Валентин Юмашев – о президентских выборах 1996 года

19 июля 2021 г.Наталья Шурмина
Валентин Юмашев – о президентских выборах 1996 года

В этом году исполняется 25 лет с момента президентских выборов 1996 года, которые стали переломными в новейшей истории России. Борису Ельцину и его соратникам ценой невероятных усилий удалось не допустить возможность коммунистического реванша, продолжить реформы и путь к цивилизованному, открытому миру государству.

Глава научного отдела Музея Ельцина Евгений Емельянов пригласил к разговору о выборах 1996 года бывшего руководителя Администрации президента Валентина Юмашева, который входил в предвыборный штаб. Поводом для беседы в рамках подкаста «Немузейная жизнь экспоната» стала карта поездок Бориса Николаевича в ходе избирательной кампании, а темами для обсуждения – политическая ситуация в России в середине 90-х годов, роль бизнеса в избирательной кампании и секреты успеха Ельцина на выборах.

Подкаст «Немузейная жизнь экспоната». Выпуск «Президентские выборы 1996 года» (7 июня 2021 года) / Президентский центр Б.Н. Ельцина

Важное обстоятельство

Историческая справка: за полгода до президентских выборов 1996 года была избрана Государственная Дума второго созыва. Победу тогда одержала КПРФ, а созданное властью движение «Наш дом – Россия» набрало в два раза меньше голосов, чем коммунисты.

– Борис Николаевич не хотел участвовать в этих выборах, он пытался найти кандидата на место будущего президента – это важное обстоятельство. Кандидатом номер один был Виктор Степанович Черномырдин, которому Ельцин доверял, считал своим соратником, в которого верил. Он должен был продолжить реформы, курс к рынку, к цивилизованной и открытой стране, которую уважают, где люди живут всё лучше и лучше. Ему казалось, что Черномырдин может справиться со стоящими перед Россией задачами.

Но в декабре 1995 года состоялись выборы в Государственную Думу, и совершенно неожиданно движение «Наш дом – Россия», которое Черномырдин возглавлял, набирает только десять процентов голосов. Это было страшным ударом как для власти в целом, так и для Бориса Николаевича. После этого он понимает, что варианта, при котором именно Черномырдин может пойти на президентские выборы, не существует, потому что Зюганов разбил его в пух и прах – результаты коммунистов были в два раза выше, чем у партии власти. После этого Ельцин принимает решение идти на выборы.

При этом Борис Николаевич решил опереться не на Черномырдина, а на его первого заместителя Олега Николаевича Сосковца. Штаб во главе с Сосковцом начал работать, в него входили важнейшие на тот момент политические фигуры – Черномырдин, Лужков, руководитель Службы безопасности президента Коржаков и другие силовики. Но совершенно неожиданно выяснилось, что этот штаб, эта команда не в состоянии решать те абсолютно новые задачи, которые ставила перед ним предстоящая президентская избирательная кампания. По сути это были первые конкурентные выборы.

Если мы вспомним выборы 1991 года, то там была другая ситуация. Борис Николаевич шёл от оппозиции, боролся с мощнейшей коммунистической пропагандой, которая пыталась его дискредитировать, но все-таки победил. А здесь всё наоборот – на выборы идёт партия власти, Ельцин как руководитель страны должен отвечать на вопросы, которые ставят перед ним и перед правительством люди. Выясняется, что за эти четыре года и чиновники, и президент разучились работать в этих координатах.

Для Ельцина не было проблемой встретиться с людьми, которые ему не поддакивают и ставят острые вопросы, но в открытом разговоре с десятками тысяч граждан не было необходимости последние четыре года, поскольку приходилось решать реальные задачи с конкретными людьми. И вдруг выясняется, что этот формат необходим, а штаб, который возглавляет Сосковец, об этом даже не пытается думать. Они работают, руководствуясь обычной чиновничьей логикой: дал поручение своим подчинённым, те – своим, и так дальше вниз по вертикали. Нужно было решить совершенно простую задачу: собрать подписи. Но спустя три недели выясняется, что даже её штаб во главе с Сосковцом не в состоянии решить.

