Пресса и власть в России: история взаимодействия

1 марта 2021 г.Михаил Лузин
Пресса и власть в России: история взаимодействия

В Музее Бориса Ельцина стартовал цикл авторских экскурсий об истории российской прессы. Его разработали историк, кандидат исторических наук Евгений Емельянов и сотрудник пресс-службы Ельцин Центра Елена Володарская. Они же выступили в качестве гидов. Тема первой экскурсии, состоявшейся 6 февраля, — «Пресса и власть».

— Ещё несколько лет назад у нас возникло понимание того, что одной интересных тем, достойных отдельного рассказа, в Музее Бориса Ельцина является история российских СМИ в 90-е годы. Тогда журналисты одновременно получили невиданную свободу и столкнулись с незнакомой прежде проблемой зарабатывания денег. Понимая необъятность этой темы, мы решили сосредоточиться на истории печатной прессы, остававшейся вплоть до конца 1990-х годов ведущей формой отечественных СМИ, — рассказывает Евгений Емельянов.

— Стартовой точкой для разработки экскурсии стал цикл встреч с бывшими главными редакторами и ведущими журналистами 90-х, которых мы приглашали в Ельцин Центр в рамках цикла «Журналистика 90-х: Расцвет российских СМИ», — говорит Елена Володарская. — Вот список наших спикеров и экспертов:

  • Виктор Лошак — бывший главный редактор газеты «Московские новости»;
  • Владимир Гуревич — главред газеты «Время МН» в 1998–2000 годах;
  • Александр Дроздов — главный редактор газеты «Россия» в 1991–1996 годах, в настоящее время — исполнительный директор Президентского центра Б. Н. Ельцина;
  • Людмила Телень — бывший первый заместитель главного редактора газеты «Московские новости», сейчас — первый заместитель исполнительного директора Президентского центра Б. Н. Ельцина;
  • Андрей Мальгин — создатель и первый главный редактор журнала «Столица»;
  • Елена Дикун — журналист кремлевского пула эпохи 90-х от «Общей газеты»;
  • Раф Шакиров — бывший главный редактор газеты «Коммерсант»;
  • Сергей Пархоменко — основатель и главный редактор журнала «Итоги»;
  • Михаил Кожокин — бывший главный редактор газеты «Известия».

Именно интервью этого цикла и стали основой для экскурсии. Кроме того, активно использовались мемуары современников, статьи и интервью Наталии Ростовой, изучающей историю российских СМИ в 1990-е годы, и публикации самих журналов и газет, о которых шла речь во время экскурсии.

От революции до перестройки

Большую часть столетия важнейшим средством массовой информации в стране была печатная пресса. Накануне революции 1917 года общественное мнение формировали такие издания, как «Русский инвалид», «Русская мысль», «Биржевые ведомости», иллюстрированный журнал «Огонёк». И список этот далеко не полный.

После Февральской революции Временным правительством была отменена цензура. Одним из последствий этого решения стал быстрый рост тиражей и влияния газеты «Известия Петроградского совета» — печатного органа Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, альтернативного Временному правительству центра принятия решений.

После Октябрьской революции в «Известиях» было опубликовано первое решение Советской власти — «Декрет о мире». А через два дня публикацией «Декрета о печати» были закрыты все либеральные издания, и, по сути, снова введена цензура.

Многие издания прекращали существование не из-за запретов, а из-за экономической ситуации. Так, в 1918 году, на фоне введения в стране режима «военного коммунизма», закрылся журнал «Огонёк».

Во времена НЭПа цензурный террор на короткое время уходит в прошлое. Возрождается «Огонёк», который возглавляет Михаил Кольцов — будущая легенда советской журналистики. Однако вскоре и цензура возрождается: создаётся Главлит — орган, который контролирует все печатные издания и без санкции которого никакие публикации невозможны.

Теперь «Огонёк» воспевает коллективизацию и индустриализацию, а Михаил Кольцов прославляет величие Сталина. Роль прессы в этот период советской истории велика, но назвать её «четвёртой властью» было бы неуместно — в СССР пресса не была отделена от власти и её институтов, а была важнейшим инструментом идеологического влияния. К примеру, одним из обвинений в адрес раскулаченного отца Бориса Ельцина было то, что он якобы запрещал своим работникам читать газеты во время перерыва.

