Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Страсти по референдуму продолжаются

События и публикации 9 февраля 1993 годакомментирует обозреватель Олег Мороз *

Депутаты«за кресла не держатся»

Хотя Хасбулатов и выступал против проведения референдума, но одновременно в ходе позиционной борьбы с Ельциным выдвигал различные предложения касательно того, какие вопросы, собственно говоря, следует вынести на голосование, если отменить референдум не удастся. (Напомню, он намечен на 11 апреля, и на нем предполагается выяснить, кого поддерживает народ, Ельцина или его противников). Предложил, например, вставить в бюллетени вопрос о досрочном переизбрании и депутатов, и президента. Это неожиданное предложение спикера ВС поддержали его верные соратники по Президиуму верховного органа законодательной власти. Дескать, пора, пора нас сменить. И вообще, мы за депутатские кресла не держимся.

Что правда, то правда пора. Сил уже не было смотреть все эти трансляции-ретрансляции вээсовских заседаний (тогда они все показывались по ТВ). Но только самый что ни на есть наивный человек поверил, что Хасбулатов в самом деле вознамерился освободить Россию от своей персоны со товарищи. Судя по всему, начиналась очередная политическая игра. Наиболее вероятный сценарий этой игры, видимо, был таков. Спикер настойчиво и целенаправленно продвигает идею включения придуманного им вопроса в бюллетень референдума. Но ведь прошедший в декабре съезд определил: голосование на референдуме должно затрагивать лишь основные положения новой конституции. Включить в бюллетень дополнительный вопрос, не относящийся к этим положениям, вправе только сам Съезд. Стало быть, надо его созвать. До референдума. Это и было, надо полагать, основной целью Хасбулатова. А уж когда Съезд соберется, все пойдет по накатанным рельсам, как того захочет спикер, можно не сомневаться. Не исключено, он захочет поставить вопрос об импичменте президента…

Кстати, интересная деталь. Кто-то из членов Президиума ВС предложил провести по вопросу о досрочном переизбрании законодательной и исполнительной власти отдельный референдум. Хасбулатов отклонил это предложение. Ясное дело: в таком варианте затея теряет для него всякий смысл на это не надо испрашивать согласие Съезда.

Одновременно спикер старался улучшить свой рейтинг, произнося всякие слова о том, что он не будет баллотироваться ни в президенты России (ему кто-нибудь это предлагал?), ни даже просто в депутаты. Этакое томное разочарование в политике: грязное, мол, дело. Интересно все-таки, благодаря кому оно грязное? Мы много чего успели узнать про Хасбулатова с тех пор, как он появился на политической сцене. Незадолго перед описываемыми событиями успели узнать еще нечто: как спикер собирал компромат на своего заместителя Сергея Филатова того самого, кому чуть позже во время проводов на другую работу (главой Администрации президента), широко улыбаясь, тряс руку и дарил подарки.

Хасбулатов желает подмять под себя правительство

Следующий атакующий маневр Хасбулатова в борьбе против Ельцина заявление о том, что правительство должно подчиняться не президенту, а парламенту. С таким заявлением он выступил на семинаре председателей Советов народных депутатов всех уровней. («Известия», 9 февраля 1993 года).

«Одной из главных ошибок депутатского корпуса, по его (Хасбулатова О.М.) словам, является«создание двух систем исполнительной власти «правительства и президента»…«Зачем нам нужен премьер-министр, если всей исполнительной властью руководит президент?» спросил Хасбулатов собравшихся…Свое видение исполнительной власти он обозначил следующим образом…Президент представляет кандидатуру премьер-министра в Верховный Совет, затем премьер-министр формирует свой кабинет и предлагает его в парламент для утверждения. В дальнейшем…правительство подотчетно только парламенту».

