Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Парламентарии разбегаются…

День за днем. События и публикации 24-27 сентября 1993 года комментирует обозреватель Олег Мороз *

«Лучше Хасбулатова никто еще не послужил России»

24 сентября на съезде произошел забавный инцидент. Председатель Совета Республики Вениамин Соколов совершенно неожиданно предложил…сместить Хасбулатова с его поста и избрать вместо негокого-нибудьдругого. Аргументы были такие: дескать, Ельцин трактует осуществленный им «государственный переворот»как персонифицированный конфликт между ним и Хасбулатовым, так вот, надо лишить его возможности такой трактовки: если кресло спикера займеткто-тодругой, истинный характер ельцинских действий полностью обнажится перед всем миром.С горячей отповедью раскольнику выступил Руцкой, раскрывший депутатам глаза на то, каким опасностям они себя подвергнут, если вздумают«поменять коней на переправе».Вступились за спикера и другие ораторы. Председатель Совета Национальностей Рамазан Абдулатипов (ныне глава Дагестана) сказал, что«лучше Хасбулатова никто еще не послужил России». Большинством голосов предложение Соколова было, естественно, отклонено.Между тем, в этом предложении, возможно, был резон. Будь во главе Верховного Совета не Хасбулатов, а кто-тодругой (говорят, на это место метил сам Соколов), парламент мог бы получить более широкую поддержку населения.

Автоматы раздают кому угодно

Напряженность вокруг Белого дома не спадает, скорее наоборот. Наибольшую тревогу властей вызывает то, что«защитникам»здания совершенно бесконтрольно роздано много оружия по мнению первоговице-премьераВладимира Шумейко, около ста автоматов с боекомплектом. Как сказал Шумейко,«зона Белого дома стала небезопасной». (Кстати, по лозунгам и плакатам, популярным в те дни в толпе возле Белого дома, можно судить о том, какой«политической ориентации»держалась эта разношерстная толпа. По таким, например:«Да здравствует Руцкой! Да здравствует Советский Союз!»или«Банду Ельцина под суд, демократов к стенке!»).Хасбулатов не устает отрицать, что собравшихся возле Белого дома вооружают. В департаменте охраны ВС журналистов также уверяют, что люди с автоматами это-десплошь сотрудники Департамента. Однако по внешнему виду«автоматчиков» по небритым лицам и потертым джинсовкам нетрудно заключить, что это далеко от истины. От многих несет водкой…К тому же, по свидетельству очевидцев, автоматы у них новенькие, только что со склада.Откуда взялось оружие в Белом доме? По данным МВД, в свое время, когда ВС решил создать свой собственный, не зависимый от милицейского министерства, Департамент охраны, он закупил это оружие«с запасом».Существование независимой«хасбулатовской гвардии»давно беспокоило Ельцина. Прежде это было Управление охраны высших органов государственной власти РФ. В конце 1992 года президент дважды своими указами пытался расформировать его, а охрану Белого дома и других объектов, подведомственных ВС, передать Главному управлению охраны РФ, находившемуся непосредственно в его, президента, подчинении. Однако Хасбулатову удалось сохранить свою«гвардию»в виде этого самого Департамента охраны ВС. Теперь она ему очень пригодилась.По утверждению«Коммерсанта», уже в ночь с 21 на 22 сентября из бункера, оборудованного во флигеле у Белого дома со стороны Рочдельской улицы, в здание ВС было перенесено большое количество стрелкового оружия и боеприпасов, в том числе гранатометы и пулеметы.Газета утверждала также, что оружие раздается отнюдь не беспорядочно: для защиты Белого дома создана вполне боеспособная вооруженная группировка из самого Департамента охраны и своего рода«резервистов».Предпринимая очередную попытку ликвидировать«хасбулатовскую гвардию», Ельцин 24 сентября издает распоряжение передать Департамент охраны ВС в ведение МВД. Ерину и Грачеву поручено«незамедлительно принять меры по изъятию огнестрельного оружия у лиц, принимающих участие в охране Дома Советов». Но как это сделать, не рискуя сразу же вызвать вооруженный конфликт, никто не знает.Позднее Съезд своим постановлением переподчинил Департамент охраны ВС своему«министру внутренних дел»Дунаеву. Каждая из противоборствующих сторон старалась перетянуть к себе«человека с ружьем».

