Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Почему тогда проиграли демократы

День за днем. События и публикации 22 декабря 1993 года комментирует обозреватель Олег Мороз *

Выбрали за «геомурманские»познания

По-прежнемудве главные темы, обсуждаемые в прессе, успех Жириновского и неудача«Выбора России»на выборах в Госдуму. Как считают некоторые, одна из причин неудачи плохая организация партийной предвыборной кампании. Плохая во всем в невыразительных баннерах, роликах, телевыступлениях кандидатов и тех, кто их поддерживал, в том числе и самого президента.

Впрочем, свою неудачу в выборах по партийным спискам«Выбор России»отчасти компенсировал в мажоритарных округах. В одном из таких округов в Мурманской области в Думу был избран с большим отрывом от девяти конкурентов один из ведущих деятелей«Выбора»министр иностранных дел России Андрей Козырев.

«Победой Андрей Владимирович гордится и даже не пытается это скрыть, пишет«Российская газета». Но чья же это победа «Выбора России», именем которого баллотировался в Мурманске Козырев? Но министр явно не стремился в Думу«на спине»блока, одним из организаторов и опор которого являлся; связь эту он не акцентировал, хотя и нет прятал. Козырев предъявлял персональные, извините за каламбур, козыри. Мурманчан же волновала не так внешняя политика России, как местные хвори, и уж тут господина министра«прокачали»капитально. Но подловить не смогли во всяком случае, я такого не наблюдал. И отданные за него голоса избирателей (причем сперва большинство этих самых избирателей даже не знали, что кандидат в депутаты Козырев Андрей Владимирович тот самый Козырев), если их «озвучить», высказались примерно так: мы поддерживаем региональную,«северную»политику российского МИД и доверяем ведение наших дел не землякам, лишенным влияния в столице, а министру, который предложил к нашим услугам не только свои геополитические знания (за которые ему в конце концов зарплату дают), а скажем так, геомурманские.

Под музыку Равеля…

Как уже было сказано, при голосовании по общепартийным спискам«Выбор России»выступил в стране в целом, в частности в том же Мурманске, неожиданно слабо. Объяснение Козырева:

«Выбор России пришел на выборы с чем-то невнятным. Это была не ложь, а абстрактные, общедемократические лозунги плюс неумение объяснить, что ты хочешь и даже что ты делаешь, а всего-то было нужнопо-человечески все растолковать. Вместо этогоубогая рекламная кампания. Эти самодовольные лица на экране…Вероятно, и у меня было такое-де выражениеправда, до поездки в Заполярье. А видеоклип с собакой! Возвращаюсь из Мурманска, включаю телевизоружас!ничего, кроме классовой ненависти, этот клип вызвать не мог. На фоне того, как люди живут на Севере, эта откормленная собачатина…надо же было додуматься! Признаю: я как один из организаторовВыбора Россиинесу ответственность за то, что не знал, какой у нас телеролик».

Автор статьи в «Российской газете»охотно присоединяется к министру:

«Как не согласиться с Козыревым. Рекламная кампания«Выбора России»прошла под перевернутым римским девизом:

«Я сказал. Кто может, пусть скажет хуже». Хуже, надо отдать должное, не сказал никто. И надолго в нашей избирательной памяти останутся кадры, где Егор Тимурович фланирует по коридору под необыкновенно подходящее к случаю«Болеро»Равеля. А далее следует высшая математика экономической реформы.«Бедному сердцу так говорил он…».

Достается от автора не только Гайдару, но и самому Ельцину, который вроде бы тоже должен был поработать на демократов. Но, как считает автор, не поработал. Недоработал.

«Почему миссис Тэтчер,пишет журналист,беседуя с интервьюером, хочет ему нравиться, и не женским желанием, а политическим? Да потому, что видит в собеседнике тот самый электорат, что сидит перед домашними экранами, а придет часрешит ее судьбу. Но никак не возьму в толк, почему, когда президент России беседует с кинорежиссером, Эльдар Рязанов хочет нравиться Борису Николаевичу, а вот Борис Николаевич, такое впечатление, не хочет нравиться вообще никому, хотя актерских способностей наш президент вовсе не лишен. Быть может, боится предстать перед народом недостаточно серьезным?»

Реформаторов ненавидели повсюду

В рассуждении о качествах, коими должен обладать политик, автор идет все дальше и дальше:

«Спрашиваю себя: а есть ли у нас профессиональные политики, то есть люди, понимающие политику как профессию, где создание твоего публичного образа есть нелегкий труд и наиважнейший компонент успеха?»

На сей вопрос, обращенный уже к Козыреву, Андрей Владимирович ответил сразу: нет таковых.

« А откуда им взяться, профессиональным политикам? Как они могли возникнуть в Советском Союзе? В комитете комсомола, что ли? И у кого учиться у Запада? Но там сытое общество…»

