Середина июня в Ельцин Центре в Екатеринбурге прошла под музыку Арво Пярта. 13 июня в зале Свободы в Музее Б.Н. Ельцина произведения Арво Пярта исполнил ансамбль современной музыки InterText, а с 13 по 15 июня в кино-конференц-зале Ельцин Центра были показаны фильмы об Арво Пярте режиссера Дориана Супина. В них композитор запечатлен в разные периоды своей жизни с 1990 до 2002 годов.

Арво Пярт – знаковая фигура для Эстонии. Символ ее независимости, творческой свободы, космополитизма и желания интегрироваться в глобальный мир. Композитор родился в 1935 году в городе Пайде. Музыкальное мастерство изучал в Таллинском музыкальном училище и Таллинской консерватории. По мнению музыкальных критиков, Пярт писал не ту музыку, которую от него ждали, предпочитая дерзкие эксперименты в искусстве и освоение новых техник, среди которых техника коллажа. Во второй половине 70-х Пярт изобрел свой особенный музыкальный стиль tintinnabuli.

– Арво Пярт – признанный классик. Задача же исполнителей современной музыки – сделать сложное ясным и прозрачным для слушателя, – отметила музыковед Ксения Шумакова. – Для этого необходимо иметь психологические и исполнительские ресурсы. Нужно уметь «вытягивать» длинные построения, принимать отсутствие формы, классической гармонии и мелодии. Это напряженная работа. Музыка современна, когда она «ловит» свою эпоху. Арво Пярт свою эпоху поймал, и теперь она как будто закреплена за его произведениями.

Фильмы об Арво Пярте – словно погружение во внутренний мир композитора. В ту «святая святых», где рождается музыка. Главный герой замкнут и немногословен. Наиболее важные процессы в его жизни происходят в душе и мире фантазии. Иногда Пярт в фильмах Дориана Супина все-таки говорит, причем очень образно. Просит даровать ему «умные уши», сравнивает пустой письменный стол с вдохновением. Делится мудрыми мыслями, к примеру, «даже если я все потеряю, значит, в этом нет никакой ценности, а ценность в другом месте». С удовольствием шалит с детьми и наблюдает за белками и цветами, отмечая, что каждая травинка должна иметь статус цветка. Мечтает изобрести двустороннюю телекамеру, которая снимала бы одновременно оператора и его объект. Иронизирует над собой, вспоминая, как, будучи в Вене, шел после удачного концерта с огромным букетом цветов и испытывал счастье, но, засмотревшись на шпиль здания, вступил в собачьи фекалии и сделал вывод, что не стоит высоко возноситься.

– Фильмов об Арво Пярте мало, – рассказал продюсер Кари Йокелайнен. – Фильмы Дориана Супина, которые вы видели, показали во всех кинотеатрах и на фестивалях в Эстонии.

– Какое значение имеет Арво Пярт для культуры Эстонии?

– Это очень важная фигура для Эстонии. Поэтому ему и его творческому развитию посвящены несколько фильмов Супина.

– Насколько хорошо Пярта знают в Эстонии? В одном из фильмов показаны интервью с людьми, которые ничего не слышали об Арво Пярте.

– Знают его в основном люди, которые интересуются музыкой. Он тот современный композитор из ныне живущих, чьи произведения исполняют во всем мире чаще всего. Кроме того, его музыку активно используют в фильмах и россияне, и американцы.

– Что это за человек, если судить по вашим впечатлениям?

– Милый, любезный, сердечный человек. При этом он в большей степени выражает себя через музыку, а не словами.

– Почему Арво Пярт эмигрировал из Эстонии?

– Окончательно он эмигрировал в 1980-м. Причина заключалась в том, что его музыка была нового типа, в ней были задействованы религиозные темы, так что советская власть не понимала творчество Пярта.

– При этом, кажется, что может быть дальше от политики, чем музыка, в которой нет слов?

– Конечно, музыка никогда не выступает против кого-либо. Но, тем не менее, Арво Пярта исключили из Союза композиторов, и он не мог работать, популяризировать свои произведения. С 1968 по 1976 год он ничего не написал и только потом изобрел свой уникальный стиль tintinnabuli.

