В Ельцин Центре в Екатеринбурге, в книжном магазине «Пиотровский», 14 сентября состоялась встреча с поэтом, филологом, председателем Мандельштамовского общества Павлом Нерлером. Тема встречи – «Глобус Осипа Мандельштама: увековечение памяти о поэте».

Известный филолог Павел Нерлер по праву считается одним из ведущих специалистов по творчеству Осипа Мандельштама: он – автор биографических работ о поэте, а также редактор собраний его сочинений. Вниманию слушателей Нерлер представил красочную презентацию, рассказывающую о памятных знаках, посвященных Осипу Мандельштаму.

Лектор напомнил присутствующим о кратком пребывании поэта Осипа Мандельштама и его супруги Надежды Яковлевны в Свердловске 1 июня 1934 года. Мандельштам был направлен из Москвы на поселение в Чердынь после очередного «поэтического вызова». Его стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны», вызвавшее недовольство властей, прозорливый коллега по цеху Борис Пастернак охарактеризовал весьма жестко: «Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия». Пастернак оказался прав: Мандельштама ждали ссылки, Чердынь, Воронеж, Владивосток и смерть 27 декабря 1938 года в пересыльном лагере. Свердловск был своего рода краткой остановкой – на пути в вечность. И на этой остановке поэт написал стихотворение, наполненное горькой иронией:

«Один портной с хорошей головой

Приговорен был к высшей мере.

И что ж? – портновской следуя манере,

С себя он мерку снял и до сих пор живой».

– Поезд прибыл в Свердловск, отсюда поэт должен был ехать в Соликамск, а потом по воде добраться до Чердыни, – рассказал Павел Нерлер. – Эта пересылка отразилась в поэзии Мандельштама, сливаясь с образом Речного вокзала в Перми. Мне приятно, что сейчас мы находимся в Ельцин Центре, и также приятно, что среди тех немногих имен, которые в экспозиции Музея Бориса Ельцина манифестируют собою репрессии, можно встретить имя Осипа Мандельштама. Имя Мандельштама вошло в плоть и кровь российской истории как имя одного из самых именитых репрессированных и одного из самых замечательных поэтов.

Первый памятник поэту, по большому счету, ознаменовал собой начало Перестройки в СССР, и создан он был во Владивостоке, в мастерской скульптора Валерия Ненаживина, которого, по словам Нерлера, потрясла поэзия Мандельштама. 1991 год же оказался связан с целым аккордом памятных знаков Мандельштаму: мемориальные доски были установлены в Москве на Тверском бульваре, 25; в Ленинграде на Васильевском острове; в Воронеже, на улице Ф. Энгельса, 13. Неудивительно, что локации, где появлялись памятные знаки, посвященные поэту, были напрямую связаны с географией его непростой судьбы.

– 15 января 1991 года отмечалось столетие Мандельштама, и юбилей был более чем заметен, – сказал Павел Нерлер. – В Колонном зале прошел памятный вечер с портретом Мандельштама в стилистике членов Политбюро, а в момент открытия памятной доски неожиданно грянул гимн Советского Союза. 15 января 1991 года – начало государственного увековечивания памяти о Мандельштаме.

Памятные доски Мандельштаму появились в Париже, Гейдельберге, Киеве, Чердыни и других городах. Также Нерлер упомянул о памятниках Мандельштаму в Амстердаме и Санкт-Петербурге. В Екатеринбурге же память поэта пока не увековечена, однако выступивший в финале встречи с Павлом Нерлером скульптор Николай Предеин и инициативная группа энтузиастов надеются, что на железнодорожном вокзале Екатеринбурга появится памятная доска Осипа Мандельштама. Проект памятного знака уже существует, однако для его создания пока недостаточно средств.

Уже после завершения вечера Павел Нерлер дал комментарий сайту Президентского центра Б.Н. Ельцина.

– Памятники Мандельштаму начинались с таких энтузиастов, как Ненаживин, для которых это было естественным поведением, независимым от общественного или коммерческого успеха, – рассказал Павел Нерлер. – Сегодня стихи Мандельштама звучат очень актуально. Их не читают миллионы людей, но читают тысячи, чье мнение перевешивает мнение тех, кто его не читают. Сегодня особенно свежо звучат даже не «политические» стихи Мандельштама, а его поздние творения. Я уверен, что резонанс Мандельштама как автора великой поэзии сохранится. В молодости я любил стихи Маяковского и Кирсанова, но был «положен на лопатки» мандельштамовскими стихами 20-х годов.

В Ельцин Центре, как и в Музее Бориса Ельцина, по словам Павла Нерлера, он побывал впервые.

– Впечатлен Музеем Бориса Ельцина как явлением, мне импонирует почерк, веерная композиция комнат, но мне не все близко в интерпретациях, исторический мультфильм в начале музея достаточно уязвим, – отметил Павел Нерлер. – Тем не менее здорово, что музей существует.