В Ельцин Центре 23 декабря со своей пилотной стендап-программой выступил Михаил Шац – актер, продюсер, режиссер и общественный деятель.

Мы знаем его как участника КВН, героя «О.С.П. Студии», ведущего программы «Хорошие шутки», где он чаще выступал как командный игрок. В стендап-концерте «Шац и мат» он уверенно вел соло. Согласно провокационному названию, в содержании присутствовали ненормативные выражения, но они были уместны, звучали почти «интеллигентно» и, по признанию поклонников артиста, совсем не раздражали. Зато Шаца, к удовольствию зрителей, было много – он философично, с иронией размышлял о семье, подшучивал над возрастом, окончанием телевизионной карьеры, интернет-зависимостью, национальным характером и многим другим.

– Обожаю бывать в местах, которые не нравятся Никите Сергеевичу Михалкову, – объявил вместо приветствия Михаил Шац. – Для меня это как trip viber (бот поиска низких цен и идеальных решений – ред.). Если он сказал, что ехать не надо, то надо обязательно ехать. И вот я здесь. Что любопытно: вы купили билеты, заполнили зал, несмотря на то, что я не профессиональный «стендапер». Этим занимаюсь без году неделю, но вы все равно пришли. О чем это говорит? Что сегодня в России это тренд – непрофессиональный стендапер дает концерт, охранник идет в губернаторы, американский боец смешанных единоборств Джефф Монсон становится муниципальным депутатом в Подмосковье. Между нами нет никакой разницы, разве что я единственный из них говорю по-русски. Все мы пытаемся выйти из зоны комфорта, чтобы выжить. Поэтому боец прощается с рингом, охранник покидает свой пост, а я ухожу с телевидения. Я пятнадцать лет проработал на телевидении. Меня заметили и уволили.

Теперь, говорит Михаил, он ходит по улице с гордо поднятой головой, не потому, что ему есть, чем гордиться. Просто его перестали узнавать. Что изменилось? Прежде всего, интонация. Если раньше его узнавали с утвердительной интонацией: «О! Шац!». То теперь с интонацией вопросительной: «Шац?».

Ничто не вечно, шутит Михаил: вчера распался Советский Союз, сегодня разводятся Петросян и Степаненко. И что из этого большая катастрофа – вопрос. Потому, что их развод коснется каждого из нас. Эти люди тридцать лет работали с аудиторией телеканала «Россия». И вдруг в один день они говорят: «Все!» И теперь каждый зритель канала должен сделать свой выбор: с кем он – с Петросяном, или со Степаненко.

– Недавно ко мне в Facebook пришло сообщение о добавлении в друзья Степаненко. Я испугался, – признается артист. – Вдруг весь этот сыр-бор из-за меня? Хотел бы, чтобы этот дуэт сохранился, а я добавился бы к ним третьим. Это было бы фантастическое юмористическое трио: еврей, армянин и хохлушка. Топ трех народов, которые русский человек обвиняет во всех своих бедах.

Шац шутит про Интернет, который разобщает. Порталы госуслуг, электронные очереди лишили нас возможности личного общения. Теперь ненависть и негодование выплескиваются в режиме онлайн. Однако, утверждает артист, и в Интернете есть своя культура общения – там тоже надо уметь читать между строк. Шаца беспокоит, что комментарии в сети читают его дети. Более того, говорит Шац, они больше ничего и не читают.

О своей семье Михаил шутит много, тепло и деликатно, но главное – узнаваемо и очень смешно. Конечно, не у всех дети учатся в Лондоне, но проблемы межличностного общения внутри семьи, видимо, возникают у многих.

Благодаря старшему сыну Михаил попал в «стендап». Год назад тот посоветовал отцу посмотреть концерт Данилы Поперечного. Он сказал, что Поперечный – надежда русского «стендапа».

Следует оговориться, что «стендап» (stand-up – англ.) вовсе не новый для нас жанр. Это то, что мы все очень хорошо знаем. Мы выросли на выступлениях артистов разговорного жанра. Все советские юмористы, включая Хазанова и Петросяна, были настоящими «стендаперами».

Прошел год, и Поперечный, подмечает Шац, собирает уже не маленькие уютные зальчики, а стадионы, куда приходят несколько тысяч человек. И все буквально ловят каждое слово Данилы.

Порассуждав о феномене популярности Поперечного, Шац иронично назвал его Набоковым нового поколения. В том смысле, что, какое поколение, такой и Набоков. Эта шутка вызвала взрыв аплодисментов.