– Имя Арво Пярта ассоциируется с Эстонией в первую очередь, – добавила куратор проекта Лилия Немченко. – В прошлом году я была в Эстонии. И обратила внимание на памятную доску Борису Ельцину. Меня это очень тронуло. Так возникла идея сделать программу, посвященную Арво Пярту. Этот композитор открылся нам всем именно в 90-е. А режиссер Дориан Супин уникален тем, что в течение 25 лет снимал фильмы о композиторе.

– Что значит имя Арво Пярта для российской культуры?

– В первую очередь, это киномузыка. В фильмах «Изгнание», «Покаяние», «Нелюбовь» используется музыка Арво Пярта. Пярт принадлежал к поколению Альфреда Шнитке и Софьи Губайдуллиной. Все они писали киномузыку. В 90-е пришло новое поколение исполнителей – хлынула новая музыка, и Арво Пярта «стало много». В Свердловской государственной филармонии проходили фестивали фортепианных дуэтов, и они играли музыку Пярта.

Музыка Арво Пярта – душа Эстонии, которая помнит владычество Ливонского ордена и Швеции, с 1721 по 1918 годы – Российскую империю, а с 1940 по 1991 – СССР. «Вольноотпущенницей» Эстония стала с легкой руки Бориса Ельцина, которому благодарные эстонцы в 2013 году установили памятную доску в центре Таллина. Это произошло в присутствии Наины Иосифовны Ельциной. Об этом событии и не только рассказал в интервью для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина посол Эстонии в России Арти Хилпус.

– В Москве я слышал от коллег положительные оценки работы Ельцин Центра – и убедился в справедливости этих оценок на практике, – рассказал господин Хилпус. – Мы очень рады, что обрели такого партнера, как Ельцин Центр. Я вижу потенциал реализации в Ельцин Центре культурных и образовательных проектов. Мероприятия, которые прошли в Ельцин Центре в июне, были посвящены всемирно известному эстонскому композитору Арво Пярту. Были показаны документальные фильмы, состоялся прекрасный концерт, во время которого молодые екатеринбургские музыканты исполнили музыку маэстро. К слову, она далеко не легка для исполнения. Работа Музея Бориса Ельцина, который я посетил, меня впечатлила, в нем размещена большая экспозиция, которую трудно осмотреть в течение одного визита. При этом экспозиция очень информативная и объективная. Вообще Борис Ельцин – выдающийся политик и государственный деятель, и ценно, что на родине чтут его память. Помнят Бориса Ельцина и в Эстонии. В августе 2013 года в Таллине открыли мемориальную доску в память о Борисе Ельцине – за вклад в мирное восстановление независимости Эстонии в 1990–1991 годах. Борис Ельцин сыграл значительную роль в возрождении независимости нашей страны.

– Как вы оцениваете отношения России и Эстонии в период правления Бориса Ельцина?

– Когда Борис Ельцин стал президентом, то возникла надежда, что жизнь в России и советских республиках станет свободнее и что отношения России со странами Балтии удастся построить на новой основе. В общем, советский период истории не вызывал у эстонцев симпатию, потому что перед Второй мировой войной Эстония была независимой страной, а в начале Второй мировой войны оказалась не по своей воле присоединена к СССР. Борис Ельцин был выдающимся политиком, который опирался на принципы демократии, свободы, экономического либерализма. И Эстония развивалась в том же направлении. В начале 90-х контакты между политическими деятелями – демократами наших стран были очень тесными.

Сегодня можно сказать, что политические отношения со всеми своими сложностями повлияли на отношения между обычными людьми незначительно. В России я встречаюсь с молодыми людьми, деятелями культуры и науки, и могу сказать, что отношение к Эстонии в России позитивное. Старшее поколение россиян, к примеру, очень хорошо помнит отдых на курортах Прибалтики.

– Прибалтика была своего рода советской заграницей, советской Европой.

– Да. Молодое поколение меньше бывает в наших странах. Хотя в этом учебном году 266 студентов из России будут учиться в эстонских вузах.

– Как соблюдаются права русскоязычного населения в Эстонии? Наверное, это одна из острых тем, которая продолжительное время волновала российскую общественность.

