В конце февраля, богатом на литературные события, в Арт-галерее Ельцин Центра в Екатеринбурге состоялась лекция, посвященная дневникам Михаила Пришвина. Лектор и куратор выставки – Яна Гришина. Она же – автор комментариев и статей в «Дневниках» Пришвина, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея и его филиала – Дома-музея писателя в Дунино. В преддверии выхода последнего, восемнадцатого тома Гришина ознакомила слушателей с записями 1940-41 годов.

Лекция Яны Гришиной о Михаиле Пришвине

Видео: Артур Селезнев

Уникальный факт: Михаил Пришвин – писатель, автор произведений о природе, охотничьих рассказов, вёл дневник на протяжении полувека – с 1905 года до самой смерти. Дневник не предназначался для печати, содержал множество откровенных размышления об увиденном, пережитом, оценки политических событий, портретные зарисовки. В годы сталинского террора о дневнике знали только самые близкие писателю люди. По утверждению его личного секретаря, за одну строчку из дневника можно было получить двадцать пять лет ссылок и лагерей, а уж за все записи – расстрел. Хранились они вдали от чужих глаз – в деревеньке Дунино, где писатель приобрёл дом.

Советская власть была лояльна к Пришвину: его книги, взрослые и особенно детские, издавались большими тиражами. Он один из немногих кто жил исключительно литературным трудом, и смог купить сначала автомобиль, а потом и дом, в 1946 году. Это были самые счастливые годы его жизни. Он встретил свою последнюю любовь – секретаря и соратницу, женщину на двадцать пять лет моложе его – Валерию Дмитриевну Лиорко.

Они познакомились в 1937-м, ровно через год после его поездки на Урал, отчет о которой и является основным содержанием сегодняшней выставки. Пришвин, не смотря на любовь к природе, ко всему земному, живому, одновременно любил и интересовался всеми техническими новинками. Свою первую книгу – «В краю непуганых птиц» – Пришвин проиллюстрировал фотографиями, сделанными в 1907 году во время похода по Северу.

В 1920-е годы писатель уже серьёзно изучал технику фотографирования, считая, что использование фотографий в тексте поможет дополнить авторский образ. В 1929 году Пришвин совершенно официально, через издательство, заказал в Германии карманный фотоаппарат Leica. Обладание таким фотоаппаратом автоматически превращало владельца в шпиона. Но Пришвину все сходило с рук, может быть благодаря его открытости и прямолинейности в отношениях с властью.

Когда ему понадобилась профессиональная камера для иллюстрации книги «Охота с камерой», он прямо обратился в Наркомторг СССР с заявлением: «В виду того, что в настоящее время в общем порядке нельзя получить разрешение на ввоз фотокамеры из Германии, я обращаю Ваше внимание на особенное обстоятельство моей литературной работы в настоящее время и прошу сделать мне исключение в деле получения безвалютной лицензии на получение камеры. На мои фотоработы обратили внимание заграницей, и редакция «Die Grüne Post», с охотничьим отделом которой я сотрудничаю, готова предоставить мне самый совершенный аппарат «Лейка» с тремя переменными объективами. В таком аппарате я тем более нуждаюсь, что мой аппарат от усиленной работы пришёл в совершенную негодность».

И опять разрешение ему было дано. 1 января 1931 года желанная камера, с многочисленными принадлежностями, была у Пришвина. На съемках Уралмашстроя он уже пользовался ею, поражая воображение штатных фотографов местных газет.

Так же было и с автомобилем. Он просто написал письмо председателю правительства Молотову с просьбой разрешить ему купить автомобиль. И уже через несколько дней Пришвин ездил за рулем новенького ГАЗ-А – копии американского «Форда». Писатель прозвал его «Машкой» в честь коровы, которая жила в сарае до того, как он стал гаражом.

Более четверти века Пришвин не расставался с фотоаппаратом. В его мемориальном кабинете в Дунино – всё необходимое для домашней фотолаборатории: набор объективов, увеличитель, кюветы для проявления и закрепления, рамки для обрезки фотографий и химреактивы тех лет. Негативы хранились в отдельных конвертиках, склеенных писателем собственноручно из папиросной бумаги. После смерти писателя его вдова – Валерия Дмитриевна сохранила их вместе с дневниками.

Человек с внешностью профессора часто излагал в дневнике крамольные мысли: «Наша республика похожа на фотографическую темную комнату, в которую не пропускают ни одного луча со стороны, а внутри все освещено красным фонарем».

Умер Пришвин 16 января 1954 года. Два младших сына от первого брака, Лев и Петр, продолжили литературную традицию.

Его поздняя любовь Валерия, о которой он много пишет в дневниках 1940-41 годов, пережила его на двадцать пять лет. После смерти мужа она работала с его архивами, написала о нём несколько книг, много лет возглавляла музей Пришвина на общественных началах. В таком статусе дом просуществовал четверть века до ее кончины в 1979 году. По завещанию вдовы писателя дом был передан в дар Министерству культуры РСФСР и стал филиалом Государственного литературного музея.

Деревянный дом с высоким каменным цокольным этажом был выстроен в северных традициях. Первыми его хозяевами были аптекари-финны по фамилии Освальд. В 1941 году в доме помещался эвакуационный госпиталь, дом был разорен, но уцелел. Пришвин приобрел развалины, в которых гулял ветер, но постепенно восстановил дом. Яна Гришина рассказала, что сегодня в экспозиции музея представлена прижизненная обстановка летней дачи: столовая, кабинет, комната жены писателя и веранда. Наибольший интерес представляет библиотека писателя, его личные вещи, охотничьи и фотографические принадлежности, автомобиль «Москвич-400».

В усадьбе поддерживаются прижизненные посадки семьи Пришвиных: липовая и еловая аллеи, яблоневый сад, кусты шиповника, жасмина и сирени, любимый цветник Валерии Дмитриевны. Музей, расположенный на живописном берегу Москвы-реки, представляет интерес не только как историко-культурный памятник, но и как заповедные места. Пришвин любил уезжать на автомобиле далеко за Николину гору, затем еще пройти пешком несколько верст, расположиться удобно на пеньке и писать, доверяя дневнику самые сокровенные мысли.

В экспозиции Арт-галереи Ельцин Центра представлены фотографии и дневники 1928–1936 годов прошлого столетия. Конечно, это малая часть по сравнению со ста двадцатью дневниковыми тетрадями и двумя тысячами негативов, но у нас есть возможность по отдельным записям и фотографиям представить полный масштаб авторского наследия. Оно грандиозно. Сегодня общепризнанно, что дневник Михаила Пришвина – один из самых значительных документов русской философской, литературной и общественной мысли ХХ столетия.

Выставка фотографий Михаила Пришвина в Ельцин Центре продлится до 26 марта.