В Ельцин Центре, накануне праздника 8 марта, писатель Виктор Шендерович представил публике первый диск из серии «Куклы». Избранное», на котором записаны лучшие выпуски 1995 года легендарной программы НТВ.

Фрагменты «Кукол» включены в медиапрограммы Музея Б. Н. Ельцина – их можно увидеть на экранах и на планшетах. Кроме того – в роли экспонатов выступают и сами куклы, сделанные автором первых персонажей программы французским мастером Аленом Дюверном специально для музея. В витрине, посвященной свободе слова, центральное место занимают герои программы - кукольные Борис Ельцин, Александр Лебедь, Геннадий Зюганов.

Права на все выпуски программы безвозмездно передал Президентскому центру Б.Н. Ельцина продюсер «Кукол» Василий Григорьев.

«Куклы» в экспозиции Музея Бориса Ельцина

Президентский центр Б.Н. Ельцина

Сценарист «Кукол» рассказал, как появилась программа. Виктор Шендерович поделился впечатлением от посещения музея, почитал свои рассказы из 90-х и подписал первый диск «Кукол» всем желающим.

Представила гостя заместитель директора Президентского центра Бориса Ельцина Людмила Телень.

– Поразительное впечатление произвел на меня музей, – признался Виктор Шендерович, – это невероятный глоток свободы, глоток воздуха и мощнейший контекст. Ничего не может существовать без контекста: ни юмор, ни слезы. Ну, кто бы мне сказал, что я буду плакать над главами и параграфами Конституции, которую читают вслух? Вот просто слушать, как их произносят разные и, в том числе, знакомые мне люди и реветь. Двадцать лет назад читал бы и читал. А сейчас говорят: «Цензура запрещена». А ты ревешь. «Свобода собраний». Ты ревешь. Контекст великое дело.

В «Куклы» я попал случайно и не подозревал, что проект займет такое место в моей жизни. Меня позвал Григорий Горин, позвал для заработка. Горин меня опекал и был моим ребе. Сам себя назначил на эту должность. Как-то позвонил и сказал, что его позвали делать сатирическую программу на телевидении. «Давай, – говорит, – делать вместе!» Я согласился. Оказалось, что самих «кукол» еще нет. Ельцина точно не было. Были Егор Гайдар, Виктор Геращенко, Борис Федоров. Но Горин сказал: «Приезжай! Будем искать концепцию!»

Я приезжал к нему искать концепцию. Мы обедали, полдничали, ужинали. И мне всё очень нравилось, потому что я столовался у Горина, мы чудесно проводили время, он рассказывал какие-то смешные истории. Каждый раз, когда я звонил ему в дверь, он строго спрашивал: «Нашел концепцию?» Я отвечал, что еще не нашел, но чувствую – уже совсем близко. Однажды он встретил меня в дверях и спросил: «Ты нашел концепцию?» «Нет!» – признался я. «А я нашел! – сказал Горин. – Надо взять у них денег и скрыться!» Эту концепцию я знал и без него. Но потом стало что-то вырисовываться, я придумал маленький российский городок Верхний Федератск, где всё, как в Москве, но уменьшено до размеров глубинки. Горину понравилось. И он сказал: «Вот и пиши!» И устранился. А я оказался автором программы.

Творческая встреча Виктора Шендеровича в Ельцин Центре в Екатеринбурге

Видео: Александр Поляков

В 1994 году продюсер Василий Григорьев купил у владельцев Guignols de l’info – французского аналога программы – право на производство в России. Первые куклы для передачи сделал мастер-кукольник французского оригинала Ален Дюверн. Потом кукол начал изготавливать российский мастер Андрей Дроздов. Первая передача вышла 19 ноября 1994 года, а уже в декабре со студии были украдены 4 куклы, каждая стоимостью около 6 тысяч долларов...

Всеми любимый стиль подачи появился случайно. В конце 1994 года планировался к выходу новогодний выпуск программы с безобидным юмором, но 11 декабря российские войска вошли в Чечню, и такой выпуск стал невозможен. Создатели решили экранизировать «Героя нашего времени» Лермонтова. Новая версия оказалась неожиданно актуальна и свежа. С этого момента начинается пародийное использование классических сюжетов и текстов. Каждый выпуск строится на обыгрывании популярных художественных произведений от «Винни Пуха» до «Робинзона Крузо», исторических событий, например, Великой французской революции и отдельных личностей. Действующих политиков изображают подвижные латексные куклы – карикатуры на российских политиков, а сюжеты, соответственно отображают актуальные политические реалии и конфликты.

Всего было снято более 360 эпизодов.

– Шутить на скорость очень нелегко, – комментирует показ Виктор Шендерович. – И даже опасно. Я не сторонник КВН. Шутки по отмашке нормального человека могут сделать невротиком. Они легко рождаются в компании, во время хорошего застолья. Из воздуха. Кто-то сказал, кто-то добавил – получилась шутка, как реакция интеллекта на действительность. Шутить в графике очень сложно – семь страниц текста, одиннадцать минут экранного времени должны быть готовы в среду вечером. А главное событие недели происходит в четверг и предугадать его никак нельзя. Как-то произошла смешная история. Парламент дважды отклонил кандидатуру Черномырдина на пост премьера. Мне позвонил Олег Добродеев, директор НТВ, и сказал: «Я был у деда, они двигают Черномырдина – в третий раз. Пишите про него». Перелопачиваем сценарий под Виктора Степановича. Звонит Добродеев и говорит: «Будет Лужков, пишите про Лужкова!». Закончили к полуночи. Звонит Добродеев и говорит одно слово: «Маслюков!» Как? Почему Маслюков? В пятницу Ельцин выдвигает Примакова. Со мной он это не согласовывал. И я взвыл: «Помилосердствуйте! Ну, почему это надо делать в пятницу?!»

