В Ельцин Центре в Екатеринбурге 9 ноября презентовали нашумевшую «Матильду», а режиссер Алексей Учитель обсудил свой новый фильм со зрителями и прессой.

О фильме «Матильда», разделившем общественное мнение на два лагеря, в России, кажется, не знает только ленивый. Еще в августе почти половина из опрошенных социологами россиян выразили желание вкусить «запретный плод» и посмотреть заинтриговавшую общественность киноленту. Температуру общественного интереса подогрело и столетие революционных событий в России, и повышенное внимание к еще невышедшей «Матильде» депутата Госдумы Натальи Поклонской, и вспыхнувший екатеринбургский кинотеатр «Космос», протараненный принципиальным противником «Матильды», и «антиматильдовские» стояния верующих в Москве и Санкт-Петербурге.

Встречи Учителя прошли с участием критика, киноведа, члена российской Академии кинематографических искусств «Ника» Вячеслава Шмырова.

Журналистов интересовало режиссерское видение Алексеем Учителем образа Николая II, а также то, как он оценивает прокат фильма.

– Вопрос для меня принципиальный, – рассказал Алексей Учитель. – Мне был интересен образ наследника и будущего императора. Какое-то время назад мы затевали картину под названием «Дно». Дно – станция, где произошло отречение Николая II. И я много прочел материалов об императоре. Мне показалось, что бытовое восприятие Николая II строится на том, что он был слабым безвольным человеком. Мне показалось интересным посмотреть на него в молодом возрасте, на то, как складывался его характер, каким он был человеком. Мне хотелось, чтобы он производил впечатление человека, на которого интересно смотреть не только с точки зрения его поступков, а с точки зрения поведения. Он не статуя, а человек, который может сомневаться и влюбляться, переживать. Также мне кажется, что он был хорошим правителем, потому что за 17 лет его правления мы стали первыми в Европе и вторыми в мире по всем показателям. И он собрал правильную команду людей, которые многие вещи претворила в жизнь. Для меня стало открытием, что детсады и ясли появились именно при нем, что начал прививаться английский язык. Он был мягким, интеллигентным, умным человеком, чувствовал людей. Я очень положительно оцениваю его фигуру. Прокатом фильма я не очень доволен, хотя цифры неплохие. Мне обидно, что люди идут смотреть фильм, будучи под впечатлением скандала.

В ближайшие три-четыре года творческие планы режиссера не будут связаны с царской семьей, сказал Учитель, несмотря на то, что ему говорили о том, что можно взяться и за сценарий «Матильды-2», который бы описал героев в 1917 году. По словам режиссёра, когда шла борьба за выход «Матильды» в прокат, больше всего он надеялся на победу разума. Алексею Учителю даже предлагали сделать трейлер для верующих и обсудить картину с ними.

– Месяц октябрь был выбран как самый удачный для запуска в прокат российских фильмов, а «Матильда» была уже готова, – сообщил Учитель, пояснив, что со столетием Октябрьской революции выход «Матильды» не связан.

– Выбор сценариста был очень долгим, я проводил конкурс синопсисов, в котором принимали участие и зарубежные сценаристы, – рассказал Алексей Учитель. – Автором сценария стал замечательный сценарист Александр Терехов, автор книг «Каменный мост» и «Немцы». Он впервые писал сценарий, но с ним было очень интересно. Спустя четыре месяца работы Терехов сказал «я так больше не могу» и хотел сбежать, но я его удержал. Актера Ларса Айдингера, который играет Николая II, я считаю гениальным, он очень известен в театральном мире, активно снимается. Луиза Вольфрам, которая играет будущую супругу императора, тоже помногу снимается в кино.

– Будете ли вы впоследствии учитывать чувства верующих при съемках?

– Беда моя в том, что я никого не оскорбил, тем более чувства верующих, – ответил Алексей Учитель. – Это наговоры людей, которые не видели картину.

– Что важнее – любовь или долг?

– Режиссер должен быть одним из героев, все пропускать через себя. Я всегда отвечаю за то, что герой чувствует, его метания. По-человечески я должен его хорошо понимать, переживать вместе с ним.

Алексей Учитель свою оценку Ельцин Центру.

– Искренне говорю, всегда возникает ощущение, находишься ли ты в официальном учреждении или в человеческом, – рассказал Учитель. – Атмосферно здесь все сделано для людей, чтобы они почувствовали, в честь кого Центр назван. И даже когда я посмотрел на зал, я оценил то, что люди пришли не просто увидеть фильм «Матильда» – они пришли именно в Ельцин Центр. Чувствовалось, что от людей исходит ощущение доброты. Я думаю, что однозначно то, что мы говорим свободно – это заслуга Бориса Николаевича Ельцина. Я часто видел его на Кубке Кремля – я, как и он, фанат тенниса. Видел, как он активно переживал и болел. Мне кажется, что очень важно, чтобы у правителя были человеческие черты, чтобы он не являлся статуей. У Ельцина это очень выражено. В последний раз я был в Екатеринбурге, когда показывал на фестивале фильм «Рок», и в эти дни начался путч. И я помню, что мы сидели у телевизора два или три самых напряженных дня и смотрели.

