Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Они сами нарывались на роспуск

День за днем. События и публикации 29 июля 1993 годакомментирует обозреватель Олег Мороз *

29 июля: градус политического напряжения подскочил вверх

В конце июля 1993 года Верховный Совет пошел на очередное резкое обострение отношений с президентом и правительством принял закон«Об уточнении показателей республиканского бюджета на 1993 год». Сам бюджет, в общих чертах, был утвержден еще в мае, однако при этом правительству было дано поручение несколько скорректировать его. В новом варианте бюджета, который представил Совет Министров, предлагалось сократить его дефицит с 18 процентов ВВП примерно до 10. Однако ВС принял прямо противоположное решение: увеличил его, причем…до огромной величины 22,6 процента ВВП.

Какова будет реакция исполнительной власти, догадаться было нетрудно. Советникпремьер-министрапо экономике Андрей Илларионов (он был тогда совсем не тем, что сейчас) на пресс-конференции29 июля заявил, что, если правительство выполнит принятый Верховным Советом вариант бюджета, это ввергнет Россию в гиперинфляцию.

В таком же духе, естественно, высказался и вице-премьер, министр финансов Борис Федоров. По его словам, он выступил на расширенном заседании правительства, Россия единственная страна, где расходы могут настолько превышать доходы. Министр финансов выразил недоумение по поводу того, что ВС изъял из бюджета целый ряд источников финансирования, в целом дающих более четырех триллионов рублей, и добавил ничем не обеспеченные расходы. Если дело так пойдет и дальше, сказал Федоров, никакой финансовой политики в государстве вообще не будет.

Руководители Верховного Совета попытались парировать эти обвинения в свой адрес. Первый зам Хасбулатова Юрий Воронин, присутствовавший на том же заседании правительства, вступил в полемику с Федоровым, довольно путано доказывая, что в огромном дефиците бюджета повинен не только ВС, но и само правительство…

Одним словом, в своей обычной, традиционной деятельности, направленной на разрушение финансов, российский парламент, так сказать,«вышел на новые рубежи». Его не остановило, что градус политического напряжения в стране к этому моменту и без того приблизился к крайней точке.

Ельцин не собирается подписывать«гипердефицитный»бюджет

Свое слово по поводу«бюджетной»ситуации сказал и Ельцин. Выступая на совещании представителей государственных телерадиокомпаний России и руководителей российской печати, он заявил, что выполнение принятого Верховным Советом«гипердефицитного»бюджета будет означать развал российской денежной системы, уничтожение рубля, подрыв всей российской государственности и, в конечном счете, приведет к разорению и уничтожению России. Президент заверил, что он ни при каких условиях не подпишет этот бюджетный закон. Ельцин дал поручение правительству руководствоваться в своей работе не бюджетом, который принял Верховный Совет, а президентским бюджетным посланием.

Однако темой бюджета Ельцин не ограничился повел разговор о политической ситуации в целом. По словам президента, в последние недели она еще более обострилась. Налицо очередной пик политической напряженности. Полным ходом идет хорошо продуманная и скоординированная«частью руководства ВС»кампания по дискредитации и разрушению не только исполнительной, но и представительной власти.

Посмотрите на последние решения ВС,сказал Ельцин.Почти все онивызов президенту, вызов воле народа, выраженной на референдуме. Более того, как только намечается стабилизация на каких-то участках политики и экономики, тут же принимаются решения, которые дезорганизуют всю эту работу…Назову некоторые решения ВС. Приватизация. Наносится удар за ударом по стержневому элементу реформ. Делается все, чтобы заблокировать этот процесс…ВС принимает решение затормозить приватизацию, которая идет уже два года, и, надо сказать, идет неплохо. Миллионы граждан уже вложили свои чеки в те или иные предприятия, инвестиционные фонды…Какой вывод делает ВС? Во что бы то ни стало заблокировать и дезорганизовать ее, не считаясь с интересами граждан, предприятий, с национальными интересами России. Приостанавливается один указ президента, затем другой. Усиливается обстрел Чубайса и Госкомитета по имуществу…

В числе других агрессивных акций своих противников, прежде всего заседающих в парламенте, Ельцин назвал нарастающее давление на правительство с целью вызвать в нем раскол,«сделать его недееспособным», чистки парламентских комитетов и комиссий, из которых«изгоняются сторонники реформ», поправки к закону о средствах массовой информации, ограничивающие свободу СМИ, и наконец резкая активизация атак лично на него, президента, усиленно распространяемые слухи о его будто бы пошатнувшемся здоровье. В общем,«раскручивается истерия по самым разным направлениям, одна провокация следует за другой». В этих условиях, как полагает Ельцин,«нужно готовиться к решительной схватке»:

Я думаю, что эта решительная схватка наступит в сентябре месяце. Август надо будет использовать для артподготовки, в том числе средствам массовой информации…Кризис двоевластия в стране перешел в новую стадию. Цена его углубления стала слишком высокой.

Главным выходом из жесткого противостояния, порожденного двоевластием, Ельцинпо-прежнемусчитает выборы в новый парламент «они обязательно должны состояться осенью этого года»:

Если сам парламент не примет решение, то за него примет решение президент.

