Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Спикер всея Руси

День за днем. События и публикации 4 июля 1993 годакомментирует обозреватель Олег Мороз *

Хасбулатов снимает неугодных

На второй полосе«Московских новостей»за 4 июля 1993 года в разделе«Монитор»под рубрикой«Цитата»приводится цитата заместителя председателя Верховного Совета РФ Николая Рябова:

«…Руслан Хасбулатов сегодня окончательно сбросил с себя маску демократа, за которого он постоянно выдает себя, и, по существу, встал на путь установления диктатуры личной власти».

Ничего себе! Взбунтовался еще один приближенный к «спикеру Всея Руси»человек. Каков же повод для бунта? В публикуемой под цитатой заметке излагается, какими методами пользуется спикер для выдавливания с важных парламентских постов неугодных ему людей. Естественно для последующей замены их людьми, угодными Хасбулатову.

На сей раз был расформирован и разделен надвое Комитет Верховного Совета по законодательству во главе с Михаилом Митюковым.«Реорганизация»удалась только с пятого захода, причем, как выяснилось, результаты были сфальсифицированы: пятеро депутатов написали заявления о том, что не принимали участия в голосовании, еще о нескольких известно, что они просто отсутствовали, хотя и были занесены в список проголосовавших«за». Рябов назвал происходящее«прямой расправой»над членами парламентского руководства, чьи взгляды не совпадают с председательскими.

Михаил Митюков не угодил спикеру и публичной критикой в адрес последнего, и своим участием в Конституционном совещании (орган, созданный Ельциным в противовес Конституционной комиссии, оказавшейся под властью Хасбулатова).«Реорганизация»последовала, когда ничего не вышло с его отставкой.

Митюков известен среди депутатов высоким профессионализмом.

По упорным слухам, на очереди председатель Комитета по международным делам Евгений Амбарцумов, председатель Комитета по обороне и безопасности Сергей Степашин, председатель Комитета по правам человека Сергей Ковалев и председательпланово-бюджетнойкомиссии Александр Починок. Если слухи оправдаются, то, по мнению Николая Рябова,«Верховный Совет окажется полностью парализованным».

Возможно, чувствуя, что скоро и к нему подберутся, зампред Верховного Совета Рябов и решил нанести опережающий удар по своему непосредственному начальнику.

Штрихи из биографии«выдающегося политика и ученого»

Тут, наверное, стоит сказать несколько слов, кто таков этот начальник. Сегодня он вполне благополучный научный деятель. Не устает«вспоминать», как он отважно боролся за «спасение»России с такими ее супостатами, как Ельцин, Гайдар, какие страдания, какие муки перенес в ходе этой борьбы…Но вот его хасбулатовская правда восторжествовала, и народ все осознал, все понял что к чему, кто был прав, кто виноват. Многие из тех, кому он «вешает лапшу на уши», действительно ему верят, считают его героем, пострадавшим за этот самый народ, за Россию.

Хасбулатову, одному из наиболее приметных деятелей тех дней, в ту пору было пятьдесят. Окончил юрфак МГУ, однако затемпочему-тоиз юристов переметнулся в иную сферупоступил в аспирантуру экономического факультета. Постепенно влился в огромную армию советскихученых-экономистов: аспирант, доцент, профессор, завкафедрой. Как известно, вышеупомянутая армия год за годом производила бесчисленное количество научных трудовстатей, отчетов, монографий, диссертаций. Однако при всем их изобилии и научном глубокомыслии большинство этих произведений оказалось совершенно бесполезно на томсоциально-экономическомпереломе, который пережила Россия в конце восьмидесятыхначале девяностых.

По-видимому, стараясь приобрести известность, Хасбулатов, еще не ставший госдеятелем, активизирует свою работу публициста, старается донести собственные идеи до широких народных масс, ходит (как говорят,с неизменной бутылкой грозненского коньяка) по газетным и журнальным редакциям, стараясь пристроить свои произведения. Однако неблагодарные (в смысле коньяка) журналисты нередко бросают в его удаляющуюся спину обидное слово«графоман».

Кстати, Гайдар мне рассказывал, что будущий спикер приносил свои статьи и ему в журнал«Коммунист»(Егор Тимурович там заведовал отделом экономической политики). Однако он отклонял их «в виду банальности».

