В рамках программы «Дни Романовых» в Ельцин Центре 16 июля состоялась лекция старшего научного сотрудника Отдела истории династии Романовых при Свердловском областном краеведческом музее имени О.Е. Клера Ольги Потемкиной. Лекция была посвящена Ольге Михайловне Весёлкиной, называемой «свердловской фрейлиной».

Профессор Ольга Михайловна Весёлкина (1873–1949) прожила в Екатеринбурге-Свердловске последние 25 лет своей жизни. Ее трудами была основана кафедра иностранных языков УГТУ-УПИ (ныне – УрФУ имени Б.Н. Ельцина).

Выдающийся педагог, ученый, общественный деятель, до революции она руководила Александровским институтом благородных девиц в Москве и одновременно возглавляла Попечительский комитет Иверской общины сестёр милосердия, которая находилась под покровительством великой княгини Елизаветы Федоровны, супруги великого князя Сергея Александровича Романова, московского генерал-губернатора, погибшего от бомбы террориста Каляева.

В биографии г-жи Весёлкиной до сих пор много «белых пятен». До недавних пор, например, оставался открытым вопрос: была ли она в действительности фрейлиной императорского двора?

Архивные документы говорят, что, начиная с 1909 года, она входила в ближайшее окружение великой княгини и была ее соратницей в делах милосердия и попечительства. Она состояла в доверительном общении с другими представителями правящей династии, чудом избежав их участи.

Первый вопрос к аудитории, который задала лектор: знает ли кто-то из пришедших что-либо об Ольге Михайловне Весёлкиной. Оказалось, что лишь некоторые из присутствующих, прежде чем отправиться на лекцию, заглянули в Википедию. До этого не знали ничего. Тема привлекла внимание, потому что была заявлена в программе Романовских дней.

Весёлкина – человек удивительной судьбы, и тем более обидно, что её не знают в Екатеринбурге, в котором она провела треть жизни и для которого так много сделала.

Ольга Михайловна была дамой благородного происхождения. Её фамильные корни уходят глубоко в древность и имеют отношение к другой правящей династии — Рюриковичей. В её крови смешались гены древних аристократических родов Германии, Италии, Польши и Франции. Так, портрет её прапрадеда магната Станислава Потоцкого представлен в постоянной экспозиции Лувра. Императрица Екатерина Великая пожаловала ему несколько имений в России. Его супруга Жозефина Амалия Мнишек, любимица Екатерины II, была из тех самых печально известных Мнишеков и одновременно представительницей древнейшего германского аристократического рода Брилей. Прадед Ольги Михайловны – герой войны 1812 года Алексей Бахметьев, возглавлял Екатеринбургский пехотный корпус, который принимал участие в Бородинском сражении.

Отец Ольги Михайловны – тайный советник Весёлкин, происходил из древнего дворянского рода, имевшего владения в Рязанской и Пензенской губерниях. Брат – Михаил Михайлович Весёлкин, контр-адмирал свиты императора, с 1908 года – флигель-адъютант Николая II, в 1916–1917 годах – комендант Севастопольской крепости.

Сохранилось мало фотографий Ольги Михайловны. Некоторые получены от её племянников в Париже, которые помнят её и собирают о ней сведения.

Сама Ольга Михайловна не была замужем и не имела детей, что не мешало ей быть выдающимся педагогом. Любопытно, что на посту руководителя Александровского института благородных девиц в Москве она сменила свою мать – Матильду Валерьяновну Весёлкину, которая руководила им одиннадцать лет. Мать происходила из древнейшего рода Столыпиных. Её прародитель Алексей Емельянович Столыпин – пензенский помещик, губернский предводитель дворянства, был прадедом М.Ю. Лермонтова и прапрадедом П.А. Столыпина. Также её мать была двоюродной сестрой матери Николая Бердяева.

Лектор подчеркивает, что, несмотря на происхождение, Весёлкина смогла найти себе занятие при новой власти и избежать политических репрессий. При этом о ней отзывались как о человеке строгом, властном, с большим чувством юмора и внутреннего достоинства. Студенты любили её. Работодатели заботились о ней. Поскольку она была дамой грузной и преклонных лет, за нею был закреплен извозчик, который тоже по-своему проявлял заботу о ней – торопил, если она задерживалась на работе.

Не изменяя себе, она смогла найти себя в новых реалиях и принести пользу Отечеству. Продолжала быть педагогом, организовывать образовательный процесс языкознания и до конца жизни оставалась благотворителем.

Сама Ольга Михайловна получила блестящее образование. Окончила с серебряной медалью Московское училище ордена Святой Екатерины. Получила «шифр» – специальный знак, позволивший ей в дальнейшем служить при дворе. Возможно, отсюда родилась легенда о том, что она была фрейлиной. Изучив все придворные календари, подчеркивает Ольга Потемкина, она не нашла упоминания, что Весёлкина была фрейлиной, но еще раз убедилась, насколько тесно она была связана с императорским двором.

Весёлкина продолжила образование на историко-филологических курсах профессора Герье. Изучала педагогику в Сорбонне. Кроме того, стажировалась в университетах Германии и Швейцарии.