Стоп, стоп, стоп! Вот мы и зацепили главное. Дело, конечно, не в слабой предвыборной рекламе, не в каких-тоне таких роликах,каких-тоне таких выступлениях. Дело в том, что«Выбор России»был партией реформаторов и сторонников реформ. Для сытого западного общества реформы дело не столь важное, да и не было там в ту пору таких радикальных реформ. Россия другое дело. Здесь общество и до реформ не было сытым, а после их начала уровень жизни еще более понизился. Это было неизбежно. Через это надо было пройти. Уровень жизни понизился не только в России, но и во всех странах их было два с лишним десятка, где примерно в это время осуществлялся революционный, возвратный переход от социализма к капитализму. Реформаторов везде ненавидели. Разве что степень ненависти была разная. Там, где ту же«шоковую»терапию провели решительно и быстро, там, соответственно, быстрее прекратилось падение ВВП, начался его рост и, естественно, повышение уровня жизни населения, Так было в Польше, Эстонии, других странах Восточной Европы и Балтии. Но даже в Польше, где реформы,«шоковая терапия»были проведены, можно сказать, образцово,«отец»тамошних реформ Лешек Бальцерович и его коллеги в полной мере ощутили на себе«любовь»соотечественников. Начав реформы в 1989 году, на два года раньше, чем они начались в России, и осуществив их более решительно и стремительно, Бальцерович уже в конце1991-гопопал«в опалу» не вошел в очередное правительство. Его как бы принесли в жертву«общественному мнению». Но опала длилась относительно недолго уже в 1997-мон снова сталвице-премьером, потом долго был председателем Нацбанка…Гайдара, как мы знаем, противники реформ так и не простили. Травили, травили…И отравили. До сих пор топчут, уже мертвого. По одной только судьбе этих двух выдающихся людей Бальцеровича в Польше и Гайдара в России (кстати, они были друзьями) можно судить о зрелости общества там и здесь.

В общем, скажу еще раз, главная причина неудачи«Выбора России»на выборах в декабре 1993 года это, конечно, не какие-тотехнические детали его,«Выбора», предвыборной кампании, а тесная связь этой партии с реформами и реформаторами.

Расколиз-заличных амбиций

Если же брать шире говорить не только о «Выборе России», но и о демократах вообще, тут, конечно, главная причина, почему они тогда споткнулись, традиционная раскол, разобщенность между ними. Козырев:

« Я, честно говоря, по сей день не знаю ответа на вопрос, в чем конкретно расходятся демократические блоки. Их лидеры верны курсу президента и вот, несмотря на это, размежевалась группа людей, которые раньше были вместе…Было ясно, что некоторые друзья и коллеги думают не столько о выборах в новый парламент, сколько о президентских выборах…Конечно, каждому кандидату в президенты надо иметь свою партию, быть ее лидером. Вот почему я и предложил создать такой блок, внутри которого и Шахрай, и Явлинский, и любой другой смогут иметь свои партии, но при этом на первом этапе парламентских выборов не расколоть электорат. Выступить надо едино и реформаторы, и демократы в своем списке, коммунисты в своем,национал-патриотыв своем. Но ведь вот что произошло: не идейное расхождение развело соратников, а соратники разделились по индивидуальным интересам, выискивая под это политические обоснования, вырабатывая свою отдельную платформу. Это чрезвычайно опасный процесс, потому что центральное поле реформ, защиты демократии притом, что на нем,конечно-де, нужны корректировки занято тем, что сейчас называется«Выбор России». А дальше начинается поле сомнительное, которое у нас обычно называют центристским, а на самом деле это нечто переходное от реформаторского к коммунистическому илинационал-патриотическому. Личные амбиции, по сути дела, выталкивают новые партии и их демократических лидеров на идейно чуждое им поле. И вот ужекто-тоиз блока Явлинского заявляет, что мы, мол, демократический электорат не раскалывали, у нас другой электорат. Значит, они сами уже осознают, что их избиратели в другой части спектра. И вполне возможно, что теперь у них действительно появиласькакая-тоновая политическая ориентация.

То же самое продолжалось и после выборов

Демократы продолжали разбегаться в разные стороны и после выборов даже те, кто попал в Думу. Свидетельствует Алла Амелина, бывший депутат первой Государственной думы, член«Выбора России»:

«В первые же дни работы Госдумы образца 1993 года группа депутатов (в числе наиболее активных Хакамада) начали предпринимать попытки создать еще одну демократическую фракцию. Полагаете, хотели быть святей Папы римского и либеральней Егора Гайдара? Ничего подобного! Во главу угла были поставлены личные амбиции и желание«порулить». Я это не предполагаю я это знаю, поскольку и ко мне присылали эмиссаров с предложением войти в новую группу и сулили несомненные выгоды (нематериального характера). В итоге группа была создана, ее сопредседателями стали Ирина Хакамада и Евгений Бушмин, прошедшие в депутаты при поддержке«Выбора России», а также Александр Брагинский, человек безусловно демократических убеждений. Позже группу возглавил Борис Федоров, баллотировавшийся по списку ВР. В «Союз 12 декабря»перешли еще несколько человек из «Выбора России»(А. Макаров, А. Селиванов, И. Устинов).

Почитайте хартию группы их цели и задачи фактически идентичны«выборосовским». Но быть вместе не получилось.

Кстати, Е. Бушмин потом, после начала первой чеченской войны, перешел во фракцию«Стабильность», срочно изваянную властями с целью расколоть и ослабить антивоенные позиции в Думе. А нынче он сенатор от Ростовской области, заместитель В. Матвиенко, то бишьвице-спикерСовета Федерации (Ну да, и среди«демократов»было полно карьеристов О.М.)(Интернет-портал«Политика на сломе эпох»).

Так что, можно сказать, было две главные причины поражения демократов на думских выборах в декабре 1993 года объективная и субъективная.Объективная-то, что реформы, проведение которых взвалили на свои плечи демократы, шли тяжело. Неизбежно тяжело. И в том, что они идут тяжело, приводя к ухудшению жизни людей, значительная часть населения, не понимая, в чем истинная причина, обвиниладемократов-реформаторов, проголосовала против них. Субъективная причина поражения политические амбиции отдельных демократических лидеров. Эти амбиции продолжали сказываться и после выборов. Сказываются до сих пор.

Другие комментарии обозревателя