Сами себя пугают штурмом

Вокруг Белого дома созданы заслоны из сотрудников милиции и солдат внутренних войск. Пока они не препятствуют проходу людей ни в ту, ни в другую сторону: их задача не допустить расползания по Москве розданного оружия.23 сентября МВД ввело наконец в Москву подразделения дивизии Дзержинского как выразился Ерин, его«личный резерв». Вместе с милицией они взяли под охрану здания МВД, Центробанка, ряд мостов и другие объекты. В Белом доме, правда, утверждали, что дзержинцы появились в Москве еще22-го. Часть их была облачена в милицейскую форму.Вечером24-гоначалось ужесточение пропускного режима у Дома Советов: стражи порядка впервые не пропустили журналистов на площадь Свободной России возле здания, мотивируя это заботой об их личной безопасности. Правда, в тот раз репортеры без труда просочились на площадь, используя явное переутомление милиционеров и солдат, а также то, что на разных участках оцепления степень жесткости режима была различной. Но в дальнейшем просачиваться становилось все трудней и трудней.В этот же вечер«министр обороны»генерал Ачалов заявил, что считает реальностью штурм Белого дома правительственными силами. При этом сказал, что он и его сторонники будут защищать здание с оружием в руках, а сил у них для обороны достаточно.В конце концов, как мы знаем, штурм действительно состоялся, но в тот момент его перспективы были не очень ясны. Как и вообще возможность и характер вооруженного конфликта. Некоторые военачальники заранее предупредили, что их подразделения ни под каким видом не будут участвовать в нем, если он возникнет. Так, командир Кантемировской танковой дивизии как известно, она принимала активное участие в августовских событиях 1991 года, заявил, что его танки ни при каких обстоятельствах не войдут в Москву. Подразделения Таманской мотострелковой дивизии в тот момент и вовсе находились на учениях в Нижегородской области.Правда, потомкое-комупришлось«наступить на горло собственной песне»и сыграть-такисвою роль в обострившемся до предела противостоянии: над командирами есть другие командиры…Во исполнение распоряжения Ельцина о разоружении людей, толпящихся возле Белого дома, руководству ВС был предъявлен ультиматум Грачева и Кобеца, о котором уже говорилось: к 16:00 24 сентября все розданное оружие должно быть изъято. Если это требование не будет выполнено, войска предпримут штурм Белого дома. По свидетельству находившихся в здании, у его руководства случилась«очередная истерика»: довольно неожиданно тамошнее начальство приказало складировать все имеющееся оружие. Среди защитников Белого дома ропот недовольства, но что делать приказ есть приказ. Однако уже вечером из окружения Ельцина Ачалову будто бы поступает«достоверная информация», что на 22:00 назначен штурм. Генерал докладывает об этом Руцкому и Хасбулатову, и те отменяют свой приказ о разоружении.Трудно сказать, была ли действительно такая информация и насколько она была достоверной, или же Ачалов просто придумал ее, чтобы побудить своих начальников изменить самоубийственное, с его точки зрения, распоряжение. В те дни кто только чего не придумывал.Через несколько дней в Белом доме вновь прозвучал приказ о разоружении. Но это повторное распоряжение уже мало кто воспринял всерьез. Все отнеслись к нему, как к очередному«бзику»белодомовского руководства.Впрочем, 24 сентября в Белом доме всерьез готовились к штурму, назначенному будто бы, как уже говорилось, на 22:00. В пятом часу дня возле Белого дома появились семь грузовиков с солдатами дивизии Дзержинского. Туда же стали подтягиваться дополнительные силы милиции. Белый дом оказался фактически в плотном кольце окружения.В одиннадцатом часу вечера солдаты начали надевать каски, бронежилеты и колоннами по 50–70 человек перемещаться по границам территории, охраняемой сторонниками ВС. Это вызвало бурную реакцию последних: все как будто говорило о том, чтовот-вотдействительно начнется штурм. Одни призывали солдат«не идти против народа», другие угрожали, что, если солдаты попробуют продвинуться вперед хотя бы на метр, они будут встречены камнями.Потом штурм вроде бы перенесли то ли на четыре, то ли на пять утра. Но его так и не последовало.Вряд ли в тот моменткто-товсерьез собирался штурмовать Белый дом.«Психическая атака»,по-видимому, была предпринята с единственной целью заставить людей по ту сторону баррикад сдать оружие.