Когда в стране начались репрессии, публикации СМИ стали неотъемлемой частью «большого террора». В марте 1938 года начался процесс по делу Бухарина, и Михаил Кольцов в своих публикациях требовал для обвиняемых высшей меры наказания, — однако вскоре сам был арестован, подвергнут пыткам и в 1940-м году расстрелян.

В годы Великой Отечественной войны все газеты призывали к борьбе с врагом. Один из самых громких голосов в этой борьбе принадлежал Илье Эренбургу, которого Гитлер называл своим личным врагом. Известно, что командиры Красной армии в условиях нехватки самого необходимого приказывали: «Газеты пускать на раскуривание, кроме статей Эренбурга».

Затем началась «холодная война» — в советской прессе бывшие союзники стали объектами для критики. Но на фоне таких внешнеполитических событий, как подавление венгерского восстания и строительство Берлинской стены, в СССР начались «оттепель» и гуманизация общественной жизни.

Во главе газеты «Известия» встал Алексей Аджубей — зять Никиты Хрущёва. Он превратил издание из скучного печатного органа в самую читаемую газету страны. Изменилась редакционная политика, и её негласным девизом стала фраза «помочь человеку». В газете работали лучшие журналисты того времени, например Анатолий Аграновский. Так, после статьи Аграновского о том, как в Чувашии молодой хирург Святослав Фёдоров пересадил хрусталик глаза слепой девочке, но был подвергнут общественному осуждению за этот смелый эксперимент, Фёдорову разрешили продолжить исследования.

В 1970-е годы Аграновский получает негласный статус журналиста № 1 в советской прессе. Мастер очерка, он пишет о проблемах экономики и нравственности, падении трудовой дисциплины и ответственности людей за свои поступки. Когда в конце 1970-х публикуется мемуарная трилогия Брежнева — «Малая земля», «Возрождение», «Целина», — ходят устойчивые слухи, что Аграновский был подлинным автором второй книги трилогии. Но надо подчеркнуть, что сам Аграновский при жизни никак эти слухи не комментировал, а в дальнейшем его семья настойчиво отрицала его связь с брежневской трилогией.

Пресса во времена гласности

В годы застоя начинается эпоха самиздата. Выходит неподцензурный правозащитный информационный бюллетень «Хроника текущих событий» — о политических репрессиях. Его деятельность пресекается властями только в 1983 году, но вскоре начинается перестройка, и то, что раньше печатали только в самиздате, начинают публиковать и в официальной прессе.

В мае 1986 года главным редактором журнала «Огонёк» становится Виталий Коротич. Он поднимает ранее запретные темы — сталинские репрессии, коррупция в обществе. Вторым флагманом перестройки становится газета «Московские новости», которую возглавляет Егор Яковлев, — именно здесь в 1987 году публикуется знаменитое «письмо диссидентов», которое внезапно пропускает Главлит.

«Московские новости» — изначально ориентированное на иностранную аудиторию издание — становятся сверхактуальными. Но выходят «МН» ограниченным тиражом, и к их уличным стендам выстраиваются огромные очереди.

В это время Москвой руководит Борис Ельцин. Он пишет знаменитое письмо Горбачёву с просьбой об отставке, а затем, 21 октября 1987 года, выступает на пленуме ЦК КПСС, где публично повторяет тезисы из письма генсеку и тем самым нарушает все сложившиеся в партийном руководстве правила игры.

Хотя в 1987-м году в стране уже проводится политика гласности, речь Ельцина на пленуме ЦК не публикуется, а в газетах выходит лишь небольшая заметка: «снят с должности за политические ошибки».

В этих условиях Михаил Полторанин, главный редактор «Московской правды», идёт на авантюру — сочиняет и публикует свой текст речи Ельцина, гораздо более радикальный, чем оригинал. К слову, оригинальный текст опубликует журнал «Известия ЦК КПСС» только в 1989 году, но эта публикация уже не сможет ничего изменить — Ельцин приобрёл огромную популярность как защитник интересов простого народа.

