Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Репетиции перед съездом

 

События и публикации 20 ноября 1992 года

комментирует обозревательОлег Мороз *

 

Вставай, страна огромная!...

 

Утреннее заседание Верховного Совета 20 ноября 1992 года. О нем в этот же день, в вечернем выпуске, успевают сообщить«Известия». В начале заседания лидеры антиельцинского«Российского единства»(не путать с сегодняшней«Единой Россией»!) в очередной раз пытаются обострить ситуацию. Один из самых оголтелых антиреформаторов Сергей Бабурин требует включить в повестку дня предстоящего съезда вопрос об отставке и правительства, и президента. Предложение, правда, не проходит. Рано. Но с такими предложениями-требованиями антиельцинисты в ту пору выступают регулярно. Соображение простое: вода камень точит. За несколько дней до этого соратник Бабурина по борьбе с«супостатами-реформаторами»Владимир Исаков также предлагал выразить недоверие–правда, лишь правительству. Тогда оно тоже не прошло. Видимо, противники Ельцина и Гайдара ждут отмашки своего вождя Хасбулатова. Ее пока нет…

 

Не ограничиваясь маневрами в столице, антиельцинская оппозиция старается перед съездом поднять на борьбу с президентом и правительством реформаторов также провинцию.«Известия»в том же номере сообщают: в Курске состоялась встреча нардепов–участников предстоящего съезда с председателями районных и городских Советов, главами районных и городских администраций, прочими руководящими чиновниками областного уровня. Как в старые добрые времена, курские чиновники«давали наказы»своим избранникам, отправляющимся в столицу на важный форум. Что ж, наказы, так наказы…

 

«Но если судить по атмосфере, царившей в большом зале заседаний Дома Советов,–пишет газета,–по выступлениям руководителей местной представительной власти и самих депутатов, никак не отделаться от впечатления, что в Курске состоялась репетиция съезда народных избранников России…Лейтмотивом большинства выступавших были«панихида»по экономической реформе в России, требования от съезда отправить в отставку правительство, лишить президента всех дополнительных полномочий (эти полномочия были ему даны год назад, в преддверии реформ, V съездом– О.М.) Еще требовали надеть узду на не в меру распоясавшуюся прессу, и в первую очередь на радио и телевидение. В этом«наказы»избирателей (то есть местных чиновников– О.М.) почти полностью совпадали с позицией большинства народных депутатов (а они выступили все)».

 

Ну, еще бы! В России любой чиновник, хоть местного, хоть федерального уровня, приходит в ярость от одного только слова«пресса». Если, конечно, это не прикормленная и не вышколенная в чиновничьих кабинетах пресса. А в те времена пресса, телевидение были достаточно свободными, позволяли себе много такого, о чем еще недавно, в советские времена, и подумать не могли.

 

«Но, пожалуй, наиболее«конструктивными», вобравшими в себя якобы чаяния народа,–продолжает газета,–были выступления депутата областного Совета, работника Курского завода резинотехнических изделий Н. Гончарова и члена Верховного Совета России Г. Саенко.

 

Н. Гончаров: ликвидировать должность президента России, добиваться его отставки, создать правительство национального спасения (любимый тезис антиельцинской оппозиции– О.М.), отказаться от форсированного перехода к рынку, отменить указы президента о прекращении деятельности КПСС, не допустить передачи земли в частную собственность…»

 

В унисон с выступлением«представителя народных масс», член Верховного Совета Саенко потребовал прекращения приватизации,«полной»отставки правительства, назначения нового главы исполнительной власти, снова–лишения президента«всех дополнительных полномочий («иначе он никому не даст возможности работать»).

 

«Правда, Г. Саенко…–иронично замечает автор,–не стал требовать немедленной отставки президента, великодушно дав ему возможность исправиться,«пересмотреть свои позиции и войти в конституционные рамки».

 

Хорошо хоть так. Что касается«резинотехнического»труженика Гончарова,–как тут не вспомнить нынешних представителей«трудового народа»–нижнетагильского начальника танкового цеха Холманских, пермского токаря Трапезникова, разнообразных доярок и ткачих, время от времени выскакивающих откуда-то на поверхность политических событий с грозными обличениями«лжедемократов», прочих«столичных бездельников»…

 

Благодаря этому танкостроители, токари-пекари и прочие«пролетарии»мигом обретают неожиданный карьерный рост в совсем иной, не в танковой, не в станочной и не в животноводческой сфере.

 

Не знаю, правда, пережил ли такой карьерный взлет после своего выступления курский труженик товарищ Гончаров. Не проследил.