В конце концов Хасбулатов решает прервать свою вроде бы вполне успешную (по всем формальным признакам) научную карьеру и, как многие тогда, посвятить себя политике. На этой новой для него стезе он пережил настоящий взлет (не знаю, ожидал ли он сам его). В 1990-мгрозненские соплеменники выдвинули его народным депутатом РСФСР. Как депутат (впрочем, и несколько ранее) он показал себя деятелем вроде бы демократической ориентации, преданным сторонником Ельцина. По этой причине, а также по причине принадлежности Хасбулатова к так называемому нацменьшинству Ельцин приблизил его к себе, добился избрания своим первым заместителем на посту председателя Верховного Совета РСФСР. Видимо, сказалась советская номенклатурная привычка вводить в руководство того или иного руководящего органа непременного«национала»: мы ведь многонациональная страна, да и вообще великие интернационалисты. Так, в течение считанных месяцев, Хасбулатов совершил головокружительный скачок: из вполне заурядного советского профессора, разоблачавшего в своих трудах«неправильную»западную экономику (именно в этой области он считался специалистом), превратился во второе лицо высшего органа законодательной власти огромной страны. В следующем, 1991 году,опять-такипри решающей поддержке Ельцина, избранного к тому времени президентом, профессор экономики стал в упомянутом органе уже первым лицомзанял (правда, не без труда) освободившееся ельцинское место председателя ВС, сделался вполне самостоятельной политической фигурой, способной на равных конкурировать со своим бывшим наставником и покровителем, не говоря уже о разнообразных нижестоящих деятелях.

Кого же приобрело в лице спикера Хасбулатова наше несчастное отечество,только-тольконачавшее оправляться после семидесятилетнего коммунистического ига? Вот некоторые характеристики, которые давались ему в то время в печати.

Характеристика«объективная»:

«Хасбулатов не относится к политикам-трибунам. Внешне его отличает манера некоторой медлительности и профессорской назидательности. Вместе с тем поведение спикера в критических ситуациях, если это необходимовзрывчато и властно…Умение упорно выдерживать ранее намеченный курс борьбы отличают в нем политика восточного типа, ориентированного на неуклонное достижение поставленной цели и очень меткие, без большой шумихи и зрительных эффектов, тактические операции. Это мастер политической интриги».

Оценки менее благостные:

«Чистой воды аппаратный лидер, гениальный манипулятор, прирожденный эквилибрист, балансирующий на вершине шатающейся пирамиды парламентской власти»…«Спикер, по сути дела, всего лишь один из тысячи депутатов, ничем не хуже и не лучше всех остальных. Главой законодательной власти он стал благодаря особому талантуталанту психолога, уникальной способности бесцеремонно и безнаказанно манипулировать депутатами…»…«Он незаурядная личность. Жаль только, что его энергия направлена не на мирные цели. Такого человекав плане интригеще поискать надо»…

Как видим, главное качество Хасбулатова, подмеченное еще тогда разными людьми,мастер политической интриги. Позднее, наблюдая за его деятельностью на посту спикера, многие поднимут Хасбулатова еще вышепроизведут из мастеров в гроссмейстеры по части интриганства.

И опять мы видим тут роковой«кадровый»промах Ельцина (собственно говоря, по времени он случился раньше, чем, допустим, аналогичный промах с Руцким): подбирая себе заместителя в Верховном Совете в основном по внешним признакам (профессор-экономист, представитель«малого»народа, произносящий, в общем то, правильные демократические слова), Борис Николаевич и в этом случае не сумел заглянуть в этого человека поглубже.

Впрочем, так ли это легкопроникнуть в глубь человеческой души? Как известно, чужая душапотемки.

«Долой реформы! Долой правительство реформ!»

Первой атаке спикера на правительство реформаторов, предпринятой 13 января 1992 года, предшествовала его двухдневная поездка в Рязанскую область. Вроде бы именно она и настроила его на весьма агрессивный лад. Собственно говоря, уже11-гочисла, непосредственно по итогам этой поездки, он сделал первые разносные антиправительственные заявления в частности, констатировал, что начатая кабинетом либерализация цен«не решила проблем пустых прилавков». Для этого надо было ехать за несколько сот километров? Все, что Хасбулатов узнал в Рязанской области, он мог бы узнать, пройдясь по московским магазинам вблизи Белого дома: да, прилавкипо-прежнемупусты. Вообще, удивительное дело: профессор экономики пускается в рассуждения о неэффективности такой меры, как либерализация цен, спустя всего лишь несколько дней после того, как она начата (Указ о либерализации цен, напомню, начал действовать 2 января 1992 года). Рассуждения, простительные для обывателя, но не для ученого мужа.

За этим и последовало хасбулатовское заключение: у нас-де«недееспособное правительство», его пора менятьи т. д.

Разумеется, выступления спикера не были проявлением обычных разногласий между различными госдеятелями, это было объявление войны, войны на уничтожение.

