В Екатеринбурге в Президентском центре Б.Н. Ельцина 29 сентября открылась фотовыставка «Время первых. Россель и Ельцин». В фойе кино-конференц-зала Ельцин Центра представлены работы Анатолия Семехина, Владимира Васильева, Дмитрия Донского, Аскара Кабжана и других фотографов. Эти фотографии – краткие и выразительные зарисовки из жизни первого губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя, чья судьба оказалась тесно связана с судьбой первого президента РФ Бориса Ельцина. Выставка приурочена к 80-летию первого свердловского губернатора.

– С именем Эдуарда Росселя связаны самые яркие события политической и экономической жизни Урала, – открыл мероприятие заместитель исполнительного директора Президентского центра Б.Н. Ельцина Олег Бакин. – Во время подготовки выставки «Время первых. Россель и Ельцин» сотрудники музея провели огромную исследовательскую работу. Выставка иллюстрирует малую часть событий, которые произошли, когда Эдуард Эргартович возглавлял Свердловскую область. Фотографии рассказывают и о насыщенной истории взаимоотношений первого президента России Бориса Ельцина и первого губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя. Оба – опытные строители, сильные харизматичные лидеры, которые создавали новую Россию. В календаре важных дат Ельцин Центра 3 сентября выделено особо. В этот день в 2009 году Эдуард Россель губернаторским указом определил, где будет построен Ельцин Центр. Мы благодарны Эдуарду Эргартовичу за неоценимый вклад в создание Ельцин Центра.

Доктор исторических наук, заместитель исполнительного директора Президентского центра Б.Н. Ельцина Анатолий Кириллов вслед за Олегом Бакиным поделился воспоминаниями о плодотворном периоде работы с Эдуардом Росселем, рассказал о роли Росселя в выборе места, где возник Ельцин Центр, и вручил будущему юбиляру свою новую книгу «Средний Урал: век XXI. Хроника событий 2000–2018».

– В книге я показываю, год за годом, день за днем как Эдуард Эргартович выстраивал в труднейших условиях Свердловскую область. Как создавались здания, храмы, дороги, – рассказал Анатолий Кириллов. – Россель, без преувеличения, великий губернатор.

Подарочный набор биографических книг Бориса Ельцина и фирменную толстовку вручила будущему юбиляру директор Музея Б.Н. Ельцина Дина Сорокина. Кроме того, на стене создателей и благотворителей Ельцин Центра появилась табличка с именем Эдуарда Росселя.

Вообще Эдуард Россель – уникальный политик. Уникальный потому, что он сумел сохранить любовь и уважение земляков. Продолжительность этого периода симпатий и доверия измерить очень сложно. Увлеченный строитель, в 1963–1975 годах Россель работал в «Тагилстрое», в 1975–1990 годах занимал руководящие должности «Тагилтяжстроя» и «Главсредуралстроя». С 1990 года начался взлет Росселя в уральской политике. Он избран председателем Свердловского облисполкома и председателем Свердловского облсовета, в 1991 году возглавил администрацию Свердловской области, а в 1993-м Борис Ельцин снял его с высокой должности за авантюрную в глазах Москвы и вполне обоснованную в глазах ряда уральских политиков попытку провозглашения Уральской республики. Все в том же 1993 году Россель возглавил «Преображение Урала», в 1994 стал первым председателем Свердловской областной думы, а в 1995, 1999 и 2003 годах был избран губернатором Свердловской области. С 2009 года началась история опытного политика в качестве члена Совета Федерации. И, конечно, значительный отрезок карьерного пути Эдуарда Росселя прошел рядом с Борисом Ельциным.

– Я работал с Ельциным с 18 октября 1974 года, тогда Борис Николаевич был заведующим строительным отделом Свердловского обкома КПСС, – рассказал Эдуард Россель. – Впервые мы с ним встретились перед митингом по поводу запуска крупнейшего блюминга 1500 в Нижнем Тагиле. Я был начальником комплекса. Первый секретарь Свердловского обкома КПСС Яков Петрович Рябов выехал из Свердловска на митинг, но Госкомиссией еще не был подписан акт. Акт не согласовывала главный врач облСЭС Алла Ощепкова, причем не из-за претензий к цеху, а из-за вопросов к НТМК. Однако нельзя было допустить, что первый секретарь приехал на митинг, а акта еще нет. Митинг бы отменили, был бы скандал. Борис Николаевич приехал перед митингом, отвел Ощепкову в сторону, достал ручку, попросил подписать акт и сказал, что она когда-нибудь будет этим гордиться. И Ощепкова подписала. А потом приехал Яков Петрович, и митинг начался. Также, помню, в 1990 году Борис Ельцин был гоним и тайно прилетел на грузовом самолете из Санкт-Петербурга. Тогда проходили выборы депутатов РСФСР, а Леонид Федорович Бобыкин – первый секретарь Свердловского обкома КПСС, запретил всем партийным руководителям и директорам заводов принимать Ельцина. Я был начальником «Главсредуралстроя», и ко мне пришел Артур Ершов, доверенное лицо Ельцина, и попросил дать согласие провести в нашем актовом зале встречу с избирателями. Я сказал, что нет вопросов. Ершов вышел, и через тридцать секунд раздался звонок по ВЧ, а этой связью пользовались только члены ЦК КПСС, секретарь обкома партии и министры. Этот телефон называли инфарктным, потому что когда человек брал трубку, то думал, что же он такого натворил. По ВЧ мне позвонил Бобыкин, сказал, что до него дошли слухи о том, что я разрешил встречу с Ельциным, и попросил ее отменить. Я ответил, что не могу, потому что Ельцин очень многое сделал, Свердловская область под его руководством вырвалась вперед, к тому же он наш земляк. Тогда Бобыкин пообещал, что я не буду начальником Главка и членом партии. Я ответил, что начальников Главка избирают, и это от обкома партии не зависит. А если я объясню причину своего отказа выполнить его указания, то не найдется достаточного количества коммунистов, чтобы проголосовать за исключение меня из партии. Он ответил: «Какой вы разговорчивый». И положил трубку.