Как помечено в стенограмме, эти слова Ельцина были встречены бурными аплодисментами, переходящими в овацию.

Сегодня, зная о событиях, которые вскоре последовали, мы воспринимаем эти слова президента совершенно определенно: уже в тот момент решение, выразившееся вскоре в известном сентябрьском указе № 1400 о приостановке деятельности парламента, если и не созрело, то вот-вотготово было созреть.

Гневная отповедь Хасбулатова президенту

Естественно, тут же последовала реакция Хасбулатова он выступил по парламентскому телевидению с гневной отповедью президенту. Уже на следующий день текст этого выступления был опубликован в преданной спикеру«Российской газете», причем под весьма выразительным заголовком «Авантюристы хотят бросить страну в хаос». Под авантюристами, понятное дело, подразумевались президент Российской Федерации и его окружение, которые, по словам Хасбулатова, в последние дни«неожиданно произнесли ряд угрожающих заявлений».«Эти угрозы, от которых становится не по себе любому нормальному человеку, заявил спикер, направлены против конституционного строя страны, против парламента, против спокойствия и мирной жизни…»

Как видим, президент и его окружение исключались из числа«нормальных людей». Оно и понятно авантюристы. Хасбулатовское хамство будет день ото дня нарастать.

Принятый Верховным Советом астрономический дефицит бюджета Хасбулатов оправдывал своим обычным популистским способом:он-деи его единомышленники не могут«в угоду искусственному сокращению дефицита оставить без средств существования миллионы людей, важные отрасли народного хозяйства».

Очень трогательная забота о людях. Нашему выдающемуся экономисту (как же, членкор РАН!) словно бы неведомо, что«пустые»бумажки, отпечатанные на фабриках Гознака в покрытие бюджетного дефицита, лишь с очень большой натяжкой можно назвать средствами существования: обвал гиперинфляции, который неминуемо следует за их выпуском, служит не поддержанию жизни, а дает прямо противоположный эффект.

В своем выступлении Хасбулатов мстительно напомнил Ельцину о мартовских событиях: тогда, мол, президент тоже угрожал, призывал к государственному перевороту и что из этого получилось? В марте«совместными усилиями Верховного Совета, Конституционного Суда, правоохранительных органов, усилиями регионов удалось погасить это безумное начало гражданской войны». (Имелась в виду попытка Ельцина в ответ на непрекращающиеся атаки хасбулатовцев ввести в стране Особый порядок управления, то естьчто-товроде президентского правления. От этой попытки президент отказался).

Теперь, как полагает Хасбулатов,«провокации»готовят на 20-23 августа. В связи с этим спикер обращался«ко всем согражданам, всем народным депутатам, начиная от сельских и поселковых Советов, представительным органам власти на местах»:«в это отпускное летнее время, где бы вы ни находились, будьте очень внимательны и готовы ко всяким неожиданностям…Все, что будет неконституционно, не пройдет…Нельзя допустить, чтобы авантюристы бросили страну в хаос».

Одним словом но пасаран!

«Авантюристы», однако, не собирались отступать. Министерство финансов выпустилопресс-релиз, в котором, в частности, говорилось:

«ВС России принял законопроект об уточнении показателей республиканского бюджета РФ на 1993 год. Внесенные правительством РФ предложения по обеспечению устойчивого функционирования финансовой системы в процессе обсуждения были полностью отклонены. Мнимая забота депутатского корпуса о российской экономике проявилась в виде наращивания бюджетных расходов практических во всех отраслях народного хозяйства и социальной сферы при одновременном сокращении доходов».

Авторы предупреждали, что реализация бюджета, принятого Верховным Советом, будет означать резкое увеличение инфляции до 40–50 процентов в месяц, так что уже с октября финансовое состояние Российской Федерации можно будет оценить как критическое.

Минфин настаивал на том, чтобы законопроект об уточнении показателей бюджета был возвращен в Верховный Совет для повторного рассмотрения.

Ельцин:«Сегодня вновь возможен реакционный переворот»

Президент принял вызов парламентского спикера, обвинившего его в авантюризме. На очереднойпресс-конференциион сравнил то, что было в августе1991-гои что происходит два года спустя. В этом заявленииопять-таки, даже еще более явственно, ощущались подземные громыхания и толчки, скрытая энергия которых в скором времени вырвалась наружу.

Президент признал, что сейчас, в 1993-м, как и в августе1991-го, Россия переживает нелегкие времена, чреватые смертельными угрозами.

Не будем приукрашивать,сказал Ельцин,откат сегодня еще возможен. Возможен реакционный переворот, который сделает напрасными все послеавгустовские усилия. Но я твердо верю, что и на этот раз Россия, ее граждане этого не допустят. Мы, как и многие народы, сумеем пройти через болезненные испытания переходного возраста…

Основная опасность, по убеждению Ельцина, исходит от Верховного Совета:

Верховный Совет предпринимает колоссальные усилия, чтобы заблокировать конституционный процесс…Его охватила эйфория вседозволенности. Если не нравится та или иная телепередача,меняется закон. Не нравится Совет Министров,тут же следуют поправки в другой закон. Не нравится какой-то государственный деятель,устраивается обструкция…Вывод одиндеятельность парламента стала носить антинародный характер, она все более угрожает безопасности России. Она позорит страну перед всем миром, наносит удар за ударом по основам российского государства…Остается только сожалеть, что Дом Советов«Белый дом»,у стен которого два года назад граждане России защищали свободу и демократию, стал сегодня оплотом реванша.

