В зале «Свобода» Музея Б.Н. Ельцина 17 июня состоялась встреча любителей литературы с писателями Романом Сенчиным и Ярославой Пулинович. Модератором выступил писатель Борис Минаев, автор уникального цикла творческих встреч – диалоги писателей «Два города».

Литераторы рассуждали о том, кто может считаться сегодня героем своей эпохи, в какой степени наш современник интегрирован в городскую культуру, как влияет город на горожан.

– У меня так жизнь с детства складывалась, что я был городским мальчиком, а вот через десять минут уже мог сидеть на грядках, поэтому у меня получается одно произведение о деревне, а потом другое о мегаполисе и о людях, которые хорошо адаптировались, зарабатывают, – рассказал Роман Сенчин. – Литература давно концентрирует свое внимание на проблемах и трагедиях, пожалуй, не вспомнишь литературного персонажа, который постоянно был бы счастливым. Человек без катастрофы редко интересен. Я пробовал писать про нормальных людей с нормальной биографией, но они менее интересны. Наверное, у меня такой взгляд на жизнь.

– Кем ты осознаешь себя в современной литературе? – спросил Борис Минаев. – Считаешь ли себя частью поколения, которое вошло в литературу в двухтысячные годы, придерживаясь «левых» протестных убеждений, которые ненавидели капитализм, 90-е?

– К 90-м у меня сложное отношение. Мои юность, служба в армии, вступление во взрослую жизнь пришлись на тяжелый период жизни страны. При этом появились совершенно разные авторы, которые писали в основном о реальной жизни. Мне как читателю не хватает реалистической литературы о сегодняшнем дне: многие пишут о прошлом, о будущем, а лет десять назад было много антиутопий.

В свою очередь драматург Ярослава Пулинович экстраполировала отношения в семье на отношения в социуме.

– Есть травма рода, когда психологическая травма бабушки или прабабушки передается следующим поколениям, – сказала Ярослава Пулинович. – Мне кажется, что все общество сегодня живет с психологической травмой, которая не проработана. Может, только совсем молодые люди, не имея запретов и табу, относятся к жизни по-другому. Почти все жители нашей страны выросли в состоянии психологической травмы. Мы не проживаем свою историю, тогда как момент воспоминания – серьезная психологическая работа. Однако эта работа ведет к психологическому здоровью, когда общество может консолидироваться вокруг созидательной идеи и пойти дальше. Идея, что мы находимся в кругу врагов, – не созидательная.

Также писатели сравнили свои впечатления о разных городах. Роман Сенчин назвал Москву и Ленинград мифическими городами, а Свердловск живым городом.

– Когда я приехал сюда в 2008-м, я был поражен, – сообщил Роман Сенчин. – Все выглядит живописно и современно, город расцветает. При этом важно, чтобы жили и окружающие маленькие городки.

– Екатеринбург несет налет столичности, – продолжила Ярослава Пулинович. – Про него не скажешь, что это провинциальный город. Огорчает же то, что люди, выучившись и получив профессию, достигнув определенного уровня, уезжают в Москву или Питер. Уехали Бутусов, Балабанов, Хотиненко и многие другие. Мне очень жаль, что так происходит. Надеюсь, что какие-то крутые вещи в нашем городе будут развиваться, например, у нас офигенная уральская школа анимации. Но те же киношники не хотят, но вынуждены уезжать в Москву, потому что у них нет работы.

Сенчин рассказал, что для того, чтобы начать писать, ему достаточно одной детали или события, отталкиваясь от которых он начинает творить. Также писатель, по его словам, любит посещать театры.

– Я люблю выходить из зоны комфорта, мне здесь интересно жить, и я не лежу на кровати в депрессии или апатии, – уточнил Роман Сенчин.

В ходе встречи возникла и дискуссия, во время которой екатеринбургский литератор Евгений Касимов рассказал, что Екатеринбург прежде всего торговый и логистический центр, а не индустриальный город, как это было раньше.

– В Екатеринбурге главное люди, человеческий потенциал, который не просто хорош – избыточен, отсюда уезжают от избыточности, – высказал свою точку зрения Евгений Касимов. – Обратите внимание на то, с каким достоинством мы держим планку культурных институций. «Коляда-театр» провинциальный театр, но попробуйте найти такой же театр в Европе – и не найдете. В Екатеринбурге есть свои издательства. Уральская наука на высоте, например, до сих пор существует уральская лингвистическая школа, наряду с Московской и Питерской. Сам по себе феномен современного города требует описания, поэтому в нем востребованы романисты, поэты, драматурги.

В свою очередь Ярослава Пулинович сравнила Екатеринбург с «четким пацанчиком». Отвечая же на вопрос, с чем, помимо маргинальной фактуры ассоциируется у нее Екатеринбург, драматург вспомнила поэта Бориса Рыжего, и подчеркнула, что в городе есть своя драматургическая школа, чего нет ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. И уточнила, что уральские драматурги востребованы во всем мире.

– Современная драматургия – своего рода «литература быстрого реагирования», – сказала Ярослава Пулинович. – В советское время существовал канон, что нужно ходить в классических костюмах. На самом деле, драматург – рупор и вестник своего дня. Драматургия остро реагирует на все темы. В 90-е и начале «нулевых», когда начинали Василий Сигарев и Олег Богаев, в драматургии было много маргинальных героев. Но это были главные герои дня, потому что жизнь была такая. Драматургия – зеркало, а не производитель маргинальных героев. Жизнь стала меняться, и в драматургию пришли новые персонажи. Сегодня в пьесах появляются «айтишники», менеджеры среднего звена. Появляется тема жителя мегаполиса, который имеет определенное материальное благополучие.