В этот момент сотрудники, которые работают с Ельциным, его помощники эмоционально взрываются и пишут гневное письмо, где говорится, что со штабом Сосковца у президента нет шансов выиграть выборы, что нужно немедленно от него избавляться. К этому моменту к работе штаба подключается Татьяна Борисовна Ельцина, тогда Дьяченко, которая побывав на нескольких заседаниях с ужасом сообщает президенту, что там абсолютно некомпетентные люди, и если не принять меры, то всё это закончится плохо.

Нереализованный жёсткий сценарий

Историческая справка: на фоне развернувшейся президентской избирательной кампании 15 марта 1996 года Государственная Дума, где у коммунистов было большинство, денонсировала Беловежские соглашения.

– Борис Николаевич очень резко, жёстко отреагировал на это решение. Он потребовал от своих помощников подготовить указы о запрете коммунистической партии, о роспуске Государственной Думы и переносе выборов. При этом надо честно сказать, что каждое из трёх этих жесточайших решений противоречило Конституции, хотя логика у Ельцина была следующая: раз Дума принимает закон, который полностью выводит ситуацию из конституционного поля и ставит под сомнение существование России как государства, то он имеет право поступить именно так.

Указы были подготовлены, но при этом помощники Ельцина представили ещё и записку о том, что нет необходимости действовать так быстро и необдуманно. Предполагалось, что Совет Федерации обсудит эту инициативу Думы и, возможно, вынесет неодобрение, против также могли выступить демократические партии. Однако Ельцину казалось, что этого недостаточно. Он вызывает в Кремль силовиков, которые должны были реализовать этот жёсткий сценарий. Министр внутренних дел, Черномырдин, председатель Конституционного суда, генеральный прокурор, которые приехали к нему в Кремль, один за другим сказали, что это решение чревато для страны сложнейшими последствиями.

В круг людей, которые выступили против предложения Ельцина, входил и Анатолий Борисович Чубайс – фигура вроде бы в этой ситуации неожиданная, потому что буквально месяц назад Борис Николаевич с шумом уволил его с позиции первого заместителя председателя правительства и сказал, что плохой результат «Нашего дома – России», в том числе, и следствие работы Чубайса. Но к этому моменту с Анатолием Борисовичем уже прошли переговоры о том, что он возглавит новый штаб Ельцина, и Чубайс приехал к президенту как человек, который собирается решать сложнейшую задачу победы на выборах.

Как говорит Чубайс, обсуждение сложившейся тогда ситуации стало для него самым сложным, самым тяжелым из всех его многочисленных разговоров с президентом. Он сказал Борису Николаевичу, что если глава государства выйдет за рамки конституционного поля, то станет заложником тех людей, которые его к такому шагу подталкивают, поскольку команда Коржакова и Сосковца заинтересована в том, чтобы в дальнейшем Ельцин мог опереться только на них.

Во время этой беседы Борис Николаевич ещё не принял окончательное решение. Чуть позже мы с Чубайсом обсудили этот разговор, в ходе которого ему уже стало понятно, что глава государства не пойдет по жёсткому сценарию, хотя идея отмены президентских выборов в 1996 году была для Ельцина достаточно комфортной, поскольку можно было избежать тяжелых четырех месяцев избирательной кампании, а просто подписать указ о том, что следующие выборы пройдут в июне 1998 года, и уже другой человек будет участвовать в них. Таким образом, Борис Николаевич решал несколько важных для себя задач, но, к сожалению, оставалась главная проблема – легитимность власти плюс угроза зависимости от людей, придумавших такой вариант.

Ельцин отказался, и, как мы сейчас видим, это было абсолютно правильное решение. А если бы он пошёл на этот жёсткий вариант, то я уверен на 99 процентов, что до выборов 1998 года политически дожить не смог. Страну потрясли бы сложнейшие кризисы. Сейчас не понятно, кто мог оказаться в выигрыше – силовики или коммунисты, но то, что Ельцин в тот момент не заступил за границы конституционного поля – огромное мужество, важный политический шаг.

