс, который «злой Запад» затеял, чтобы трансформировать русскую идентичность. Но хуже, чем мы сами себя трансформируем, никакому Западу и не снилось.

Русская идентичность связана с разнообразными и неповторимыми кодами в нашей культуре. Благодаря им Толстой, Достоевский и Чехов стали частью мировой культуры. А вот если мы пойдём по пути изоляционизма, мы проиграем ту самую русскую идентичность, о которой говорили Бердяев, Ильин, Леонтьев и Достоевский.

Самыми большими противниками русской идентичности являются те, кто хочет привести к полной изоляции России, — и тем самым погубить великую культуру, которая всегда развивалась как культура в море других культур.

По окончании «Другого разговора» с Александром Асмоловым Валерий Выжутович подвёл итог встречи:

— Это был разговор не только о цифровизации и онлайн-образовании. Меняются способы коммуникации, перед миром встают новые вызовы, возникают вопросы о дальнейшем развитии нашего общества, о том, как оно должно реагировать. Это разговор серьёзный и не на один день. Что касается цифровизации — кого-то она пугает, кого-то обнадёживает, но так к ней относиться — это упрощение реальности. Единственный нормальный путь — учиться и готовиться к переменам.

Другие новости

Пресс-релиз

По поводу выступления В. Самойлова в Ельцин Центре

По поводу выступления В. Самойлова в Ельцин Центре
Вчера в Екатеринбурге проходила Ночь музыки. Ельцин Центр уже традиционно стал площадкой этого культурного проекта. На нашей самой большой сцене – в Атриуме – собрались несколько сотен человек. В фина…
23 октября 2021 г.
Конференция

Как правильно архивировать современное искусство

Как правильно архивировать современное искусство
В Ельцин Центре 5 октября состоялась первая конференция Сети архивов российского искусства (RAAN). Видимой для широкой публики частью стало открытие выставки «Давай построим лодку, вода придёт потом» …
21 октября 2021 г.
Кино

Арина Бородина — о российских сериальных премьерах

Арина Бородина — о российских сериальных премьерах
Журналист, телевизионный обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Арина Бородина 10 октября в Ельцин Центре представила большой обзор отечественных сериалов сезона 2021–2022 года и отметила новинки, кот…
19 октября 2021 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.