Это можно увидеть на выставке. Эдуард Россель на церемонии вступления в должность губернатора Свердловской области, Эдуард Россель вместе с близкими, на заводе, на атомном крейсере «Верхотурье», за штурвалом ТУ-154м, на Кубке губернатора по хоккею. А еще – Эдуард Россель и Борис Ельцин в аэропорту Кольцово, в президиуме зала совещаний Дома Советов в 1991-м, на летном поле перед вылетом кандидата в Президенты РСФСР в Самару…

– Человек живет до тех пор, пока у него есть идеи, и он стремится их реализовать, – отметил Эдуард Россель. – Мы работали вместе с Борисом Николаевичем Ельциным в разных ситуациях. Борис Николаевич уникальный человек. Трудно представить себе политика в 90-е годы, который был бы способен сделать то, что сделал Ельцин. Он поступал так, как подсказывали совесть, опыт, люди, которые его окружали. 90-е были тяжелым периодом разрушения Системы. И он это сделал. Горжусь тем, что работал с таким человеком.

На открытии выставки «Время первых. Россель и Ельцин» Эдуард Россель поделился, наверное, самыми сокровенными воспоминаниями о встречах с Борисом Николаевичем Ельциным. О тех встречах, когда политики беседовали особенно доверительно, признавая заслуги друг друга. Когда они были по-настоящему «на ты».

– Незадолго до ухода Бориса Николаевича из жизни мы ехали с ним вместе из Нижнего Тагила, – рассказал Эдуард Россель. - И Борис Николаевич попросил его извинить за то, что в 1993 году снял меня с поста. Он сказал, что тогда было много шума, говорили, что если не остановить Росселя (с идеей Уральской республики – ред.), то по всей России начнется республиканизация. К сожалению, ни он, ни те, кто это говорили, не читали «Конституцию Уральской республики». Это была уникальная «Конституция», которая строила в России реальный федерализм, подлинные федеративные отношения. За что мы и боролись. И вот Борис Николаевич сказал: «Давайте дадим друг другу руки и простим друг друга».

Если Борис Ельцин однажды освободил чересчур самостоятельного политика Росселя от занимаемой должности, то Эдуард Россель рискнул дважды ответить отказом на весьма лестные предложения Ельцина, которые в глазах подавляющего большинства политиков стали бы пределом мечтаний.

– Я отказывал Борису Николаевичу дважды, – сообщил Эдуард Россель. – К слову, отказывать ему было очень трудно, потому что это заканчивалось оргвыводами. В 1978 году Ельцин хотел назначить меня главой Нижнего Тагила. Борис Николаевич, человек тонкий и дипломатичный, сказал: «Я занимаюсь вопросом главы города. Переговорил с членами горисполкома, райисполкомов, членами бюро райкомов партии, первыми секретарями, профсоюзами. Все называют вашу фамилию. И мне ничего не остается, как вам это предложить». Я сразу ему отказал. Помню, часы находились напротив меня – Борис Николаевич молчал три минуты. Я знал, что этим отказом подписал себе политический и административный приговор. После этого Ельцин сломал карандаши и бросил их в стену. И сказал: «Идите, я никогда вам этого не прощу». Но ничего не предпринял. Потом я спросил у Бориса Николаевича, почему он меня тогда не уничтожил. Ельцин ответил, что, когда он назначал глав городов, районов, руководителей парторганизаций, они лебезили, чуть ли руки не целовали. И вдруг появился человек, который сказал: «Я против». Борис Николаевич пояснил: «Я не знал, что с вами делать. Я долго думал – и решил вас сохранить». История второго отказа следующая: Ельцин предложил мне работать председателем Правительства Российской Федерации, я должен был сменить Ивана Степановича Силаева. Я отказался. Ельцин отреагировал уже помягче, чем в первый раз, сказал «до свидания», повернулся и ушел. Зато потом, когда в России была тяжелейшая ситуация: танки, митинги, – Борис Николаевич меня вызвал. Я срочно приехал и пробыл у него две минуты. Он сказал: «Эдуард Эргартович, вот запасное правительство, увези его в Свердловскую область и организуй все так, чтобы оно могло работать». Я привез, сделал все, как он просил, в течение двух часов правительство провело встречи со всеми российскими губернаторами и начало активно работать.

Слоган одной из предвыборных кампаний Росселя – «Просто наш Губернатор». Он и остался таковым – народным любимцем и народным губернатором, лидером, которого регион когда-то выбирал сердцем. Как и первого российского президента – Бориса Ельцина.