Есть закон и есть право…

24 сентября Министерство юстиции выступило с разъяснением, какова правовая основа действий президента, связанных с Указом № 1400. Разъяснение было такое:

«Указ президента № 1400 необходимо рассматривать прежде всего как средство выхода из сложившейся тупиковой ситуации. Издав его, Б.Н. Ельцин хотя и вышел формально за юридические рамки, действовал в соответствии с конституционными принципами народовластия, обеспечения безопасности страны, охраны прав и законных интересов граждан…Превысив по форме свои полномочия, он употребил это нарушение не для узурпации власти (выборы президента РФ назначены на 12 июня 1994 года), а для защиты воли народа. Он расчистил путь для обновления механизма власти, для принятия цивилизованной конституции, для установления стабильного правового порядка в России».

Вряд ли противников Ельцина убедило это разъяснение, а его сторонников и убеждать ни в чем не было нужды. Борьба между президентом и его оппонентами давно уже вышла за правовые рамки и стала чисто политической борьбой. Юридические аргументы здесь использовались лишь в качестве подспорья, в качестве дополнительного оружия. Впрочем, для Хасбулатова и компании это оружие было главным:как-никак, на их стороне формально оказалась Конституция…Аналогичным образом объяснил появление указа Ельцина и его помощник Юрий Батурин (кстати, доктор юридических наук).

Я отдаю себе отчет,сказал он,что этот ход не является законным, легальным, но он в создавшейся ситуации оказывается справедливым. Собственно, президент встал на известную точку зрения, что есть закон, а есть право, закон может быть неправовым, и мы оказались в такой ситуации, когда Конституция, по крайней мере, в значительной своей части, перестала быть правовой.

Между прочим, Батурин сказал, что администрация президента допустила серьезный просчет, не предугадав реакцию Конституционного Суда на Указ № 1400 и допустив эту реакцию известное заключение КС о неконституционности:

Мы не сделали все, что нужно было сделать, для получения нужного результата. То есть с Конституционным Судом практически не работали…Нужно было пригласить судей Конституционного Суда и обсудить с ними ситуацию, а решение принимать уже после этого. Это было одним из элементов одного из сценариев.

Представляется, однако, что, если бы президентская сторона и предприняла те усилия, о которых говорит Батурин, вряд ли она добилась бы успеха: Зорькин давно выбрал, какую из сторон конфликта ему поддерживать. В лучшем случае помощникам президента удалось бы добиться, что соотношение голосов в КС было бы не 4 к 9, а 5 к 8…Не в пользу Ельцина, разумеется.Батурин спрогнозировал также неизбежное, по его мнению, отрицательное следствие ельцинского шага:

Несмотря на то, что решение президента справедливо в высшем, правовом смысле этого слова, оно все же основывается на том, что через закон переступить можно. Это неизбежная и очень большая плата за то положительное, что мы приобретаем в результате такого решения, но платить будем, скорее всего, не мы, а платить будут дети, внуки, я не знаю, через сколько лет.

Господи, да когда ж это было, чтоб закон в России не нарушался! И кто же у нас не знает: закон что дышло!.. Будто бы только Ельцин нам открыл эту истину: через закон переступить можно. Если б переступали лишь таким образом и в таких ситуациях, как это сделал он…Пожалуй, самую короткую и самую точную«юридическую»характеристику ситуации, сложившейся в России, в те дни дал Отто Лацис в «Известиях»:«Россия стоит перед выбором: соблюдать закон«по Хасбулатову»или нарушить закон«по Ельцину».

Белый дом«разоружается»26-гов 13:30 состоялось«важное событие»: Руцкой передал председателю Моссовета (этот орган, в числе ряда других Советов, выступил на стороне ВС) Николаю Гончару двенадцать(!) автоматов«сверх положенных по штатному расписанию». Несмотря на такой«примирительный»шаг,«президент»сделал очередное воинственное заявление: если Ельцин предпримет штурм Белого дома, он, Руцкой, не отступит отсюда ни на шаг, будет биться до конца.Впрочем, и двенадцать«сданных»Руцким стволов так и не были сданы с соблюдением установленных процедур. Прокурор Москвы Геннадий Пономарев потребовал, чтобы ему была представлена документация, всего полученостолько-тооружия,столько-торозданотем-тои тем-то(с указанием конкретных фамилий),столько-товзято обратно от тех-тои от тех-то. Так, чтобы в итоге получилась ясная картина: какое оружие у кого осталось. Такой документации главный столичный прокурор не получил. В результате передача автоматов была прервана. Руцкой в присутствии Ачалова распорядился: Пономарева в Белый дом больше не пускать!И снова надувание щек и угрозы. Помощник Руцкого Андрей Федоров, вторя своему шефу, заверил журналистов, что в случае необходимости защитники Дома Советов смогут дать атакующим достойный отпор. По словам Федорова, в данный момент в здании находятся как минимум четыреста человек, и это все профессионалы, в частности из Абхазии и Приднестровья. Все они очень хорошо вооружены. Если что, сказал Федоров, мы сможем разнести и мэрию, и гостиницу«Мир»в течение трех минут. Как видит читатель, здесь довольно точно изложен сценарий действий вооруженной оппозиции, которые она предприняла через неделю, 3 октября. Разница только в том, что мэрию и гостиницу они разгромили по собственной инициативе, не дожидаясь штурма Белого дома.