Сильная команда

Историческая справка: в феврале 1996 года в Давосе проходил традиционный экономический форум, где активно обсуждались грядущие президентские выборы в России. Среди гостей – лидер коммунистов Геннадий Зюганов.

– Западные бизнесмены и политики, которые собрались тогда на Давосском форуме, воспринимали Зюганова как будущего президента. Это шокировало российский бизнес, который понимал, что означает для страны возвращение коммунистов. С обращением к западной элите в Давосе выступает Чубайс и говорит о том, что Зюганов – это вовсе не «мягкий вариант» коммунизма, его приход к власти закончится сворачиванием в стране рыночных реформ и либеральной демократии.

Наши бизнесмены попросили Чубайса включиться в президентскую кампанию Ельцина, чтобы не допустить коммунистов к власти. Анатолий Борисович сразу же согласился, но тогда в Давосе не были решены вопросы ни с предвыборным штабом, ни с его ролью. В тот момент никто ещё не понимал, как кампания будет продолжаться и развиваться.

Уже в Москве стало ясно, что возникновение фигуры Чубайса решает сразу много вопросов. Появлялся эффективный человек, который может обеспечить победу на выборах при очень низком рейтинге Ельцина в тот момент. Сосковец, наверное, мог бы продолжать бороться за свой штаб, но посчитал, что находится в сложном положении и спокойно отошёл от дел, предоставив Чубайсу поле для предвыборной работы.

Татьяна Борисовна за несколько встреч с Чубайсом почувствовала его интеллектуальную и организационную силу, поскольку он представил очень внятную и структурированную программу работы штаба. Таким образом, соединение нескольких сил привело к тому, что команда Сосковца ушла в тень, хотя никто не подписывал официального распоряжения или какой-то внутренней записки о том, что прежний штаб прекращает своё существование. Они просто перестали собираться, а вся реальная власть избирательного штаба перешла аналитической группе Анатолия Чубайса, который попросил бизнесменов, обратившихся к нему в Давосе, чтобы они делегировали на предвыборную работу своих лучших людей.

Так в штаб от Гусинского пришли Малашенко и Зверев, от Ходорковского – Шахновский, к работе присоединился Ослон – глава фонда «Общественное мнение». Когда новая команда начала работать, то Чубайс попросил, чтобы я тоже принимал участие в совещаниях, потому что для него были важны какие-то детали, которые я хорошо понимал. Плюс в тот момент я был единственным журналистом, который оказался в аналитической группе, что также было полезно. Картинка поменялась мгновенно. Думаю, что организационно это была самая сильная команда, которую в стране удалось собрать в середине 90-х годов, она могла решить любую проблему.

К этому времени у меня сложились близкие отношения с Борисом Николаевичем из-за того, что мы вместе поработали с ним над двумя книгами, я помог ему их написать. А в процессе работы над второй книгой о событиях сентября 1993 года мне приходилось достаточно плотно общаться с его командой, причем как с демократической частью, так и с силовиками. У меня были хорошие отношения не только с Сатаровым, Илюшиным, Красновым, Батуриным, но и с Коржаковым, Барсуковым.

Всё было впервые

Историческая справка: к началу 1996 года Борис Ельцин имел крайне низкий рейтинг, но он начал стремительно расти по ходу избирательной кампании.

– Аналитическая группа начала сегментарную работу по каждой части аудитории – это было впервые в предвыборной кампании, такого точного анализа и такой деятельности никогда до этого в России не велось. Шёл тщательный анализ потребностей людей и проблем, которые перед ними стоят. Изучалось, что их волнует, чего не хватает, что больше всего тревожит. Конечно, были очевидные вещи – не хватало денег, были задержки по пенсиям и зарплатам, но были и более тонкие вещи. Эти детали и тонкости рождались через наши социологические опросы.