Как видим, здесь намечены три ступеньки в выстраивании отношений между президентом, правительством и парламентом. И на всех трех доминирующая роль принадлежит парламенту. Первая ступень президент предлагает ему кандидатуру премьера; парламент может его утвердить, а может не утвердить; он утвердит лишь того, кто его устраивает. Вторая премьер предлагает на утверждение парламенту состав правительства; ситуация та же утверждаются лишь те вице-премьеры и министры, которым ВС доверяет. И наконец, третья ступень правительство сформировано и полностью подотчетно Верховному Совету.

Никакого разделения властей при этом, понятное дело, не будет. Правительство (орган исполнительной власти) полностью поглощено парламентом, президент оставлен ни с чем, как английская королева, единоличную власть в стране обретает Верховный Совет, а точнее его спикер. Ясно, что Ельцин никогда на это не пойдет. Но Хасбулатов на это и не рассчитывает. Он готов к затяжной войне с президентом и уверен, что в конечном итоге победа будет за ним.

Кто за, кто против?

Между тем, Ельцин продолжает держать курс на референдум. Чтобы обеспечить достаточную поддержку идее его проведения, президент обращается к главам бывших автономий. Они к этой идее относятся по-разному. Одни, кто возглавляет«дотационные»регионы, безоговорочно выступают за, полагая, что президент«этого не забудет», как-то в чем-то будет в дальнейшем идти им навстречу. Другие, руководители более или менее«самодостаточных»экс-автономий, либо против референдума, либо рассчитывают продать свою поддержку подороже. Продать или Ельцину, или его противникам. В общем, предстоит торговля.

Среди уступок, которые«автономисты»желают выторговать у Ельцина в обмен на поддержку, признание за каждой бывшей автономией статуса государства, предоставление им достаточной самостоятельности в действиях, права участвовать в международных делах.«Если Россия федерация, то ее субъекты должны быть в курсе ее внешней политики», такова их позиция»(«Независимая газета», 9 февраля 1993 года).

В этот день, 9 февраля, в московском«Президент-отеле»состоялось заседание Совета глав республик, входящих в состав России. На нем и должна была выясниться позиция республиканских лидеров.

Уже накануне заседания стало известно, какое итоговое заявление подготовлено рабочей группой. Увы, оно было не в пользу Ельцина (видимо, его команда«недоработала»). Читаем в «Известиях»от 10 февраля:

«Суть его (проекта заявления О.М.) в том, что в ситуации острого экономического кризиса в России проводить референдум по Основному закону или в каком-либо другом варианте нецелесообразно. Эту мысль косвенно подтвердил также и президент Татарстана («самодостаточная»республика О.М.) М.Шаймиев в беседе с журналистами.«Что случилось? сказал он. Есть законно избранные органы власти. Они работают…Если две ветви власти в Москве, Санкт-Петербурге не могут договориться, это еще не значит, что подобное происходит по всей России».

В общем, какого-то определенного решения по поводу референдума на заседании Совета глав республик так и не было принято.

Ельцин покинул это заседание, не дожидаясь его конца, поскольку ему все стало ясно.

При этом, несмотря ни на что, президент не думает отказываться от референдума. Подготовка к нему идет полным ходом. Хотя параллельно с этим Ельцин продвигает идею Конституционного соглашения с парламентом оно отчасти сможет заменить Конституцию, если референдум все же не удастся провести, а принятие новой конституции затянется. Но главное все же референдум.

«Вы согласны, что Конституция высший закон страны?»

Одним из способов его срыва противники Ельцина избрали придумывание совершенно«неудобоваримых», подчас просто бессмысленных вопросов, которые предлагали включить в бюллетени, если референдум все же состоится. На одной из встреч в начале февраля Хасбулатов от имени Президиума Верховного Совета представил Ельцину двенадцать таких вопросов. Их авторы спрашивают участников предстоящего референдума:«Согласны ли вы…?С чем же подошедший к урне для голосования должен быть согласен или не согласен?