В Белом доме раздают противогазыНо в тот день, 26 сентября, затворники Дома Советов опять всерьез готовились к штурму. Дело в том, что об этом их будто бы предупредили свои люди в МВД, МБ и даже в президентском окружении. Около 11 вечера в Белом доме распространились слухи, что штурм здания назначен на 27-ена 3 часа ночи. За час до этого срока Хасбулатов сообщил журналистам, что, согласно сведениям, которые у него имеются, штурм начнется через полчаса. Он сказал также, что руководство Верховного Совета обратилось к населению, поддерживающему Верховный Совет, с призывом прийти на защиту Белого дома. По сообщениям информагентств, во всех подъездах и на лестницах здания заняли позиции вооруженные автоматами сотрудники Департамента охраны ВС и «ополченцы». Всем находящимся в здании раздаются противогазы на случай химической атаки (Руцкой, Макашов и др. в те дни постоянно заявляли: дескать, военные и милиция откажутся выполнять приказ Ельцина и Грачева о штурме, а потому президентская сторона будет вынуждена применить химическое оружие).В Белом домепо-прежнемувсерьез рассчитывают на конкретные армейские части (командиры этих частей вроде бы дали белодомовскому руководству соответствующие тайные обещания). Считается, что в случае штурма продержаться будет нужно лишь около часа.Однако ни в 2:30, ни в 3 часа ночи штурма не последовало. В 3:20 Съезд возобновил свою работу. Присутствовало…около 70 человек.Утром в Белом доме воцарилась эйфория. В 6:45 депутаты вышли к своим«защитникам», ночевавшим возле здания (таковых было около двух сотен), и поздравили их с победой.Несколько позже первый зам Хасбулатова Юрий Воронин, выступая на съезде, выразил благодарность сотрудникам МБ и МВД, которые, дескать,«своевременно предупредили о готовившемся прошедшей ночью захвате Дома Советов». Как сказал Воронин, акцию по захвату удалось предотвратить только благодаря«экстренным упреждающим мерам», в том числе обращению Руцкого и Хасбулатова к гражданам России, а также тому, что на рассвете был созван Съезд. Кстати, по словам Воронина, в его работе участвовали не 70, а 170 человек, еще 300 депутатов находились на «постах охраны»Дома Советов (в те дни каждая из противоборствующих сторон старалась приводить наиболее выгодные для себя цифры).Непонятно, каким образом съезд, созванный на рассвете, мог повлиять на решение о штурме, если он был намечен на три часа ночи.Действительно ли у осаждавших Белый дом были такие намерения? Если и были, никто их, разумеется, не подтвердил. До самого последнего момента представители Кремля упорно отрицали, что собираются штурмовать здание, где засели депутаты. Так, 28 сентября в заявлении, распространенном от имени президента, егопресс-секретарьВячеслав Костиков опроверг возможность штурма Белого дома, заметив, что«единственный разумный выход для депутатов, еще остающихся в бывшем ВС, добровольно покинуть здание».Сам Ельцин неоднократно говорил то же самое.Почему именно 26 сентября возник особенный шум?«Независимая газета»поместила разъяснение на этот счет, полученное ею вроде бы«из достоверных источников». Впрочем, разъяснение было довольно путаное. По сведениям газеты, вечером 26 сентября сообщение о готовящемся штурме Белого дома получил по спецсвязи оперативный дежурный по МВД РФ (надо полагать, еринскому). Некто, назвавшийся министром внутренних дел России Андреем Дунаевым, сказал, что, по его данным, 27 сентября в три-четыречаса ночи милиция и внутренние войска попытаются захватить Дом Советов. Звонивший предупредил, что при этом неизбежным будет кровопролитие, поскольку защитники Верховного Совета будут вынуждены открыть ответный огонь. В 2–30 ночи тот же человек повторил звонок и вновь предупредил о неизбежном кровопролитии, заявив, что защитникам Белого дома розданы пулеметы. Штурма, как известно, не последовало, и звонок можно было бы считать очередной шуткой телефонного террориста, если бы не одна деталь: номер телефона, по которому звонил«Андрей Дунаев», не значился ни в одном справочнике и был известен лишь очень узкому кругу лиц из руководства МВД.Странноекакое-торазъяснение. Почему о штурме, который будто бы готовит МВД, надо звонить…в само же МВД, а не в Белый дом? И откуда такая уверенность, что, получив такое анонимное предупреждение, дежурный по МВД тут же передаст его Хасбулатову, Руцкому и Ачалову?Возможно,какое-тотелефонное предупреждение защитникам Белого дома в самом деле поступило, но вряд ли таким кружным и замысловатым путем.Комментируя ажиотаж, который возник в стане оппозиции ночью с 26-гона 27-е, замглавы Администрации президента Вячеслав Волков заявил, что в Белом доме в эту ночь раздали еще около 600 автоматов, а в окнах здания появились пулеметы.Волков также сказал, что в Доме Советов, где отключены электричество и водоснабжение,«находиться уже невозможно, там страшная антисанитария», поэтому в ближайшее время целесообразно ограничить доступ людей в здание «выпускать, но не впускать».Что касается огромного количества оружия, будто бы находившегося в Белом доме, об этом постоянно твердили представители президентской стороны, эти данные,по-видимому, были сильно преувеличены.