– Государственный язык в Эстонии эстонский, но у нас можно свободно говорить на русском или любом другом языке. В парламенте, безусловно, всем приходится говорить на эстонском языке. В то же время в тех местных самоуправлениях, где преобладает национальное меньшинство, в местном делопроизводстве можно использовать язык меньшинства. И люди, конечно, этим правом пользуются. Около четверти населения Эстонии – русскоязычное. Значительное число русскоговорящих граждан проживает на северо-востоке Эстонии, где находятся шахты, электростанции и предприятия тяжелой промышленности. А в пограничном городе Нарве, к примеру, русскоязычных жителей явное большинство. Среди русскоязычного населения есть граждане Эстонии, России и лица без гражданства. Последняя категория является наследием советской эпохи: гражданство является свободным выбором каждого, но по определенным причинам часть жителей не получила ни эстонского, ни российского гражданства. При этом у них есть постоянный вид на жительство в Эстонии. Для получения гражданства нужно сдавать экзамены по эстонскому языку и Конституции. В целом число лиц без гражданства в Эстонии постоянно сокращается.

– В начале 90-х вы учились в Тартуском университете. Как известно, студенчество очень живо откликается на любые перемены. Как молодежь воспринимала события начала 90-х?

– Это было особое динамичное время. Я окончил гимназию в 1990 году, а, будучи студентом, изучал историю. Мой выбор был не случайным: историки сыграли большую роль в событиях в Эстонии 90-х, поскольку тогда в вузах социальные науки особо не преподавались. Мы очень серьезно относились к происходящему и ждали, когда же будет решен наш главный вопрос – обретения независимости. При этом эстонские СМИ подробно описывали то, что происходило в России и на Съезде народных депутатов СССР. Когда проходили массовые демонстрации 1988–1989 годов на Певческом поле в Таллине, то люди пели народные песни, звучали речи, главное, все проходило мирно. В Эстонии это время называется «поющей революцией». И мы гордимся тем, что в процессе восстановления независимости Эстония не потеряла ни одну человеческую жизнь. Все прошло спокойно, и после событий августа 1991 года Россия признала нашу независимость. Конечно, эстонские студенты были вовлечены в процесс перемен, в демонстрации, собрания. Происходило возрождение национальных ценностей, цветов, символов, – и студенты в этом процессе были очень активны.

– При этом старшее поколение эстонцев наверняка помнило еще независимую Эстонию?

– Конечно, бабушки и дедушки помнили. Кстати, это поколение очень пострадало во время сталинских репрессий – это в особенности касается общественной, политической и культурной элиты времен первой Эстонской Республики.

– Интересно ваше мнение как историка: воспринимается ли сегодня в Эстонии советский период как период оккупации или же как период сотрудничества? Чего было тогда больше, если смотреть на отношения с Россией глазами жителей Эстонии?

– В июне 1940 года произошла военная оккупация, это сложно назвать иначе. По сути, Эстония не хотела присоединяться к сталинскому режиму – ни одно независимое государство не стало бы делать этого самостоятельно. После смерти Сталина советский режим стал несколько мягче, и многим эстонцам показалось, что нормально жить можно и в условиях СССР. Наступили оттепель и более светлые времена – в культуре, литературе, музыке. Вообще считалось, что в Прибалтике можно свободнее экспериментировать в искусстве, чем в России. Яркий пример – композитор Арво Пярт и его творчество. К сожалению, эти надежды рухнули в застойные времена, когда почти никто не был доволен властью – и в особенности в Прибалтике.

– Притеснялась ли каким-либо образом инакомыслящая творческая интеллигенция Эстонии?

– Несомненно, большая часть интеллигенции Эстонии тем или иным образом находилась в оппозиции советской власти, однако реальные сложности возникали только у диссидентов. Бывало и так, что некоторые писатели молчали, занимались переводами или писали в стол.

– Как вы оцениваете перспективы сотрудничества с Ельцин Центром?

– Большой потенциал нашего сотрудничества связан с тем периодом, когда Россией руководил Борис Ельцин. Тогда эстонские политики и интеллигенция активно участвовали в политической и культурной жизни России, в конференциях и форумах. Это часть нашей совместной истории. Наш опыт важен для России, а опыт России важен для нас. Кроме того, в Ельцин Центре расположены прекрасные залы для исполнения музыкальных произведений, демонстрации фильмов. И я буду рад, если жители Эстонии узнают, что в Екатеринбурге есть такой современный открытый центр. Вообще мы рады партнерам в региональных центрах России – таким, как Ельцин Центр. В целом же в России при поддержке Посольства Эстонии только в текущем году реализуются 200 проектов, связанных с эстонской культурой. Надеемся, что в связи с председательством Эстонии в ЕС во втором полугодии этого года и 100-летием Эстонской Республики в 2018 году у нас будет повод вернуться сюда.