В медиазале Ельцин Центра 13 сентября профессор Павел Полян прочел лекцию «Прожить непрожитое и прочесть непрочитанное: Марсель Наджари и его рукописи».

Историк, ведущий научный сотрудник Института географии РАН Павел Полян рассказал, как найденные рукописи узника Аушвица, греческого еврея Марселя Наджари, были восстановлены с помощью оригинальных современных компьютерных технологий.

Сначала о том, что представляют собой эти рукописи и в чем их ценность. Рукописи Наджари и еще четверых узников были найдены в земле и в пепле близ крематориев концлагеря Аушвица-Биркенау после войны. Четверо авторов «свитков из пепла» погибли, а Марселю Наджари посчастливилось выжить. Эти пронзительные свидетельства стали одними из центральных документов Холокоста.

В самом начале лекции Павел Полян напомнил слушателям, что такое лагерь смерти Аушвиц-Биркенау.

– Это была «фабрика смерти» – концлагерь, каких насчитывалось десятки на завоеванных Германией территориях. В то же время он был рабочим лагерем для военнопленных, а таких было всего два. Это самый крупный лагерь из всех аналогичных. По сегодняшним оценкам в концлагере Аушвиц-Биркенау было умерщвлено 1,3 миллиона человек, из них 1,1 миллиона были евреи.

Лектор объяснил, кого в лагере называли «зондеркоммандо», а Наджари был одним из них: это были работники вспомогательных бригад, почти полностью состоящих из евреев, которых нацисты принуждали выполнять самую грязную часть своей «работы»: срезать женские волосы, извлекать золотые коронки, утилизировать пепел.

7 сентября 1944 года в лагере вспыхнуло восстание, в котором участвовали и «зондеркоммандо».

– Восстание готовилось долго и тщательно. Женщины, работавшие в военных цехах при лагере, горстками выносили порох. Порох предназначался для гранат, – рассказал Павел Полян. – Но все пошло не по плану: незадолго до бунта его организаторов перевели в другой крематорий, но в день восстания его все-таки удалось взорвать. Восставшие убили нескольких эсэсовцев, прорвали заграждение из колючей проволоки и бежали из лагеря. Из 150 человек, вырвавшихся из лагеря, далеко убежать удалось четверым. Правда, позже их все равно нашли и казнили. В военном смысле, восстание не удалось – участники побега действовали спонтанно и были обречены.

Это событие отразилось в рукописях «зондеркоммандо», но, конечно, содержание «свитков из пепла» гораздо шире и страшнее. Рукописи прятали в свинцовых банках и закапывали в надежде, что кто-нибудь их прочтет. Всего было найдено пять таких рукописей, и одна из них написана именно Марселем Наджари.

Его жизнь – сюжет для приключенческого романа, несмотря на всю трагичность. Он был, как уже было сказано, евреем греческого происхождения, по профессии торговцем, но по призванию художником. По характеру – невероятный оптимист. Даже в Аушвице, несмотря на весь ужас, он находил в себе силы шутить, пародировал фашистов. Был призван в греческую армию, но после поражения Греции от Третьего рейха вернулся домой в Салоники и оказался в оккупационной зоне. Сбежал в Италию к партизанам. После многих злоключений (смена фамилии, фашистский плен, допросы и пытки, тяжелейшая болезнь) Марсель в апреле 1944 года оказался в Аушвице и попал в число «зондеркоммандо». За два дня до освобождения Аушвица советскими войсками Марселя перевели в другой лагерь смерти – в Маутхаузен, где ему посчастливилось выжить и дождаться освобождения. В 1951 году с семьей он перебрался в Нью-Йорк, где умер в июле 1971 года.

Лагерные записки (рукописи) Наджари нашли через девять лет после его смерти. Они находились в стеклянной колбе от термоса, закупоренной пластмассовой крышкой, колба была положена в кожаную сумку. Прочитать записки казалось практически невозможным: рукописные листы, пролежавшие годы в земле, отсырели, буквы расплылись, чернила обесцветились. Павел Полян объяснил слушателям, как рукопись Марселя Наджари, изначально практически не читаемую, от силы на десять процентов, удалось восстановить процентов на 85.

Об истории находки и работе по расшифровке текстов, проблемах, при этом возникающих, Полян рассказывал в одной из своих радиопередач. И был услышан молодым компьютерным энтузиастом, неравнодушным человеком Александром Никитяевым из Тулы. Александр нашел Поляна и предложил свою помощь.

– Александр Никитяев – замечательный специалист, чудесный человек. Когда он услышал в одной из передач, что у нас остаются непрочитанные фрагменты рукописей «зондеркоммандо», нашел меня через радиостанцию. Я отправил ему сканированную рукопись, и он начал с ней работать, – вспоминал историк.

Александр изобрел этот метод сам. Схематично и упрощенно метод можно описать так. С помощью ряда инструментов в фотошопе он накладывает две стороны одного рукописного листа друг на друга и постепенно настраивает изображение так, чтобы текст можно было прочесть. Александр записал видео, где показал, как он восстанавливает документы. На один лист у него ушло буквально десять минут. Благодаря помощи Александра Никитяева исследователи смогли прочитать один из центральных документов Холокоста. Из рукописи мы узнаем о том, что происходило с Марселем Наджари и такими же узниками как он в лагере смерти Аушвиц-Биркенау.

Полян недоумевает, почему методом восстановления документов, доступным сегодня любому желающему, не хотят воспользоваться архивисты.

– Эти технологии универсальны. И я не понимаю высокомерного отношения подавляющего большинства архивистов. В каждом архиве есть трудночитаемые тексты, которые теперь поддаются обработке. Я тут же воспользовался своим хорошим знакомством с Никитяевым и отправил ему некоторые сканы мандельштамовских рукописей.

Павел уверен, что они будут восстановлены, и тогда мы обретем новые поэтические свидетельства великого мастера.