В это же время поднимают свой голос противники перестройки — в газете «Советская Россия» публикуется знаменитое письмо преподавателя Ленинградского технологического института Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами», а наблюдатели видят за этой публикацией руку Егора Лигачёва — тогдашнего секретаря ЦК КПСС по организационно-партийной работе, ставшего в конце 80-х символом антиперестроечных сил.

Тем временем демократические силы, лидером которых считается Ельцин, выступают за радикализацию изменений и преобразование гласности в подлинную свободу слова. В 1990-м году Верховный Совет принимает новый закон о печати, по которому отменяется цензура и прекращает своё существование Главлит.

Пресса в 90-е

Одним из следствий отмены цензуры становится появление новых изданий, которые печатают то, что нельзя было печатать раньше.

19 августа 1991 года в Москве происходит государственный переворот. ГКЧП разрешает работу только 9 изданий: это партийно-советские газеты, профсоюзный «Труд» и газета Министерства обороны «Красная звезда». Журналисты оказывают сопротивление путчистам. Информационную блокаду вокруг Ельцина прорывают «Известия», публикуя воззвание первого президента к народу. Выходит первый номер «Общей газеты» (верстался в редакции «Коммерсанта») — издания, объединившего всю свободную прессу того времени.

После того как путчисты сдаются, Борис Ельцин выпускает указ о приостановке деятельности компартии на территории РФ, что приводит к серьёзной трансформации партийных печатных изданий. Газета «Правда» во главе с Геннадием Селезнёвым становится более свободной в своей редакционной политике, а «Известия» превращаются в ведущую демократическую газету России во главе с избранным коллективом главным редактором Игорем Голембиовским.

В годы противостояния между президентом Ельциным и Верховным Советом депутаты пытаются вернуть «Известия» под свой контроль. Газета проводит кампанию в свою защиту, журналисты пишут письмо президенту с требованием не допустить принятия Верховным Советом соответствующего постановления, и, когда постановление все-таки принимают, фактически редакция ему не подчиняется — указом президента газета «Известия» становится частью государственного информационно-издательского комплекса вместе с типографией, а впоследствии приватизируется и становится открытым акционерным обществом.

Осенью 1993 года конфликт между ветвями власти обостряется и входит в силовую фазу. Как это отразилось на прессе? Указом президента № 1400 запрещаются коммунистические и националистические издания, такие как «Правда», «День» и «Советская Россия», и на короткое время возрождается цензура. Многие демократические издания в эти дни выходят с белыми пятнами вместо не пропущенных цензурой статей. Впрочем, через несколько дней цензура была отменена и издания оппозиции возродились: «Советская Россия» выходит и по сей день, а газета «День» трансформировалась в «Завтра». Принятая после кризиса новая конституция закрепила свободу слова и свободу печати.

В канун нового 1994 года федеральные войска штурмуют Грозный, начинается Чеченская война. В этой ситуации демократическая пресса выступает против главы государства. «Известия» публикуют письмо известного правозащитника и главы Комиссии по правам человека при президенте РФ Сергея Ковалёва — «Я за вас голосовать не стану», за полтора года до президентских выборов.

Наступает 1996 год. Альтернативой Ельцину становится возвращение во власть коммунистов в лице Геннадия Зюганова, и демократическая пресса вновь встаёт на сторону президента.

Начинается масштабная антикоммунистическая кампания «Голосуй или проиграешь». С апреля по июнь 1996 года издаётся газета «Не дай бог», рассказывающая о том, что произойдёт с Россией, если к власти снова придут коммунисты. Газета издаётся на личные средства ряда предпринимателей.

Когда Ельцин выигрывает выборы и избирается на второй срок, большой капитал приходит в сферу СМИ.

Перед журналистами встаёт вопрос: может ли критика власти сочетаться с зависимостью от бизнеса? 1 апреля 1997 года «Известия» опубликовали статью под заголовком «Черномырдин имеет состояние в 5 миллиардов долларов?» — перепечатку из французской газеты Le Monde, и разразился один из самых громких медиа-скандалов десятилетия.

