Президентский центр Б.Н. Ельцина 9 августа посетила известный искусствовед, куратор многочисленных международных выставочных проектов, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

Вместе с директором Музея Б.Н. Ельцина Диной Сорокиной гостья осмотрела музей и выставочное пространство Арт-галереи Ельцин Центра.

Зельфира Трегулова о Музее Б.Н. Ельцина

Видео: Александр Поляков

– Музей Б.Н. Ельцина и само здание Ельцин Центра произвели на меня сильное впечатление, – рассказала в интервью Зельфира Трегулова. – Я впервые в Екатеринбурге, где поражает полное отсутствие провинциальности. Пространство Арт-галереи Ельцин Центра, несмотря на сложную конфигурацию, прекрасно, и может стать одним из основных пространств в Екатеринбурге, где показывается современное искусство. Что касается самого музея, то это очень серьезный и глубокий анализ истории России, истории тех лет и тех дней, свидетелем которых я была, которые я переживала, которые были моей внутренней драмой и трагедией. В ночь, когда горел Белый дом, мне довелось наблюдать пожар с верхнего этажа гостиницы «Россия», где у меня проходили переговоры с американскими партнерами. Из-за обстрела я не могла вернуться домой и провела ночь на последнем 17-м этаже гостиницы, глядя на происходившее с Белым домом. Потом, возвращаясь домой и выйдя из метро, я увидела страшную картину: по Ленинградскому проспекту нос к носу шли танки, а две мои маленькие дочки для того, чтобы лучше их рассмотреть, прямо перед носом одного из танков перебежали на моих глазах дорогу. Это та эпоха, которую мы очень хорошо помним и которая, можно сказать, прошла по нам тяжелыми гусеницами.

Мне понравилось в экспозиции музея использование очень современных приемов экспонирования, которым могут позавидовать многие столичные музеи, и та сложная многогранная картина, которая благодаря этим приемам воссоздается, - продолжила Трегулова. - Это высочайшее качество экспозиции. Как музейщик и экспозиционер я отдаю этому должное. Мне кажется, Музей Б.Н. Ельцина заполняет очень важную лакуну, которая, к сожалению, присутствует в музеях, посвященных истории Отечества. Конечно, эту экспозицию должно посмотреть как можно большее количество людей. У меня свое, несколько критическое отношение к тому анимационному фильму, с которого начинается рассказ в музее, но это отдельная тема. Замечательно, что музейная экспозиция полифонична, сложна и заслуживает самого внимательного вдумчивого прочтения. То, что ты здесь увидел, долго не забудешь и будешь переосмысливать эти события и представлять, что бы было, если бы… Если бы Борис Николаевич Ельцин не предпринял бы тот или иной шаг или действие. Если бы Михаил Сергеевич Горбачев, наоборот, предпринял бы. Наверное, сегодня сложно сказать, что было бы.

То, что получилось благодаря Ельцину, заключено в слове, которым заканчивается экспозиция и которое запечатлено на огромном полотне моего любимого художника Эрика Булатова, чью лучшую выставку мы сделали в 2006-м году, – это слово «свобода». Это то слово, которое важно для поколения моих детей, выросших в девяностые годы, тех самых детей, которые перебегали дорогу перед возвращавшимися из центра Москвы танками. Свобода для них – то, на чем они воспитаны, та атмосфера, в которой они росли, несмотря на ужас пустых полок, которые я как мать двоих детей очень хорошо помню. И помню, что, когда мы начали делать первые масштабные выставки с зарубежными партнерами, они привозили нам огромные пакеты с едой для наших детей, прекрасно понимая, что происходит, и понимая, что мы, которые самоотверженно работали, не имеем ни времени, ни возможности отстаивать в гигантских очередях, которые давали возможность что-то приобрести.