Выяснялось, что людей в Воркуте и на Дальнем Востоке волнуют абсолютно разные проблемы. На Дальнем Востоке – китайская миграция, а в Воркуте – экология, огромные задолженности по зарплатам, не сопоставимые с другими регионами. Каждая территория поднимала свои вопросы и ставила задачи, их анализировали и искали пути решения. Определяли, какой сигнал и посыл в ходе предвыборной кампании должен получить каждый из регионов и живущие там люди, с учётом того, старшее это поколение или молодежь.

Было важно, что отбирались программы, проекты, которые не требовали каких-то безумных денег, но должны были влиять на задачу номер один – победу Ельцина на выборах. Из тысяч предложений, которые шли в аналитическую группу, отбирались наименее затратные, поскольку мы пытались на всём экономить. Хотя известная антикоммунистическая газета «Не дай Бог!», которая печаталась по всей стране, была достаточно дорогой. Это, наверное, одна из самых дорогих наших программ, но мы её одобрили.

На совещаниях аналитической группы постоянно велись дискуссии, не было авторитетов. Приходил человек с программой, проектом, докладывал концепцию, а дальше шло обсуждение. Допустим, есть идея издавать газету, она будет цветная и печататься по всей стране, её получат в каждой квартире. В ходе обсуждения кто-то говорил, что это чушь собачья, а кто-то подчёркивал, что это очень важно, поскольку людям необходимо напомнить, кто такие коммунисты и что было совсем недавно, потому что уже все забыли, что продукты выдавали по талонам.

Предвыборный ролик Ельцина в 1996 году

После бурного обсуждения приходили к какому-то общему знаменателю, общему выводу. Чубайс принимал окончательное решение и подписывал бюджет, который шёл в Службу безопасности президента, выступающую контрольным органом: через неё проходили все финансовые вопросы предвыборной кампании. Затем документ уходил в один из банков, которые программу финансировали.

Из тысячи идей мы старались запускать самые эффективные, и через полтора месяца работы аналитической группы и самого президента, который активно участвовал в предвыборной кампании, нам удалось переломить ситуацию. Мы увидели, как рейтинги Зюганова и Ельцина сначала просто двигаются друг к другу, а потом Ельцин начинает опережать своего главного соперника и вырывается вперёд.

Сумасшедший марафон

Историческая справка: в ходе избирательной кампании Борис Ельцин совершил 24 поездки в 22 российских региона, в Свердловской области и в Ставропольском крае он побывал дважды.

– Надо честно сказать, что сначала Борис Николаевич с неким сомнением отнёсся к тому, что надо менять свой привычный стиль жизни и образ президента, к которому он привык, особенно в последние два года. Это был человек, который собирает совещания, который решает конкретные проблемы, собирает правительство, если это экономические вопросы, или силовиков – если речь идет о переустройстве армии или событиях в Чечне. Общаться с людьми – была задача губернаторов, представителей Ельцина. А аналитическая группа поставила перед ним другую задачу: он впереди всех, чиновники в тени, президент сам общается с людьми, он говорит им те слова, которые народ готов услышать и воспринять.

Борис Николаевич, ломая себя, пускается в этот сумасшедший марафон на фоне серьезнейших проблем со здоровьем, связанных с сердцем. Он отлично знает, что каждая из этих поездок может привезти к трагическому результату, но никому не показывает своего волнения. Он выступает перед аудиторией на стадионах, народ видит и слышит Ельцина, и по результатам поездок мы видим, как кардинально меняется настроение людей. Аналитическая группа понимала, что загонять президента в ситуацию, когда нужно объехать десятки регионов, – это сложнейшая задача, но по-другому выиграть выборы было невозможно.

Борис Николаевич мчится от Хабаровска до Воркуты, иногда в один день два региона и масса встреч. Это была сумасшедшая работа президента, а самое главное – он горел этой предвыборной кампанией, хотя это было для него непривычно. Он почувствовал желание людей разговаривать с ним и с огромным эмоциональным настроем ездил по регионам, что в итоге и переломило электоральную ситуацию, а газета «Не дай Бог!» и поездки артистов были лишь маленькими кирпичиками этой кампании. К 16 июня Ельцин был уже абсолютным фаворитом предвыборной гонки.