– В фильмах «Рок» и «Последний герой» вы, по сути, выразили дух и музыку перемен. Героями ваших фильмов были Шевчук, Гребенщиков, Цой – это была музыка, которая сопровождала перемены. Закладывали ли вы это в фильмы?

– Я хотел выразить дух времени именно через людей. Музыка была важна для меня, но мне были интересны люди, почему они пишут определенную музыку и стихи, какие они в жизни и в быту, как возникли их произведения. Обобщения, конечно, невольно возникают. Цой очень современен. Да я и сам в то время менялся. Когда ты сталкиваешься с реальными людьми, неизбежно меняешься. До съемок я был знаком только с Борисом Гребенщиковым. Фильм «Рок» стал для меня поворотным, потому что тот психологический тормоз, который был у меня с советских времен, пропал, я освободился от своих внутренних страхов.

– Рок стал музыкой свободы, это была та музыка, которая пробилась сквозь «железный занавес»?

– Да.

– Самый первый показ фильма «Матильда» в Екатеринбурге собрал совершенно разную аудиторию, от «смартфоновой» молодежи до убежденных поклонников Николая II. Одни зрители сравнивали фильм со сказкой, другие вспоминали голливудское кино. Можно сказать, что «Матильда» фильм о выборе не только Николая II, но и самой России между исторической трагической предопределенностью, которая привела к гибели семьи Романовых и к Октябрьской революции, и творческим, реформаторским путем развития, который воплощает фигура Матильды как символа шанса на преобразования. Как вы полагаете, был ли у той мятущейся России конца XIX – начала XX столетия, которая выражена в образе Николая II, выбор и возможность исторического творчества и нереволюционного поступательного развития?

– Вы все правильно сказали. Я взялся за эту историю – она не сказочная, во многом реальная – потому что она, как ни парадоксально, определяла то, в какой стране мы живем сегодня. Тогда был выбор. Другое дело, что этот выбор зависел не только от двух человек, но и от непоказанных у нас событий. От крушения царского поезда, от чего скончался отец Николая II – император Александр III. И это предопределило судьбу наследника. Для меня любовь Николая – выбор между внутренней свободой и долгом, который был тоже важен, особенно для царской семьи. Фильм о тяжелейшем человеческом выборе. Матильда дала Николаю II свободу не только в физическом, но и в личном, человеческом смысле. И это его особенно с ней сблизило. А дальше нужно было выбирать, и до смерти Александра III этот выбор точно был, все могло пойти по-другому.

– В результате в России могло не быть Октябрьской революции?

– В том виде, в котором она произошла, не было бы. Возможно, было бы что-то другое – может быть, более страшное, может быть, нет.

– Как вы пережили ту агрессию, которая была направлена на вас и фильм «Матильда», и были ли у вас опасения, что фильм не выйдет на экраны?

– Шла борьба. Но было выдано прокатное удостоверение, которое еще больше увеличило агрессию. Есть такие структуры, как Минкульт, который определяет, нарушил ли фильм законы государства. Если этого нет, то фильм можно показывать. Запретить его никто не имеет права. Все высказывания, связанные с призывами к противоправным действиям, поджогам кинотеатров, можно было пресечь и раньше, но это было сделано не сразу.

– По вашим ощущениям, скажется ли ситуация вокруг «Матильды» на вашем творческом будущем?

– Не знаю, но надеюсь, что нет, очень не хотелось бы, чтобы сказалась. Уже весной я начинаю съемки нового фильма, связанного с Виктором Цоем.

Кинорежиссер Алексей Учитель в Музее Б.Н. Ельцина

Видео: Александр Поляков

Алексей Учитель нашел время побывать в Музее Б.Н. Ельцина. Экскурсию для него провела директор музея Дина Сорокина.

– В суете и в профессиональной работе трудно ощутить, что происходило все эти годы. Я сейчас прошел по Музею Б.Н. Ельцина, – поделился режиссер, – каждое событие тех лет пропущено через себя. Но только сейчас мы чувствуем, что живем в другой стране. И это мог сделать лишь один человек, который мог все поднять и подняться, и то, что мы можем говорить всё, что думаем, – это роль личности. Я смотрел предновогоднюю речь Бориса Николаевича, – ее мог произнести только человек, который любил страну и ради будущего мог отказаться от власти. На меня это произвело сильное впечатление. Тот же Голливуд о руководителях снимает кино, – поразительно, что нет игровой картины о Борисе Николаевиче, он этого заслуживает, и это может быть интересно во всем мире. Вопрос, кто сможет сыграть роль Бориса Николаевича. Это не только талант должен быть, но и человек, который обладает колоссальными личными характеристиками. Также в музее есть чувство свободы. Есть ощущение, что это твое. Я переживаю, и это главное достижение, помимо современных форм и идей. Вздох, ком в горле. Это очень здорово.