По второму вопросу, например, он должен согласиться или не согласиться с тем,«…что человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность, права и свободы являются высшей ценностью и защищаются государством». А что, разве по этому поводу у кого-то есть сомнения?

«Известия»:

«Вот пусть тогда те, кто задает нам подобные вопросы, и напишут конституцию, по которой человек НЕ является высшей ценностью для государства. Кстати, может быть, это будет и честнее. Складывается такое впечатление, что человек, особенно его«честь и достоинство», не является для них не только высшей, но вообще сколько-нибудь значимой ценностью, когда речь идет об использовании Конституции исключительно в качестве козырной карты в борьбе за власть».

Вопросы 6, 7, 8 вообще сформулированы так, что трудно вообще понять, о чем вас, собственно, спрашивают:«6. Система государственной власти в России строится на принципе разделения на законодательную, исполнительную и судебную…»(Это ж азбука, чего ж тут соглашаться или не соглашаться?)«7. Единственным законодательным органом РФ является ее Верховный Совет (парламент), избираемый всем народом…»(Если вдруг все ответят несогласием на это, тогда что? Какая здесь альтернатива?)«8. Президент Российской Федерации всенародно избираемый глава государства руководит деятельностью исполнительной власти…»[Опять-таки, что здесь должен человек ответить? Президент он и есть президент. С чем тут не соглашаться? Правда, тут имеется некоторая двусмысленность (или просто неряшливость): с одной стороны, президент глава государства, а с другой рангом чуть пониже глава исполнительной власти. Однако вряд ли рядовой«голосователь»заметит эту разницу].

Вопрос 11:«Конституция Российской Федерации высший закон страны. Правовые акты и действия, противоречащие российской Конституции, не имеют юридической силы». Как заметил один из журналистов, подобные вопросы«уместны разве что на уроке обществоведения в средней школе», а не на всероссийском референдуме.

Столь же бестолково (по-видимому, нарочито бестолково) были составлены и остальные вопросы.

«Известия»:

«Социологи констатируют, что если вопросы будут сформулированы столь невнятно, достаточное количество избирателей просто не придет на голосование. И такой итог на самом деле устраивает сторонников«советской партии»…(то есть сторонников Хасбулатова О.М.)»

Естественно, Ельцин счел эти вопросы«совершенно неприемлемыми». Сказал, что предложит свои.

Полпреды убеждают президента: народ за него

Бальзам на раны Ельцина пролило рабочее совещание представителей президента в областях и краях России. Здесь тоже обсуждался вопрос о референдуме. Среди участников провели анкетирование. На вопрос«Считаете ли вы, что референдум проводить необходимо?»положительно ответили 84 процента. Еще один вопрос:«Кого в большей степени поддерживает население вашего региона?»89 процентов ответов «президента».

Трудно сказать, насколько эти ответы соответствовали реальности (отвечают ведь ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПРЕЗИДЕНТА), но, без сомнения, Ельцину они были приятны. Да и большого расхождения с реальностью тут не могло быть: все-таки президентские полпреды действительно знали настроения в своих регионах.

А каково отношение к идее проведения референдума местных органов власти? По ответам полпредов, отношение ожидаемое: среди местных советов только 20 процентов ее поддерживают, 78 не поддерживают, остальные не определились; что касается глав администраций, за проведение 52 процента, 46 против, у двух процентов пока нет ясного мнения на этот счет.

«Новые русские»в Давосе

В 1993-м российская делегация в очередной раз приехала на Всемирный экономический форум в Давос (регулярно наши посещают это мероприятие«для избранных»с 1987 года).

Любопытно, кого там встретил в тот давний год журналист«Независимой газеты»(его отчет публикуется в номере за 9 февраля 1993-го). Например, совсем молодого (тридцати еще нет) Михаила Ходорковского. Десять с лишним лет осталось ему еще гулять на свободе. В Давосе впервые. Зачем он туда приехал?

