В Ельцин Центре 28 октября прошла лекция кандидата юридических наук, доцента, заместителя директора Научно-образовательного центра международного и сравнительного уголовного права имени Н.Ф. Кузнецовой Глеба Богуша.

Лекция «Нюрнберг и современное международное правосудие» состоялась в рамках фотовыставки Евгения Халдея «Суд народов», в центре которой – Нюрнбергский трибунал. В начале лекции Глеб Богуш показал фильм, который рассказал о процессах, происходящих в мировом правосудии после 1945 года.

– Очень рад выступать здесь, в Екатеринбурге и на Урале, – сказал Глеб Богуш. – Спасибо Ельцин Центру за приглашение! Теперь к теме: создание Международного трибунала для суда над нацистскими преступниками было непростым политико-дипломатическим решением. Кстати, штаб-квартира трибунала находилась в Берлине. Это была идея советской стороны, поскольку Нюрнберг находился в американской оккупационной зоне, и Советский Союз не хотел передавать контроль над процессом американцам. Планировался не один процесс над главными военными преступниками, но и другие сессии трибунала. Из-за Холодной войны и по другим причинам эти трибуналы не состоялись. Нельзя также не уделить внимание Международному уголовному суду. Международный уголовный суд – не единственный суд, который использует уголовное право. Это символ проекта международной уголовной юстиции. Полное название Нюрнбергского трибунала – Военный трибунал для суда и наказания преступников. Нюрнбергский процесс проходил в уникальных обстоятельствах, он основан на единстве народов, на том, что нацистский террор – абсолютное зло, на том, что лучший вариант правосудия – суд.

Лекция Глеба Богуша

Видео: Артур Селезнев

До Нюрнбергского процесса, отметил лектор, международное право знало только ответственность государств, которая по многим своим характеристикам является ответственностью коллективной. Нюрнберг, будучи первым примером международного правосудия, переломил эту ситуацию. Нюрнбергский трибунал был легитимным, был основан на международном консенсусе, а свидетели не боялись давать показания.

– После Нюрнберга всё погрузилось в летаргический сон, – продолжил Богуш. – Холодная война сделала невозможным принятие решений на международном уровне. Только постоянный международный суд мог закрыть пробел в правовой защите, когда при совершении наиболее серьёзных международных преступлений безнаказанность являлась правилом. Сегодня Международный уголовный суд переживает не лучшие времена. Будущее этого несомненно важного и нужного института во-многом будет зависеть от того, в какой степени он будет восприниматься как независимый и легитимный суд - как потерпевшими от преступлений, так и самими обвиняемыми и всеми участниками судопроизводства.

Лекция прошла в рамках образовательной программы, приуроченной к открывшейся в Ельцин Центре выставке фотографий Евгения Халдея, посвящённых Нюрнбергскому трибунала. Не удивительно, что к выставке Халдея сразу после ее открытия было приковано особое внимание. Изучил фотографии мастера и Глеб Богуш.

– Нюрнбергский процесс был прецедентом, – рассказал Глеб Богуш. – Когда мысленно возвращаешься туда, в 1945–1946 годы, открываешь новые грани, несмотря на то, что история изучена. В Советском Союзе было несколько изданий материалов процесса, каждое из них содержало что-то новое, и цензура касалась отдельных сторон. Фотографии на выставке «живые», они передают атмосферу процесса и историческое величие того, что тогда происходило. О процессе нужно говорить откровенно, рассматривая разные стороны события, и о нем надо помнить.

Я второй раз в Екатеринбурге и впервые в Ельцин Центре. Музей Ельцина произвел на меня огромное впечатление, он открытый, светлый, честный. Мы должны знать эту страницу истории, это очень важно для страны. Это глубоко патриотичный музей, который рассказывает о важной странице истории, об очень важном для нас всех времени. Акценты, сделанные в музее, – это свобода, права человека, будущее, Россия как составная часть мировой цивилизации, член семьи цивилизованных народов, то, с чем связана противоречивая эпоха Ельцина.

– На какие документы вы обратили внимание? Какие показались вам интересными с исторической точки зрения?

– На многочисленные экспонаты, посвященные истории принятия российской Конституции. Несмотря на постоянное обращение к этому документу, мы должны это делать как можно чаще и погружаться в материал глубже. Не все знают Конституцию хорошо. Не хочу показаться патетичным, но то, как школьникам читали Конституцию в одном из залов Музея, – это важно. В Ельцин Центре представлено рождение Конституции как живого организма. Меня очень впечатлил зал Свободы, который состоит из инсталляций, посвященных свободам, закрепленным Конституцией. Это документ, потенциал которого до конца еще не раскрыт. Я рад, что Ельцин Центр способствует большему знанию людей о Конституции, о том основном законе, по которому мы должны жить. Самое главное в Конституции заключается в её статье второй, в которой написано, что человек является высшей ценностью, и всё, что делает государство, должно определяться правами и свободами человека. Это не просто слова, это важные идеи, реализации которых служит важная миссия, которую выполняет Ельцин Центр. Интересны указы Б.Н. Ельцина, награды, которые он получал. Мне была интересна часть Музея Б.Н. Ельцина, которая посвящена его участию в международных саммитах и встречах, его фотография на заседании Совбеза ООН. Это было время, которое сегодня порой незаслуженно шельмуется, время, когда Россия играла заметную роль в международных отношениях, роль конструктивную, светлую. Это был важный период, который еще будет оценен по заслугам. Для меня, как для человека, занимающегося международным правом, это важные экспонаты музея.

– С точки зрения международного права и нашего законодательства, какую роль Россия играет как партнер в международном сообществе?

– Россия – полноправный член международного сообщества. Россия – крупнейшее государство Европы, как по территории, так и по населению, объективно она была, есть и будет государством, которое будет укреплять многое и в международных отношениях, и в международном праве. Вопрос в том, как эта роль меняется, и какова ее оценка с точки зрения различных тенденций. На мой взгляд, важно понимать, в чем состоят интересы страны, не поддаваться паническим настроениям. Изоляция России невозможна, исключить Россию из истории Европы и мира также невозможно, как бы этого кому-либо ни хотелось. Можно менять общественное мнение, но процессы, которые шли тысячелетиями, невозможно изменить, как показала история, даже за 70 лет. Полагаю, что будущее России в сложном, но развивающемся международном сообществе. И Ельцин Центр служит напоминанием об этом. Представители разных взглядов, приходя сюда, проникаются его духом. Наше достижение в том, что мы разные. Я верю в то, что Россия будет оставаться членом международного сообщества. Верю, что те экспонаты Музея Б.Н. Ельцина, которые рассказывают об отношениях России с ближайшими соседями, Украиной, Белоруссией, Грузией, странами Балтии, послужат важным ориентиром того, как можно строить отношения.

– Можно ли считать образцом реализации международного права и отчасти триумфом советских юристов знаменитый Нюрнбергский процесс в отношении лидеров нацистской Германии, который проходил с ноября 1945 года по октябрь 1946 в Нюрнбергском дворце юстиции и включал 403 слушания?

– Это был, прежде всего, триумф гуманизма над варварством и права над силой. Решение о проведении этого процесса было очень сложным. Нюрнбергский трибунал сыграл огромную роль в укреплении международных прав человека, международном уголовном праве. Так что Нюрнбергский процесс – это большое правовое достижение.

Сегодня, несмотря на все сложности и противоречия мир, стал един и взаимозависим. И как бы кто-либо кого-либо ни хотел изолировать, это уже не получится.