Попытка сорвать выборы

Историческая справка: 19 июня 1996 года Сотрудники службы безопасности президента задерживают на выходе из здания Правительства РФ двух соратников Чубайса с коробкой из-под ксерокса, в которой было $500 тысяч.

– Это был последний и решительный бой. Команда Коржакова увидела, что Ельцин выигрывает, а отцами этой победы являются не они, а люди, которых они ненавидят. В это момент они принимают решение арестовать одного из сотрудников программы «Голосуй, или проиграешь» – Сергея Лисовского. Вместе с ближайшим соратником Чубайса Аркадием Евстафьевым их задерживают в Белом доме, где они получали деньги для предвыборной кампании. Коржакову было известно всё: что это за деньги и куда они идут, потому что финансовая часть кампании находилась под полным контролем Службы безопасности президента.

На мой взгляд, это была специальная провокация, чтобы сорвать выборы. Был высокий шанс, что после этой истории Ельцин проиграл бы второй тур и в борьбе с коммунистами ему бы понадобилась опора в лице силовиков, а дальше стал бы возможен силовой вариант, который не удался в марте. Какая мысль была у Коржакова и его команды? Они знали, что Борис Николаевич крайне жёстко относился к коррупции, тем более его возмутило бы воровство в собственном штабе. Он должен был как-то отреагировать на эту историю, поскольку его людей задержали с валютой, к тому же с наличными.

Замечу, что в тот момент все команды: и Зюганова, и Явлинского, и Лебедя работали ровно так же, получая наличные деньги от своих банкиров. Тогда таким образом шла часть финансирования предвыборных кампаний. Получается, что ближайший человек президента, который отвечает за контроль над финансами и знает, откуда приходят и куда идут средства, уличает кого-то в воровстве.

Коржаков и его соратники рассчитывали, что им также удастся арестовать Чубайса. Следовательно, будет разгромлен предвыборный штаб Ельцина, а их команда будет опять востребована. Но Борис Николаевич, к счастью, разобрался в этой ситуации. На следующее утро появился указ об увольнении Коржакова, Сосковца и Барсукова со своих постов. Это было как гром среди ясного неба и для оппозиции, и для ельцинской команды. Мне кажется, что не было ни одного человека, кто верил бы, что Ельцин поступит именно так. Он уволил ближайшего к себе силовика – Коржакова, он уволил Олега Сосковца, который считал, что именно он следующий глава государства. Он уволил всесильных людей, которые его предали, и в конечном итоге сломал сценарий, который разыгрывался этой командой.

Если бы они тогда не пошли на обострение, я думаю, что какой-то похожий конфликт возник уже во время второго президентского срока Ельцина. Но это провокация перед вторым туром сильно ухудшала ситуацию, это был реальный удар по самой сердцевине президентской предвыборной кампании.

Неоценимый вклад

Историческая справка: бизнес в 1996 году активно поддерживал кандидатуру Ельцина как материальными, так и людскими ресурсами, но отсутствие точной оценки стоимости президентской кампании стало поводом для многочисленных домыслов и инсинуаций.

– Суммы, которые называет Михаил Зыгарь в своей книге «Все свободны» о выборах 1996 года, – это абсолютное вранье, я ему об этом говорил после того, как специально проверил несколько озвученных им цифр. Я позвонил Гусинскому и Эрнсту, которые отвечали за прием средств на телеканалах ОРТ и НТВ, и они в ужасе от услышанного сказали, что опубликованное в десятки раз превышает те суммы, которые были по факту получены. А было получено ровно то, что возможно в рамках закона, – это оплата рекламной кампании, роликов, выкуп кандидатами эфирного времени. И это не сотни миллионов, а 10–15 миллионов.