Особенно яростное сопротивление и в 1992-м, и в 1993-м парламентское большинство оказывает экономическим реформам:

Давайте посмотрим правде в глаза. Правительство Гайдара проработало в относительно спокойных условиях какие-то три месяцадо VI съезда. Правительство Черномырдина не имело и этого. Мы плывем на другой берег, преодолевая бурное течение, волны, а нам кричат многочисленные благожелателине тем стилем плывете…

 «»      … 

И снова президент произносит слова, которые звучат как предвестие скорых, приближающихся событий:

Мы вплотную подошли к вопросу о проведении парламентских выборов. Подчеркну, не к разгону Верховного Совета, не к устранению одной из ветвей власти, а к демократическим выборам в федеральный парламент, к его созданию…

Верховный Совет уступает…полпроцента

Накануне повторного рассмотрения Верховным Советом закона об уточнениях бюджета, возвращенного Ельциным с его поправками, все та же«Российская газета»опубликовала статью Юрия Воронина«Правда о федеральном бюджете», из которой становилось ясно: ни на какие принципиальные уступки президенту депутаты идти не собираются.

На этот раз первый зам спикера уже не делил ответственность за огромный дефицит между правительством и парламентом, а целиком возлагал ее на правительство: дескать, первопричина всех бед в том, что«экономическая реформа по сценарию Международного валютного фонда»потерпела провал; соответственно, колоссальный бюджетный дефицит«отражает реальную картину провала».

Создавалось впечатление, что руководители ВС не столько озабочены самим бюджетом, сколько обуреваемы желанием в очередной раз представить правительственных реформаторов в образе извергов рода человеческого и раскрутить очередной виток конфронтации с президентом: всем ведь было ясно, что под таким бюджетом он свою подпись не поставит.

Как и ожидалось, ВС отклонил почти все поправки Ельцина к бюджету. Главная из них предусматривала сокращение предельного размера дефицита бюджета до 12 процентов ВВП. Депутаты снизили его лишь незначительно до 22,1 процента (в их последнем варианте, напомню, было 22,6 процента).

Немалый гнев народных избранников вызвал лично Борис Федоров, выступавший с обоснованием президентских поправок в качестве представителя Ельцина. Молодой (в ту пору ему было тридцать пять) задиристыйвице-премьери министр финансов терпеливо объяснял депутатам азы рыночной экономики и в подтверждение своей позиции иронично цитировал научные труды парламентского спикера, посвященные экономике западных стран (в коей он, спикер, считался специалистом). Уязвленные откровенно непочтительным и насмешливым поведениемвице-премьера, депутаты обратились к Черномырдину с требованием уволить его…

Увольнения, естественно, не последовало.

За что боролись, на то и напоролись

Вслед за этим Хасбулатов выступил с очередным оправданием действий ВС на бюджетном фронте и обличениемзлодеев-реформаторов, опубликовав,опять-такив «Российской газете», статью«Фрагмент политической экономии цинизма». Главная мысль в ней была все та же: какова экономика, таков и бюджет. Он обвинил правительство в том, что оно в своих расчетах, представляемых в Верховный Совет,«постоянно и сознательно»занижает доходы бюджета.«Все это крайне нечестные приемы!» восклицал Хасбулатов. И снова по поводу безумного дефицита, утвержденного депутатами:«Этот бюджет отражает фактическое состояние экономики и тот тупик, в который ее завела совершенно непродуманная экономическая политика 1992–1993 годов».

Непутевому правительству Хасбулатов противопоставил геращенковский Центробанк, который, по его словам,«глубже и основательнее занимается отработкой конкретных вопросов», главное же проводит«сравнительноумеренно-жесткуюденежно-кредитнуюполитику». Замечательная формулировка, не правда ли, «сравнительноумеренно-жесткая». Какую политику проводил в ту пору Геращенко, мы хорошо знаем. Куда уж «сравнительно умеренней»! Раздавал деньги направо и налево, подхлестывая инфляцию.

Наконец, самое забавное из обвинений, которое спикер адресовал правительственным реформаторам, звучало так: возражая против безудержной выдачи Центробанком так называемых технических кредитов странам СНГ, они, дескать,«дискредитируют панславянскую идею».

Вот уж действительно панславянин!

…Дальнейшая судьба закона об уточненных показателях бюджета, направленного на подпись президенту, была ясна: все понимали, что Ельцин, как и обещал, не подпишет его. Вместо безумного бюджета президент подписал тот самый Указ № 1400 о приостановке деятельности Верховного Совета и Съезда. Вполне понятно, что бюджетное безумство хасбулатовского парламента стало одной из причин, толкнувших Ельцина на решительный шаг.

Другие комментарии обозревателя