На традиционных общих фотографиях мы видим её с ученицами и инспектором учебного процесса А.А. Пушкиным – старшим сыном поэта. Закончив военную службу в чине генерал-лейтенанта, он до конца жизни занимал должность почётного опекуна Московского Опекунского совета Учреждений императрицы Марии. Умер от разрыва сердца в 1914 году, узнав о начале войны. В Иверской общине Ольга Михайловна сотрудничала с его младшей дочерью – внучкой Пушкина Надеждой.

В 1918 году жизнь свела её с третьей представительницей фамилии Пушкиных – старшей дочерью поэта Марией Александровной Гартунг. После Октябрьской революции Весёлкина продолжала жить в Москве. Работала в Румянцевском музее в должности помощника заведующего техотделом библиотеки. В это время она сумела приобрести дневники поэта 1833–1935 годов. Мария Александровна была уже в очень преклонном возрасте (85 лет) и, естественно, нуждалась в поддержке. И эту поддержку ей оказывала Ольга Михайловна. К тому же она спасла от разграбления часть архива семьи Пушкиных, выкупив бумаги и передав их в Румянцевский музей,

Также она передала унаследованные ею портреты Лермонтовых, поэта и его бабушки в Мураново, усадьбу Тютчевых-Баратынских, ставшую впоследствии Музеем быта XIX века, а спустя некоторое время – Домом-музеем Ф.И. Тютчева.

Весёлкину ценили в Румянцевском музее, снимали для нее две комнаты в Афанасьевском переулке, чтобы она могла вести научную работу. Но время было сложное. Исследователи уверены, что она была арестована ОГПУ и сослана в Сибирь по доносу сослуживца – писателя-романиста Анатолия Виноградова, несмотря на то, что была посаженной матерью на его свадьбе. Посаженным отцом был князь Голицын. На него Виноградов тоже написал донос. Голицына уволили с поста директора Румянцевского музея, после чего его занял сам Виноградов, но ненадолго – позже он возглавил выделившуюся из музея Румянцевскую библиотеку, на основе которой в 1924 году была создана Государственная библиотека СССР им. Ленина. «Румянцевское дело» было большим. В музее выявили настоящее «контрреволюционное гнездо». В нем «окопалось» 62 потомственных дворянина, 20 из которых были еще и почетными гражданами Москвы.

Весёлкину как социально чуждый элемент (других грехов за ней не было найдено) выслали из столицы. Она должна была ехать в Сибирь. По пути ей стало плохо. Ее высадили на станции Екатеринбург и поместили в тюремную больницу. При выписке присвоили статус «административно-ссыльная» и предложили искать работу в Екатеринбурге. Она устроилась няней к одному из служащих Уралсовета. Когда ребенок через несколько месяцев заговорил по-французски, родители поняли, что няня – личность незаурядная, и помогли ей устроиться на более квалифицированную работу. Несколько лет она возглавляла библиотеку музучилища.

В 1929 году она – уже главный библиотекарь фундаментальной библиотеки Уральского индустриального института. Библиотека была действительно фундаментальной. В 1920 году туда доставили 14000 томов из Царскосельской библиотеки – редкие книги на иностранных языках, начиная с XVI века. В городе не было специалистов, способных каталогизировать эти сокровища. Занялась этим Ольга Михайловна.

Весёлкина создала и возглавила областные курсы иностранных языков по подготовке технических переводчиков. В этом была острая необходимость, так как в городе было много привлеченных зарубежных специалистов.

В 1930 году она руководит кафедрой иностранных языков индустриального института (сегодня — УрФУ имени Б.Н. Ельцина, ред.). Говорят, что Ольга Михайловна преподавала в Свердловске немецкий язык легендарному советскому разведчику Николаю Кузнецову. Ни подтвердить, ни опровергнуть этот факт историкам пока не удалось.

По окончании административной ссылки Ольга Михайловна не пожелала вернуться в Москву. В летние отпуска она навещала потомков Ф.И. Тютчева в Мураново. Как могла помогала материально, передавала редкие книги, которых в то время, после вынужденного бегства за границу просвещенного дворянства и интеллигенции, было с избытком, ими разве что не топили печи. Также помогла правнукам поэта получить образование.

До самой своей смерти в 1949 году Ольга Михайловна преподавала, председательствовала в Свердловском областном объединении преподавателей иностранных языков. Она составила несколько учебников и методических пособий по техническому переводу. Имела государственные награды: орден Трудового Красного Знамени и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Могила Всёлкиной сохранилась на Михайловском кладбище Екатеринбурга. Возможно, здесь в ближайшее время будут захоронены недавно идентифицированные останки ее брата, контр-адмирала Михаила Весёлкина, расстрелянного под Петроградом.

Часть ее личных вещей была передана в краеведческий музей. Картины из личной коллекции хранятся в картинной галерее Екатеринбурга.

Ольга Потемкина поддерживает связь с внучатыми племянниками, детьми сестры Ольги Михайловны. И надо сказать, продвигается в исследовании «белых пятен» ее биографии. «Свердловской фрейлине» посвящено множество статей и книг.

Ее удивительная судьба продолжает интересовать историков и педагогов.