У Шаца, кажется, нет запретных тем: возраст, секс, лишний вес, внешний вид, собственная национальность, диалог с властью, инспекторы ГИБДД, болельщики «Зенита», журналист Юрий Дудь, бокс и Майк Тайсон.

Шац удивительно точен в своих образах, поэтому все, что он говорит, достоверно, узнаваемо и смешно.

За время выступления у зрителей накопилось множество вопросов. Все благодарили за удовольствие, полученное от концерта. Прошло восемь лет, но зрителей все равно волнует вопрос ухода с телевидения, незаслуженного забвения. Тем более, в тот момент, когда твои коллеги по КВН и ТВ, более осмотрительные или менее принципиальные, делают головокружительные карьеры. Шац не похож на обиженного человека. Формат «стендапа» ему нравится тем, что в нем нет цензуры. Камерные зальчики принимают только «своих» истинных любителей этого, казалось бы, нового, а на самом деле, попросту забытого жанра. Зарубежных «стендаперов» он не знает, кроме совсем уж громких имен, и за их творчеством не следит. Давно понял, что их шутки сильно теряют в качестве от плохого перевода. Михаил поделился мыслями о желании создать собственный канал на Youtube. И привлечь к этому супругу, которая уж несколько лет живет в Испании с младшей дочерью. Михаил подтвердил, что они не развелись. Просто по-разному отнеслись к тому, что в один момент оказались не у дел, когда сумасшедшая занятость (и популярность! – ред.) сменилась полным вакуумом в смысле каких-либо предложений. Судя по приветам, поздравлениям и подаркам, передаваемым из зала, Михаила ожидала теплая встреча с уральскими КВНщиками. А ранним утром посещение музея и отлет в Москву.

Несмотря на то, что каждый понедельник в музее технический выходной, для гостя сделали исключение. Экскурсию для Шаца провела директор музея Дина Сорокина. Незадолго до выезда в аэропорт Михаил успел заскочить в кафе «1991», выпить чашечку кофе и поделиться впечатлениями о музее.

– Я очень коротко прошел по музею, сожалею, что увидел так мало. В нем можно провести день-два-три – смотреть, думать, анализировать. Это круто, когда ты можешь «порыться» в своем недалеком прошлом, которое я прекрасно помню, в котором был активным участником, и понять, что было так или не так. Это очень полезная штука. Хочу привезти сюда семью, детей, чтобы с ними обсудить некоторые важные вещи.

– То, что вы увидели, совпало с личным восприятием того времени?

– Во многом, да. Эпоха, которая здесь представлена, была очень открытой. Конечно, в ней есть тайны, о которых мы не знаем, и узнаем не скоро. Но в целом время позволяло видеть и знать многое. У меня, может, не случилось открытий, но дух времени, детали, фамилии, которые подзабылись, и всплыли сегодня – мне удалось прочувствовать и пережить заново.

– Чему вас научили 90-е?

– Тому, что я могу менять свою жизнь как хочу. До 90-х вся моя жизнь была распланирована на десятилетия вперед. Я знал, что со мной произойдет в далеком 2010 году. Приблизительно понимал, когда умру. И что у меня будет на похоронах. В 90-е открылось окно в другой мир. То, что со мной произошло тогда, научило меня правильно относиться к тому, что со мной случилось потом в «нулевые» и «десятые». Это школа, которая позволила мне выжить и быть активным в это время.

– Каким был юмор, о чем шутили в 90-х?

– Обо всем. Это было время, когда хотелось шутить, смеяться, озорничать. Юмор был таким, каким его делали мы – в «О.С.П. Студии», в «33 квадратных метрах», в передаче «Назло рекордам».

– Был ли он каким-то особенным?

– Юмор всегда особенный. Потому, что он сиюминутен. Ты сказал, повеселил народ и все – у юмора короткая жизнь. Мы первыми сделали то, что сейчас продолжают делать за нами другие. В 90-е ты мог быть кем угодно, сказать что-то смешное и стать известным на всю страну. Это был первый социальный лифт, в который мы сели в «О.С.П. Студии» всей нашей дружной компанией и поднялись.

У Михаила Шаца было немного времени для интервью, он спешил на самолет. К тому хотел непременно заглянуть в книжный магазин «Пиотровский», чтобы купить детям сувениры с фирменной символикой Ельцин Центра.