 

А вообще, надо сказать, Хасбулатов и Кобольшое значение придавали«работе с товарищами на местах». И не только нацеливаясь на предстоящий VII съезд. Вообще готовили тылы. На более отдаленное будущее. Этими«тылами»«спикер Всея Руси»попытался воспользоваться в критические дни сентября–октября 1993 года: когда ряды нардепов в осажденном Белом доме критически поредели, когда ни о каком кворуме уже не было и речи, Хасбулатов, чтобы восполнить свое войско, потребовал от региональных«парламентов»прислать своих депутатов на место дезертиров. Некоторые прислали…

 

«Конфетка»для простых граждан

 

Желая привлечь на свою сторону народные массы, антиельцинская парламентская оппозиция предпринимает некоторые шаги, которые«массам»должны понравиться. На том же утреннем заседании ВС 20 ноября принимается закон о праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительство. Это еще не полновесное право частной собственности на землю, против которого упорно выступает контрреформация. В данном случае право на землю–усеченное. Но все же…Как полагают эксперты, закон напрямую касается примерно ста миллионов российских граждан.

 

«Оказывается, политическое противостояние может быть и полезным, приносить простым людям конкретные результаты,–пишут«Известия»за 20 ноября 1992 года.–Как мы знаем,«Демократическая Россия»инициировала сбор подписей в пользу проведения референдума о праве частной собственности на землю…Сам факт проведения референдума означал бы косвенное выражение недоверия высшему законодательному органу страны. И именно это обстоятельство, как представляется, стало главным стимулом того, что в канун съезда руководство парламента (Хасбулатов и Ко – О.М.) активизировало рассмотрение земельного законодательства. Цель была–торпедировать референдум. Выигрыш же–у простых граждан».

 

На помощь Ельцину идут шахтеры

 

Впрочем, поддержка с мест идет не только Хасбулатову, но и Ельцину. Те же«Известия»сообщают: из Новокузнецка в Москву отправляется специальный поезд, который к началу VIIсъезда доставит в столицу шахтеров, рабочих других профессий из Кузбасса и Ростовской области. Как пишет автор,«в трудные предсъездовские дни»эти россияне«решили оказать политическую и моральную поддержку президенту России, правительству, курсу реформ».

 

Автор статьи напоминает: аналогичную акцию кузбасские шахтеры уже проводили во время предыдущего, VI-го, съезда; на Красной площади они выстраивались живым коридором от Спасских ворот Кремля до гостиницы«Россия», где жили депутаты, и своими лозунгами, плакатами, транспарантами, самим своим присутствием в центре событий старались поддержать реформаторов.

 

В ту пору шахтеры вообще показали себя как тот самый«передовой рабочий класс», о котором годами гудела коммунистическая пропаганда и в существование которого давно никто не верил. Но вот, весьма неожиданно, он предстал у всех перед глазами. Шахтеры боролись тогда не только за свои насущные жизненные интересы, за свою зарплату, но и за коренное демократическое, рыночное преобразование страны.

 

Куда это все делось? Где сегодня тот шахтерский социально-политический«драйв»? Шарик спустил, как и многие другие подобные шарики той великой революционной эпохи.

Вернемся, однако, в ноябрьские дни 1992 года. Шахтерские лидеры, поддерживающий шахтеров Фонд социальных гарантий (который тогда объединял трудящихся базовых отраслей промышленности) попытались даже до деталей спрогнозировать действия антиельцинской оппозиции на съезде. В заявлении, которое распространил Фонд, говорилось, что«отстранение президента от власти будет осуществлено«тихими»аппаратными методами».

 

«Сначала съезд примет поправки к Конституции, позволяющие ввести в действие уже принятый (Верховным Советом– О.М.) Закон о правительстве», потом«доизберет двух членов Конституционного суда, что сделает этот суд недееспособным»и, наконец,«осуществит ротацию членов ВС, в результате которой из ВС будут изгнаны последние остатки демократов». Все это, говорилось в заявлении,«восстановит под личиной парламентаризма прежний тоталитарный строй». В связи с этим шахтеры предупреждают, что они«не позволят отнять у нас нашей свободы»и что«отстоять на съезде президента и курс на реформы–этой сейчас важнейшая гарантия свободы и благосостояния всех жителей России».

 

Антиельцинская пресса обрушила на шахтеров град провокационных обвинений: это, мол,«опричники», которых«щедро финансируют»и которые во время пребывания в Москве«сытно едят и пьют».

 

–Что ж, борьба есть борьба,–отвечал на эти обвинения президент Фонда социальных гарантий Игорь Кожуховский,–и каждый борется теми методами, на которые способен. Мы к настоящей борьбе привыкли и к ней готовы. Что же касается«щедрого финансирования»и«сытной еды», то вот номер счета, куда можно перечислить (естественно, лишь добровольно) деньги для акции«Шахтеры–за реформы)…

 

Не правда ли, ситуация очень похожа нынешнюю: и сегодня тех, кто выходит на улицу, требуя демократических преобразований, обвиняют в том, что они кем-то«куплены», что каждый их выход на митинг, на демонстрацию щедро проплачен? История повторяется…

К счастью, худшие прогнозы на предстоящий съезд, которые давались накануне его открытия,–смещение президента, сворачивание реформ,–не осуществились, однако и тот удар по правительству, по реформам, который был нанесен хасбулатовцами, оказался достаточно сокрушительным.

Другие комментарии обозревателя