«Капитуляция»Баранникова26 сентября произошло еще одно любопытное и неожиданное событие: по сообщениям прессы, Виктор Черномырдин принял белодомовского«министра безопасности»Виктора Баранникова. Сообщалось также, что встреча состоялась ночью. Баранников будто бы заявил Черномырдину, что выполнять функции псевдоминистра он далее не намерен. Аналогичную позицию, по словам Баранникова, занимает и Андрей Дунаев альтернативный«министр внутренних дел». Это походило на капитуляцию и вроде бы приближало общую бескровную развязку.Увы, никаких серьезных последствий эта странная встреча не имела.Как все было на самом деле, в интервью ОРТ рассказал Сергей Степашин, которого Ельцин незадолго перед тем назначил заместителем министра безопасности. По словам Степашина, именно он предложил Баранникову встретиться с премьером, поговорить о ситуации вокруг Белого дома и, самое главное, «о его позиции как офицера». Такая встреча действительно произошла, правда не ночью ночью«Черномырдин спал», а днем. По словам Степашина,«Виктор Павлович сказал, что…никаким министром он не собирается быть, и вообще, эти творцы непонятно, чем там занимаются. Ну и при прощании он заверил, что он сторонник президента Ельцина, и это однозначно». К сожалению, продолжал Степашин, своего обещания он не сдержал. Я дважды вчера с ним еще созванивался. У меня была с ним связь. Я просил его проинформировать меня о принятом им решении. И он сегодня дал там ужепресс-конференциюо том, что он остается в Белом доме до конца. Правда, я не понимаю, о каком конце ведется речь. Ну что ж, он сделал свой выбор.Так закончилась история с «капитуляцией»Баранникова. Возможно, он просто-напростоходил в стан врага«на разведку»: как мы знаем, именно в ночь с 26-гона 27-ев Белом доме ожидали штурма.

