В Президентском центре Б.Н. Ельцина 18 августа политолог и журналист Федор Крашенинников прочел лекцию на тему «1991 год. Крах советского режима». В ходе лекции Крашенинников попытался переосмыслить события августа 1991 года.

По словам Крашенинникова, в августе 1991 года в России произошла революция, причем в первые дни путча сформировался миф о демократической революции, о том, что демократические силы столкнулись с «силами зла». Сегодня же формируется новая мифология.

События августа 1991 года очень напоминают события Февральской и Октябрьской революций, – рассказал Федор Крашенинников. – Мы видим один и тот же сюжет: есть старая власть, состоящая из не очень способных к управлению и не очень решительных людей, и есть дерзкая новая власть, которая провозглашает себя победившей. На самом деле происходит схватка внутри элиты. События 1991 года – это доигрывание партии, которая началась в 1917 году, возможно, даже раньше. В 1917 году Российская империя была уничтожена революцией, внутри страны был создан ряд национальных автономий. Потом наступила имперская ремиссия, когда Ленин, а затем Сталин собрали большую часть отпавших территорий. После Второй мировой войны сфера советского влияния расширилась так, как она никогда не расширялась. Пик имперской ремиссии – конец 70-х – начало 80-х годов, после вторжения в Афганистан, тогда зона советского влияния стала колоссальной.

Федор Крашенинников. 1991 год. Крах советского режима

Видео: Алекандр Поляков

Михаил Горбачев, по мнению спикера, прошел большую школу формальной демократии, от депутата до поста главы Советского Союза.

Горбачев пришел к власти как технократ, молодой энергичный руководитель, хорошо зарекомендовавший себя на предыдущих постах, – продолжил Федор Крашенинников. – Хотел ли он развалить СССР и КПСС? Нет, конечно. И первое время Горбачев вел себя довольно авторитарно. Политика смущало только то, что он был в меньшинстве в компании стариков, которые заседали в Политбюро, и ему нужно было найти опору в новых силах. Опыта демократии, правового сознания, понимания развития экономики у него не было. Закон о кооперации очень повредил советской экономике, потому что Горбачев сказал «а», но не сказал «б». Нужно было сразу вводить частную собственность и отпускать цены. В СССР же сохранялся огромный сектор государственной экономики – и возник сектор частной экономики, который начал «пожирать» государственную экономику изнутри. Помню рассказ человека, который заказал привезти на завод эшелон цемента по государственной цене – и тут же продал его по кооперативной. Это был типичный бизнес. Проблема Горбачева заключалась в половинчатости, и это сгубило все дело.

Также Федор Крашенинников высказал версию, что Егор Гайдар, Анатолий Чубайс и другие реформаторы были выходцами из советских структур и первоначально не хотели распада СССР, мечтая его реформировать. Примерно в это же время, по словам политолога, Россия обнаружила, что она является страной-донором, среди россиян стало бытовать мнение, что все советские республики в долгу перед Россией, в республиках же сформировалась противоположенная точка зрения – о том, что Россия им должна.

– Горбачев почувствовал, что власть уходит сквозь пальцы, – развил тему Крашенинников. – И он предпринял ряд мер, которые «аукнулись» в августе 1991-го. Он ввел в состав высшего руководства СССР нескольких человек, которые сыграли роковую роль в событиях августа: Олега Шенина (в 1987–1990 годах – первый секретарь Красноярского крайкома КПСС), Олега Бакланова (в 1988–1991 годах –секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам). Они и Владимир Крючков (в 1988–1991 годах – председатель КГБ СССР) были главными «моторами» путча.

20 июля 1991 года Борис Ельцин издал указ о департизации, то есть о запрете деятельности парткомов на предприятиях, что вызвало резко негативную реакцию у партийного руководства. 20 августа должно было состояться подписание Союзного договора (членами нового образования должны были стать девять союзных республик). Путч (19–21 августа 1991 года) сделал подписание невозможным.

– Накануне подписания Союзного договора Михаил Горбачев уехал отдыхать, 20 августа он должен был вернуться в Москву, – рассказал спикер. – Бытовал миф, что заговор путчистов был подготовлен задолго до путча, на самом деле нет никаких доказательств, что это так. Путчисты собрались 17 августа, начались разговоры о том, что нужно что-то делать. Четкого плана у них не было. Но путчисты были слабыми заговорщиками. Можно сказать, произошла отрицательная селекция, в результате которой советская власть к 1991 году состояла из испуганных людей, которые не умели работать с обществом.

Среди ошибок заговорщиков Крашенинников назвал изоляцию Михаила Горбачева в Форосе и слух о том, что политик якобы заболел.

– Главный миф состоял в том, что армия якобы изменила присяге и спецназовцы отказывались выполнять приказы, – продолжил политолог. – Но никто не отдавал приказ применять насилие, никто не отважился его отдать. Еще один миф – что все произошедшее якобы организовал Запад. Однако отношение Запада к Советскому Союзу было очень осторожным, с СССР предпочитали не ссориться, при этом Западу очень нравился Горбачев, который большое внимание уделял внешней политике.

Далее Крашенинников описал реакцию россиян на события августа 1991-го.

– В Свердловске был проведен митинг, но это было исключение из правил, – отметил Крашенинников. – Митинги состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, большой митинг прошел в Кишинёве. И все!

По словам политолога, компартия и комсомол также не стали катализаторами народных настроений. В общем, по мнению Крашенинникова, советская элита была сама виновата в своем расколе, а причина краха Советского Союза – в самом Советском Союзе.

После завершения лекции слушатели задали вопросы.

– Какой была ситуация с продуктами в 1990–1991 годах?

– Везде ситуация складывалась по-разному, – ответил Федор Крашенинников. – Был продуктовый кризис, он начался в конце 80-х годов и был связан с коллапсом советской экономики.

– Как сработала отрицательная селекция, в результате которой в руководстве Советского Союза оказались безвольные люди?

– В советское время не ценились активность и инициатива, способность взять на себя принятие решений. Нужны были люди, которые выполняют решения ЦК КПСС. В итоге к 1991 году руководящие посты занимали люди, которые ничего, кроме как выполнять решения ЦК КПСС, не умели. Одновременно при советской власти существовали кадровые лифты, и человек мог сделать карьеру не за счет преданности или коррупционным связям, а благодаря своим способностям.