В Музее Бориса Ельцина 7 октября побывали члены жюри XXIX Открытого фестиваля документального кино «Россия» Одельша Агишев (Москва) и Кристина Серейкайте (Вильнюс).

XXIX фестиваль документального кино «Россия» прошел в Екатеринбурге с 1 по 7 октября, так что гости побывали в Ельцин Центре перед самой церемонией награждения победителей. Примечательно, что в этом году фестиваль, традиционно собирающий полные залы, впервые представил не одну, а две конкурсные программы, выделив «отдельной строкой» телевизионное документальное кино.

– Музей Бориса Ельцина произвел на меня хорошее впечатление, даже этого не ожидала, – отметила кинооператор, призер международных кинофестивалей, член жюри конкурса документальных фильмов XXIX Открытого фестиваля документального кино «Россия» Кристина Серейкайте (Вильнюс). – В музее все сделано современно и продуманно, экспозиция сформирована тщательно, особенно кремлевский кабинет, где работал Ельцин. Благодаря музею, я многое узнала о России 90-х. Сама в то время я была маленькой девочкой. Помню, как жила с родителями и не пошла в школу, потому что танки направлялись в Вильнюс, и я боялась, что может произойти с нашей страной.

Поделилась Кристина Серейкайте и своими впечатлениями о XXIX Открытом фестивале документального кино «Россия». По словам члена жюри, она была очень рада тому, что довелось побывать на кинофестивале и увидеть свежие тенденции в документальном кино, которые ей было особенно интересно оценить как оператору.

– В Музее Бориса Ельцина есть над чем задуматься, тем более что я был свидетелем тех дней, – рассказал кинодраматург, профессор ВГИКа им. С.А. Герасимова, председатель жюри конкурса телевизионных документальных фильмов XXIX Открытого фестиваля документального кино «Россия» Одельша Агишев (Москва). – Я жил в центре Москвы, слышал выстрелы, а октябре 1993-го видел горящий Дом правительства. Вообще Ельцин Центр замечательный. В музее мы переходим из зала в зал, не зная, в каком году окажемся и в какое пространство мысли попадем. Это настоящая находка. При этом некоторые трагические события той поры, по моему мнению, были более трагичными, к примеру, первая Чеченская война. Музей подталкивает не просто к осмотру экспозиции, но и к размышлению. К тому же, у нас был толковый экскурсовод, которого отличал неофициальный подход. В общем, в Музее Бориса Ельцина невозможно оставаться равнодушным и, в отличие от большинства музеев, допустимо вслух выражать свои чувства.

Во время августовского путча 1991-го года, по словам Одельши Агишева, он находился в Москве.

– Мы все тогда были против Горбачева и за Ельцина, с которым было связано много надежд, – подчеркнул Агишев. – Негодовали по поводу путча, поведения ГКЧП... Я хотел прийти к Белому дому, считал это своим долгом, но не смог, потому что было не с кем оставить маленьких детей. Помню, Союз кинематографистов даже организовал группу, которая туда направилась, и в которую я не попал. Также помню, как мы писали письма в поддержку Бориса Николаевича, и сомнений у нас не было… Разочарования начались в магазинах: когда туда приходишь – и не видишь того, за чем пришел. Но если подняться над мещанским потребительским уровнем, то Ельцин – крупнейшая трагическая фигура. В Музее Бориса Ельцина хочется думать, и за это большое спасибо!

Также Одельша Агишев сравнил условия, в которых происходил кинопроцесс в советское время и в 90-е.

– В советское время была цензура, которую я ненавидел и буду ненавидеть всегда, – поделился воспоминаниями Одельша Александрович. – Затем цензура ушла, но сократились материальные возможности. В советское время было очень трудно втиснуться в госпрограмму, зато если это удавалось, то находилось финансирование, но при этом ни один мой сценарий не был принят в первоначальном виде. А в 90-е возникла другая ситуация: пиши и ставь, что хочешь, но деньги тоже ищи, где хочешь.

Помимо прочего кинодраматург рассказал и о качестве конкурсных работ, которые ему пришлось оценивать на фестивале.

– Было много интересного. Конечно, встречались слабые картины, но были и хорошие, – подчеркнул Агишев. – Больше всего мне понравились зрители: в Москве я давно не видел полных залов на просмотре серьезного кино, а не, к примеру, фильмов про вурдалаков. И вопросы во время обсуждения порой задавались такие, что не каждый ответит.