На самом деле, часть цифр уже называла команда Коржакова, которая контролировала финансы, и после его отставки в разных изданиях некоторые суммы были опубликованы. Если мы на них посмотрим, то увидим, что они сверхдалеки от этих миллиардов и десятков миллиардов долларов, о которых рассказывает в своей книге Зыгарь.

Однако по тем временам вклад в выборы бизнеса – это большие деньги, с финансами у всей страны было очень сложно. Это серьезные усилия бизнесменов, которые своими людьми и средствами вложились в предвыборную программу Ельцина и приняли участие в его победе на выборах в июле 1996 года.

Второй победный тур

Историческая справка: незадолго до второго тура президентских выборов у Бориса Ельцина случился инфаркт, он был вынужден прекратить поездки.

– Это всё произошло дома. Только самые близкие – его семья и его охрана знали, что у Бориса Николаевича случился инфаркт. Нам удалось сохранить эту историю в тайне, о ней наши противники не узнали именно потому, что не было никакой утечки информации. Это было связано и с тем, что он оказался не в больничной палате, а оставался дома, конечно, с врачами, с медицинской помощью. Президент пришел в себя, он ходил, он сидел, но не мог никуда ехать, и мы понимали, что это на тот момент все наши ресурсы, поэтому исходя из них, мы выстроили наши оставшиеся несколько дней перед выборами 3 июля.

Борис Николаевич сам принимает Лебедя и подписывает указ о его назначении. На хронике видно, что он встает, пожимает генералу руку, и для всех понятно, что с Ельциным всё нормально, – это не тот человек, который не в состоянии дальше принимать участие в предвыборной кампании. Затем мы сделали его письменное интервью, которое пошло в прессу, у него была встреча с Черномырдиным, но все остальное мы отменили – поездки и большую встречу с аграриями, которая должна была состояться в Москве.

Но, честно говоря, отсутствие Ельцина на публике рушило его рейтинг. Мы видели, как потихонечку он начинает падать. Для всех нас это были тяжелейшие несколько дней. Однако Борис Николаевич пришел проголосовать на участок, который работал для отдыхающих в санатории в Барвихе. Если в каких-то воспоминаниях упоминается, что этот избирательный участок был создан специально как сцена, то это не правда. Он сам придумал и сказал фразу о том, что его «было слишком много», что он решил, чтобы журналисты от него отдохнули, поэтому в последние дни немножко сбавил темп, а затем проголосовал.

Дальше мы нервно и тревожно ожидали результатов, сильно волновались. Но, когда пошли первые итоги голосования с Дальнего Востока, и мы увидели, что выигрываем и получаем ровно те цифры, которые были в наших социологических опросах, то наступило огромное облегчение. Стало ясно, что Ельцин побеждает. По сути для всех в тот момент было понятно, что это последняя схватка с коммунистами, что этими выборами мы окончательно добиваем большевистскую идею в нашей стране. Это заслуга Ельцина, за что ему огромное спасибо.

Другие новости

Выставка

«МЖК-1980»: реставрируем граффити

«МЖК-1980»: реставрируем граффити
Ельцин Центр в рамках проекта «МЖК-1980» выступил организатором акции по реставрации почти исчезнувшего граффити начала 90-х годов во дворе молодежного жилого комплекса, расположенного в районе улицы …
24 сентября 2021 г.
Программа

Программа «Зеленой субботы» в Ельцин Центре

Программа «Зеленой субботы» в Ельцин Центре
Что человек самостоятельно или в сообществе может сделать для улучшения места своей жизни, решения экологических проблем и устойчивого развития? Чтобы поговорить об этом, Ельцин Центр приглашает на пр…
24 сентября 2021 г.
Лекция

Вадим Эпштейн: «Главный навык — не искать, а фильтровать»

Вадим Эпштейн: «Главный навык — не искать, а фильтровать»
Что общего у истории и памяти с обучаемыми нейросетями, какие проблемы может решить искусственный интеллект и какие может создать? Об этом в своей лекции «История и память в эпоху нейросетей и новых м…
23 сентября 2021 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.