На тот момент крупным пакетом акций газеты владел «ЛУКойл». Собственники нефтяной компания не хотели конфликтовать с главой правительства и осудили публикацию материалов.

18 апреля газета опубликовала открытое письмо представителей интеллигенции «Наступление на свободу прессы — это наступление на демократию», назвавших происходящее «циничной демонстрацией всесилия могущественного чиновничества, манипулирующего крупным капиталом». 22 апреля с открытым письмом, уже к Борису Ельцину, обратились руководители СМИ.

Конфликт закончился тем, что Игорь Голембиовский ушел с поста главного редактора, а вместе с ним — часть коллектива. Журналисты создали «Новые Известия», но не смогли сделать газету такой же популярной, как материнское издание.

Более подробно эта тема будет освещена в следующей экскурсии цикла — «Пресса и деньги», которая пройдёт в марте.

Свобода печати непросто завоёвывается и может быть легко потеряна. Несмотря на все конфликты, 90-е годы можно назвать временем расцвета российской прессы. Об этом, в частности, свидетельствуют рассказы журналистов кремлёвского пула в годы президентства Бориса Ельцина. Собственно, этот пул и сформировался только благодаря первому президенту — до этого в СМИ направлялась только официальная информация. Теперь же на пресс-конференциях по всему миру первому лицу страны можно было задавать несогласованные и неудобные вопросы. А сам Ельцин никогда не запрещал критиковать себя в СМИ и говорил на совещаниях: «Я терплю — и вы терпите, свободу прессы нарушать нельзя».

— Когда-то преобразования в СССР начались с гласности. Именно свободное слово сделало реформы необратимыми. Опыт поздней советской и новой российской прессы очень драматичен, не все выводы из него извлечены, не все уроки выучены. Думаю, что сегодня очень важно вернуться к этому опыту, чтобы ещё раз осмыслить его и избежать допущенных ошибок. Это, безусловно, важно для профессиональных журналистов. Но не только для них и даже не столько для них. Это важно для читателей-зрителей-слушателей-пользователей интернета, которые до сих пор не вполне осознают, что без независимых СМИ построение демократического и справедливого общества невозможно. Надеюсь, что новый цикл, посвящённый российской журналистике, вернёт нас к проблемам, которые не были решены в 90-е и не решены до сих пор, — говорит первый заместитель исполнительного директора Ельцин Центра, журналист по профессии Людмила Телень.

Другие новости

Лекция

Солнце надувает пузыри: как космическая погода влияет на Землю

Солнце надувает пузыри: как космическая погода влияет на Землю
Как Солнце создаёт космическую погоду? Почему на его поверхности происходят вспышки? Куда дует солнечный ветер? Чем грозят мощные выбросы на Солнце и магнитные облака? Об этом и многом другом рассказа…
27 июня 2022 г.
Презентация

Клуб «Мои 90-е»: герои Натальи Паэгле в эпоху перемен

Клуб «Мои 90-е»: герои Натальи Паэгле в эпоху перемен
В Ельцин Центре возобновил свою работу клуб «Мои 90-е». Первое после длительного перерыва, связанного с пандемией, заседание клуба, традиционно проходящее в музейном троллейбусе, было посвящено презен…
24 июня 2022 г.
История

Два выступления Бориса Ельцина 35 лет назад

Два выступления Бориса Ельцина 35 лет назад
Всем, кто интересуется биографией первого президента России Бориса Ельцина, хорошо известна его историческая речь на октябрьском (1987 года) пленуме ЦК КПСС, где он открыто выступил с критикой генерал…
22 июня 2022 г.

Льготные категории посетителей

Льготные билеты можно приобрести только в кассах Ельцин Центра. Льготы распространяются только на посещение экспозиции Музея и Арт-галереи. Все остальные услуги платные, в соответствии с прайс-листом.
Для использования права на льготное посещение музея представитель льготной категории обязан предъявить документ, подтверждающий право на использование льготы.

Оставить заявку

Это мероприятие мы можем провести в удобное для вас время. Пожалуйста, оставьте свои контакты, и мы свяжемся с вами.
Спасибо, заявка на экскурсию «Другая жизнь президента» принята. Мы скоро свяжемся с вами.