« Эта встреча дает возможность совершенно неожиданным образом расширить круг общения, говорит Михаил Борисович. Здесь я встретил людей, с которыми вряд ли бы познакомился в другом месте. Встретились и вроде как находится что-то общее. Мы привезли сюда несколько проектов так, для затравки. Самое интересное, что все они отыграли. На каждый проект, даже самый бредовый, нашлись заинтересованные люди».

А вот еще знакомое лицо («Ба! знакомые всё лица!») Константин Боровой. В ту пору активный финансист, предприниматель. Его слова:

« Настоящий бизнес делается именно так, как здесь, легко, непринужденно во время ланча, на гольфе. Главное встретиться и заинтересовать человека. Все остальное техника».

Вот ведь и наши сограждане уже знают, как делается«настоящий бизнес».

Сколько лет мы слышим призывы российских начальников: инвестируйте в Россию, инвестируйте в Россию. Но дела тут, в сфере инвестиций, решаются как-то по-другому. Уже и двадцать лет назад это было, в общем то, понятно.

«Независимая газета»:

«Услышав этот вопрос (насчет инвестиций в Россию О.М.), наши деловые люди иронично усмехались.«Послушайте, говорили они, хватит мыслить глобальными категориями. Нет страны вообще. Есть конкретные люди, для большинства из которых наступили или наступают тяжелые времена. Чтобы облегчить им жизнь, надо развивать отечественный бизнес. Что мы и делаем с помощью бизнеса западного. Самое лучшее, что могут получить жители России от Давоса, это то, что здесь происходит активное общение людей бизнеса».

Да, тогда еще была ох какая надежда, что бизнесу в России дадут свободно развиваться без удушающей«опеки»чиновников, гэбэшников, ментов. Впрочем, уже и в ту пору кое у кого возникали сомнения на этот счет, и у наших, и у зарубежных деловых людей.

Боровой:

«Когда Черномырдин здесь заявил:«Инвестируйте в Россию, а то поздно будет», он же мгновенно остановил многих, кто был готов это сделать. Чего они испугались? Совка. Они поняли, что в этой стране ничего не меняется. Что правительство по-прежнему хочет управлять, а не создавать условия для бизнеса».

Так что«никакой толпы в нетерпении бьющейся у входа в Россию в ближайшее время не будет», с печалью в голосе заключает автор публикации.

По главной улице с оркестром

Замечательное историческое событие произошло на Кремлевском холме в начале февраля: президент Ельцин переименовал бывший Отдельный показательный оркестр комендатуры московского Кремля в Президентский.

Замечательность его заключается прежде всего в том, что никто из прежних кремлевских начальников не додумался назвать прославленный, как принято говорить, музыкальный коллектив, допустим, Генсековским или Первосековским оркестром. Видимо, понимали наши отцы-радетели, что от такого переименования он лучше дудеть не будет.

Впрочем, они додумывались, как известно, до многого другого присваивали городам и весям, заводам и колхозам, филармониям и театрам не название своей должности, а собственное имя. Помните завод имени Сталина, стадион имени Хрущева?.. А здесь все-таки безлично. Вроде как бы оркестр имени Ельцина, но не совсем: станет президентом кто-нибудь другой допустим, тот же кагэбэшный генерал Стерлигов (в то время эта фамилия была на слуху), будет вроде бы и его имени, станет кто-то еще и ему кое-что от музыки перепадет…Конечно, не очень много, потому как на очереди всегда будет следующий маячить. Так что по части начальственной скромности прогресс в нашем отечестве идет семимильными шагами.

Конечно, можно было понять желание президента всемерно укреплять свой престиж. Понятным было и его желание перед референдумом еще раз напомнить, что он не отказался от идеи президентской республики. Однако точно ли в цель бьют такие напоминания? Шикарный президентский выезд, роскошный президентский прием, громкоголосый Президентский оркестр…Это скорее что-то монаршье, чем президентское.

Другие комментарии обозревателя