С точки зрения политического расчета, тут все понятно. Начавшиеся либеральные реформы, связанный с ними резкий подскок цен, проблемы с зарплатами, пенсиями, пособиями, сбережениями неизбежно должны были вызвать массовое недовольство населения (оно неизменно возникало во всех странах их было около трех десятков, где тогда осуществлялся переход из социализма в капитализм). Воспользоваться этим недовольством, возглавить толпы протестующих (которые, как ожидалось, вскорости появятся), оседлать волну этого недовольства и протеста, въехать на ней во власть тогда захотели многие. В общем то, это азбука политики уловитькакое-томощное социальное движение и действовать в его русле, опираясь на его поддержку. Другой вопрос, какое это движение. Способствует ли оно поступательному развитию страны или направлено против него. Но такой вопрос волнует далеко не всякого.

Что касается Хасбулатова, уверен, им с самого начала и до конца двигало прежде всего безграничное честолюбие и властолюбие. Высокий пост, на котором он оказался (в первую очередь, повторяю, благодаря мощной поддержке Ельцина), безнадежно устаревшая, принятая еще в достославные брежневские времена, совсем в другой стране Конституция, открывали перед ним безграничные возможности для восхождения на самую вершину власти. Грех было ими не воспользоваться.

Что же касается интересов страны, интересов народа, ну кто же из этих политиканов, прилежных учеников Макиавелли, беспокоится о таких пустяках. Это для людей совсем иного склада,старомодно-совестливых, коих впору заносить в Красную книгу.

Были и личные мотивы…

Конечно, можно было бы затевать драку и не с такой яростью, не с такой прытью, как ее затеял Хасбулатов, постепенно раскручивать маховик, не торопясь, наращивать его обороты. С тактической точки зрения, так оно, наверное, было бы выигрышней. Но у спикера были еще свои, личные счеты с Гайдаром. Да и не только с ним. Вспоминается подобная же неадекватность, с какой Хасбулатов осенью1991-гообрушился на Явлинского, выдвинувшего свою очередную экономическую программу. Председателя парламента просто трясло при упоминании одного только имени этого экономиста. Точно так же чуть позднее его трясло при упоминании имени Гайдара.

Подобную реакцию трудно объяснить, если не принять во внимание, что Хасбулатов, как уже говорилось, сам экономист, научный работник, профессор, доктор наук. А незадолго перед тем на внеочередных выборах в Академию наук стал еще и членом-корреспондентом. Я не стану утверждать, что его избрали, учитывая не столько его научные достижения, сколько занимаемый им высокий государственный пост, хотя это вполне в традициях российской Академии, вспомним, как холопствующие академики избирали в свои ряды Сталина, Молотова, Вышинского и других пролетарских вождей. Допускаю, что Хасбулатов действительно«тянул»на членкора (хотя в таком случае непонятно, почему его не сделали таковым на предыдущих, очередных, выборах, когда Хасбулатов еще не был председателем ВС: те, очередные, состоялись не намного раньше внеочередных). Как бы то ни было, факт остается фактом член-корреспондент. Так вот, если учесть это обстоятельство, а также то, что и Явлинский, и Гайдар тоже научные работники, только академическим рангом пониже, ярость, с какой Хасбулатов обрушился на правительство и на его реформы, становится по крайней мере, отчасти психологически понятна. В нашей Академии умнеечлена-корреспондентаполагается быть только академику, умнее академика академику-секретарюсоответствующего отделения, умнееакадемика-секретаря вице-президенту, умнеевице-президента естественно, только президенту академии. Ну, а разные там доктора и кандидаты, эсэнэсы и эмэнэсы это так, одушевленный фон, на котором вершат свои подвиги академические олимпийцы, небожители.

Ну, кто для Хасбулатова были все эти Явлинские, Гайдары! Именно такая вот не различимая глазом институтская мелочь. А туда же лезут! Умничают! Не почитают старших.

Между тем, если уж говорить о научных авторитетах серьезно, Гайдара и его реформы поддержали люди, обладающие наивысшим авторитетом в мировой науке. Тут достаточно сослаться хотя бы на такого выдающегося ученого, как американский экономист русского происхождения лауреат Нобелевской премии Василий Леонтьев. Уже тогда, когда реформы еще только задумывались, он призвал к скорейшему и всеобъемлющему их воплощению в жизнь. Своим весомым словом он подтвердил, что вырваться за пределы«королевства кривых экономических зеркал», какое являла собой экономика советского образца, можно лишь через полноценную либерализацию цен и широкомасштабную приватизацию.

Что касается Хасбулатова, как потом выяснилось, он, ко всему прочему, еще и сам претендовал на пост главы правительства. Это тоже,по-видимому, было одной из причин патологической ненависти спикера ВС к Гайдару.

Другие комментарии обозревателя