Вернемся в 94-й. Я впрягся и начал работать. Это была аналитическая программа, обильно сдобренная шутками. Были персоны, про кого можно было шутить, и те, про кого шутить было категорически нельзя. Про Черномырдина шутить было можно. И всё это было весьма уныло. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Началась первая чеченская война. И шутки «ни про что» отошли на второй план, и появилась возможность высказаться. Вялая юмористическая передача превратилась в остросатирическую. Появился повод для удара.

Про сатириков говорят, что они из двух зол выбирают большее. Оказалось, что я могу говорить о том, что душит бессильным гневом моих родителей и моих друзей. Я понимал, что говорю что-то важное. Это совпало с позицией НТВ. Я настаивал, и они поддержали меня в том, что должна появиться кукла президента. Безнравственно шутить над вторым, третьим и сто восемнадцатым лицом в государстве, когда мы не шутим над первым. Сатира – вещь глубоко нравственная. Шутить надо над сильным, над главным, тогда эта шутка засчитывается, а когда ты топчешь ногами лежачего, даже если ты это делаешь красиво... Я говорю в таких случаях: «Что-то в этом супе не так!».

И кстати, потом, когда «Кукол» закрыли на НТВ, и они перешли на Первый, тоже были блестящие шутки, но уже над Новодворской и Немцовым. Только это перестали смотреть. Потому что неприлично шутить над Новодворской и Немцовым и не шутить над Путиным. То, что Игорь Малашенко решился на куклу Бориса Николаевича – это был правильный поступок. Мы двинулись дальше. Уже несколько месяцев была кукла президента, но не было куклы Александра Коржакова. Шутить над Ельциным не боялись, а над главой охраны президента – побаивались. Потом появилась и она, – рассказал Виктор Шендерович.

Куклы политиков на телевидении не новость. Они есть во Франции, Германии, Чехии. Но только в России появились не просто отдельные сцены, а целые литературные сюжеты. «Куклы» прошлись по всей школьной программе, и это было настоящее ноу-хау НТВ – воскрешение классики, ее вечной актуальности и злободневности. Только в течение 1995 года Виктору Шендеровичу пришлось стать соавтором «Фауста», «Гамлета», «Анны Карениной» и «Муму». Само написание сценария превратилось в театральный капустник - жанр для писателя вполне привычный. Так из-под пера Шендеровича вышли блестящие стилизации Гоголя, Конан Дойла, Салтыкова-Щедрина. Режиссёрами программы в разное время были Василий Пичул, Александр Левин. Регулярными сценаристами выступали Алексей Винокуров, Гор Николаев, Наталия Белюшина. Озвучивали персонажей Михаил Грушевский и Сергей Безруков.

– Коржакова планировали показать к приезду Билла Клинтона, – продолжил Шендерович. – Решили: погибать – так с музыкой. Думали, пока Клинтон гостит, нас не закроют. Но гром грянул, когда не ждали, 8 июня, когда была программа на сюжет Горького «На дне». Черномырдин возбудил против меня уголовное дело. Мне все звонили и говорили: «Они не посмеют!» Но посмели же.

Поехали к Зиновию Гердту на дачу. Он очень волновался и тоже говорил: «Они не посмеют!» Я спросил Зиновия Ефимовича, какие у него есть основания так думать, и он мне очень воодушевленно сказал: «Как же?! Ведь им после этого никто руки не подаст!» Святой человек, для него самым страшным было, если руки не подадут. Тогда пронесло. Мы дали пресс-конференцию, я и куклы. Нас снимали 70 видеокамер. Прокурор Чайка не решился меня посадить. Конечно, все они были не подарки. И Борис Николаевич был не пряник. Но он был большой, живой, сильный человек. И сколько раз его науськивали на программу, но он ни разу не тронул нас. Когда на нас было заведено уголовное дело, к нему подскочил один журналист и задал ему вопрос: «Что вы думаете про программу «Куклы»?» Тогда это было еще возможно. Ельцин сказал: «Я этой программы не видал». Он говорил правду. Позже выяснилось, что Коржаков показывал ему только те сцены, где был сам Борис Николаевич. И он был убежден, что программа охотится персонально на него. Он не знал, что мы говорим про Зюганова, Явлинского, Жириновского. Несколько раз у него, как у большого медведя, поднималась лапа на нас, но каждый раз повисала в воздухе.

Думаю, он понимал, что мы тот же народ, который привел его к власти, сделал президентом России. Он действительно опирался на народ. Он всегда помнил, чей хлеб ест. Он был сильнейшим аппаратчиком и знал все правила игры, но в нем «квартировала совесть». Я сегодня со слезами на глазах смотрел его последнее послание, когда он просил у всего народа прощение. Сейчас это трудно представить, но ведь это было. У меня случился ностальгический день, я бродил по музею первого президента и ощущал себя в машине времени. Я проехался на ней с невероятно сильными чувствами и вышел обнадеженным. Во-первых, какой замечательный, правдивый музей, с какой любовью он сделан. Во-вторых, сколько людей, несколько сотен одновременно со мной. Много молодых. Я подумал: прорастет! Обязательно прорастет! «Не бывает напрасным прекрасное!» – говорила Юнна Мориц. Этот глоток свободы, который мы испытали, он не исчезнет – история вещь длинная, и в России надо жить долго.

Диск "Куклы". Избранное" с программами НТВ

Президентский центр Б.Н. Ельцина

Первый диск с «Куклами» продаётся только в Ельцин Центре: в книжном магазине «Пиотровский» и музейном магазине. Следующий планируется выпустить в апреле – на нём будут собраны программы 1996 года.