Ельцин категорически против…26 сентября в Петербурге состоялось совещание представителей субъектов Федерации. В принятом на нем заявлении, в частности, говорилось:«Мы предлагаем всем субъектам РФ взять под контроль развитие ситуации и способствовать преодолению кризиса федеральной государственной власти путем одновременного проведения выборов органа законодательной власти и президента РФ до конца 1993 года».В качестве первого шага предлагалось приостановить действия всех законодательных актов исполнительной и законодательной власти, принятых начиная с 20:00 21 сентября, то есть с момента выхода Указа № 1400.Было также принято обращение к правительству РФ и мэру Москвы, в котором содержался призыв соблюдать«элементарные права человека для граждан России и других государств, работающих в здании ВС РФ», незамедлительно восстановить в этом здании функционирование систем связи и жизнеобеспечения.Руководство ВС, естественно, восприняло это как весьма важное событие, как знак, что регионы поддерживают его. Собственно говоря, в организации этого совещания явно просматривалась инициатива самого Верховного Совета. Президентская же сторона, соответственно, не придала этому событию значения, сославшись на то, что в совещании участвовали лишь 39 (по другим данным 40) председателей Советов и 9 (по другим данным 8 или даже меньше) глав администраций субъектов Федерации.Впрочем, некоторые в окружении президента посчитали, что сама по себе идея одновременных выбороввсе-такинесет в себе рациональное зерно. Так, Сергей Филатов, комментируя утром27-гоитоги совещания глав регионов в Санкт-Петербурге, заявил, что, по его мнению, президенту сейчас выгодны выборы,«поскольку он находится на подъеме». Согласиться на одновременные выборы главе государства советовали и некоторые другие его близкие сотрудники.Однако уже в середине этого дня Ельцин дал интервью ИТА, в котором категорически выступил против одновременных выборов. Вечером в другом интервью (ОРТ, программа«Новости») он подтвердил свою позицию:

Я категорически против такого решения…Очень опасно. Сегодня опасно двоевластие, но вдвойне опасно безвластие, когда и одна власть, и вторая власть занимаются выборами и им уже не до делни парламенту, ни президенту. Это не годится.

Программа Ельцина остается прежней: 11-12 декабря происходят выборы в Федеральное Собрание, оно принимает закон о выборах президента, после чего 12 июня избирается президент.

Парламент без парламентариев27 сентября замглавы Администрации президента Вячеслав Волков сообщил на пресс-конференции, что из 384 депутатов, работавших в ВС на постоянной основе, 76 уже дали согласие на переход в исполнительные структуры власти, еще 114 выразили готовность к переговорам на эту тему. По оценкам Волкова, всего в здании еще остается 170–180 депутатов. Как он считает, те, кто решил«стоять до конца», просто испытывают страх, что не найдут применения своим способностям ни в Москве, ни вернувшись туда, где они избирались. В любом случае, оставшиеся в здании депутаты кворума уже составить не могут, так что решения ВС лишены какой бы то ни было легитимной основы. По словам Волкова, распущенный президентом Верховный Совет«однозначно разрушен».Чтобы пополнить тающий состав Верховного Совета и Съезда, руководство ВС принялось рассылать в регионы телеграммы с требованием прислать для участия в съезде своих представителей из числа депутатов местных Советов. Так, Юрий Воронин 27 сентября направил депешу Ярославскому облсовету, призывая его отрядить на съезд 4–5 своих депутатов. Насколько законным будет включение в состав Съезда людей, которых никто туда не избирал, никто в Белом доме в ту пору не задумывался. Это уже быликакие-тобезрассудные импульсивные действия в предчувствии приближающегося конца.Президентская сторона расценила приглашение в Москву депутатов с мест как провокацию, цель которой вовлечь в политические интриги как можно больше людей. В связи с этим Администрация президента предупредила всех, кто приходит в Белый дом, об ответственности, которую они на себя берут, и опасности, которой себя подвергают: лидеры бывшего ВС намерены использовать их в качестве заложников.28 сентября с весьма резким заявлением выступил заместитель председателя Конституционного Суда Николай Витрук. Несколько неожиданно он вернулся к истории с назначением Руцкого президентом. Витрук выразил убеждение, что КС обязан немедленно рассмотреть вопрос, насколько законным был этот шаг, на который пошел распущенный Верховный Совет:«Именно это, а не требование Валерия Зорькина о приостановке указа президента Ельцина и последующих решений народных депутатов является единственным выходом из сложившейся ситуации». Как сказал Витрук,«сейчас в Белом доме находятся наемные убийцы из Абхазии, из Приднестровья, из рижского ОМОНа…Руцкой даст приказ выступать они ему подчинятся. Вот вам начало бойни»; если же КС поставит под сомнение полномочия Руцкого как президента, эти люди будут знать«о возможной ответственности и за свои действия».Вряд ли в тот момент в Белом доме находились боевики из Абхазии, по крайней мере, в сколько-нибудьзначительном количестве: как раз в эти дни в самой причерноморской республике шли решающие бои между войсками грузинского Госсовета и абхазскими частями.«Солдаты удачи»из Приднестровья, из других закутков бывшего Союза это да, их в армии Руцкого Ачалова действительно было достаточно. И действительно, они вскоре сыграли свою зловещую роль в развязанной на столичных улицах кровавой бойне.

Другие комментарии обозревателя