Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Генеральный спикер Хасбулатов

 

События и публикации 28 августа 1992 года

комментирует обозревательОлег Мороз *

 

Опасайтесь«серых чиновников»!

 

Обозреватель«Известий»Отто Лацис одним из первых приметил неумеренные властные амбиции председателя Верховного Совета России Хасбулатова. Еще недавно совсем неприметный, никому не известный профессор«Плехановки», сделавшись спикером, железной хваткой вцепился в политические полномочия, которыми одарил его Ельцин, и принялся изо всех сил расширять и укреплять их.

 

Многим на ум тогда сразу же пришла аналогия со Сталиным. Тоже ведь поначалу был тихим и неприметным…

 

В номере«Известий»за 28 августа 1992 года на третьей странице–большая статья Лациса, посвященная новоявленному последователю Джугашвили.

 

«У нашей страны,–пишет автор,–несомненно, самый богатый опыт перерождения власти в нечто противоположное тому, чего хотел создавший эту власть народ. И самый великий мастер«переломов»власти был нашим соотечественником. Именно с ним связан опыт, доставшийся нам слишком дорого, чтобы его забывать. Ведь после ухода Ленина никто не числил Сталина ни первым, ни вторым, ни третьим в ряду соратников основателя. Другие были великими, яркими, популярными вождями. Этот был серым чиновником, всего лишь генеральным секретарем.«Всего лишь»–потому что тогда в русском языке это слово звучало так же скромно, как в английском, где«дженерал»–всего лишь«общий». Секретарь по общим вопросам. Руководитель незаметных, скромных людей–аппарата. Вожди писали эпохальные книги, произносили эпохальные речи–аппарат готовил скучные безымянные бумажки. Что было дальше, мы знаем…»

 

Знаем, конечно. Серый чиновник, партийный секретарь по общим вопросам превратился во всемогущего правителя, в небожителя, подмявшего, уничтожившего всех соратников, кто по своему потенциалу был хотя бы на полсантиметра выше его. А дальше, благодаря приобретенной неограниченной власти, уже делал в стране все, что хотел. Нет ли и сейчас аналогичной опасности, ставил такой вопрос автор? Не исходит ли и сейчас она от не в меру властолюбивых«серых чиновников»?

 

Спикер прибирает к рукам аппарат

 

Лацис пишет: осуществляя экскурс в историю, он хотел бы напомнить некоторые общие истины, забвение которых было бы для общества смертельно опасно. В общем-то, эти истины хорошо нам известны. Теоретически. Но вот на практике, выдвигая людей на высокие посты во власти или позволяя им самим выдвинуться, мы как-то все время о них забываем.

 

«Первая зарубка на память,–продолжает Отто Лацис:–никогда ни в чьих руках не допускать одностороннего сосредоточения власти–она должна быть разумно распределена. Второй урок: значение морального облика всех, кому доверяется власть. Отнюдь не наивны американцы, которые только что рентгеном не просвечивают моральные устои кандидатов на ответственные посты в государстве».

 

Все этого говорится в связи с деятельностью спикера Верховного Совета Хасбулатова (он им стал в конце октября 1991 года). По какому случаю Лацис затеял такой разговор? Дело в том, что депутаты ВС от Парламентской коалиции реформ передали в редакцию«Известий»ряд любопытных документов. Это не секретные документы, но и не из числа тех, которые принято предавать широкой огласке. Например, распоряжение Хасбулатова о распределении обязанностей между ним, председателем ВС, его заместителями и председателями палат парламента. В принципе спикер имеет право издавать такие распоряжения. Но пользуется Хасбулатов этим правом весьма своеобразно.

 

Отто Лацис:

 

«Пример первый. В числе собственных функций председатель записал:«Вместе с секретарем-координатором Президиума Верховного Совета осуществляет координацию деятельности подразделений Верховного Совета в подготовке законопроектной деятельности и контроле за исполнением нормативных актов и иных решений». Звучит логично и спокойно…И только осведомленные люди скажут вам…чтоникакой секретарь-координатор в Президиуме не предусмотрен.(выделено мной.–О.М.) Легким касанием руки, как бы попутным упоминанием вводится должность, дающая такие возможности, каких нет у многих-многих избранных народом депутатов. На этой должности будет человек, полностью подконтрольный председателю и благодаря ее внезаконному происхождению не подконтрольный никаким выборным органам».

 

Таков стиль Хасбулатова. Втихаря, не советуясь ни с кем, он вводит новые должности в аппарате Верховного Совета, наделяет их широкими полномочиями, подразумевая, естественно, при этом, что занимающие их люди будут полностью подчинены только ему, председателю ВС.

 

«Пример второй,–продолжает автор.– Еще одна функция, закрепляемая за председателем:«Принимает на работу и освобождает от занимаемых должностей сотрудников аппарата Верховного Совета, палат, их комиссий и комитетов Верховного Совета». Между тем, согласно Положению об аппарате Верховного Совета (утвержденному не единолично председателем, а всем Верховным Советом), председатель принимает и освобождаеттолько заведующих отделами (управлениями), а всех прочих сотрудников–первый заместитель председателя(выделено мной.–О.М.)».

 

Таким вот способом, пренебрегая установленным регламентом, Хасбулатов прибирает к рукам аппарат парламента, устанавливает над ним свою единоличную власть. Вскоре вся эта«королевская рать»понадобится ему в сражениях с президентом России, с правительством реформаторов.

 

Ценные кадры из ЦК КПСС

 

Итак, Хасбулатов узурпировал право самолично набирать сотрудников в аппарат парламента. Интересно, кого же он туда берет? На столе перед обозревателем«Известий» –еще одна стопка документов: листки из«личных дел»сотрудников, в частности сотрудников секретариата председателя ВС, то есть личного аппарата Хасбулатова.

 

Лацис цитирует из этих листков лишь прежние должности некоторых чиновников, не называя их фамилий:«инструктор Общего отдела ЦК КПСС»,«заместитель заведующего группой Общего отдела ЦК КПСС»,«консультант Общего отдела ЦК КПСС»,«референт, инструктор Общего отдела ЦК КПСС»,«инструктор, старший референт, консультант Общего отдела ЦК КПСС»,«референт, инструктор Общего отдела ЦК КПСС»,«секретарь подотдела Общего отдела ЦК КПСС»,«референт Общего отдела ЦК КПСС»,«секретарь Общего отдела ЦК КПСС»и т.д. и т.п.

 

Лацис поясняет:

 

«Общий отдел ЦК КПСС был аппаратом аппарата, центральным канцелярским нервом самого главного и самого властного аппарата в стране. При Брежневе Общим отделом заведовал самый доверенный у него человек–К. Черненко: этой стартовой площадки оказалось достаточно, чтобы человек самых скромных достоинств получил власть над великой страной. При Горбачеве этим отделом заведовал В.Болдин, ставший затем руководителем аппарата президента СССР, а еще позднее–одним из жильцов«Матросской тишины»(оказался активным гэкачепистом.– О.М.)…И вот люди, окружавшие Болдина,–в окружении Хасбулатова. Что сей сон означает?»

 

Да, весьма целенаправленно, с дальним прицелом подбирал г-н Хасбулатов людей в свой аппарат.

 

Сам себя сделал членом Совета безопасности

 

А вот пример, когда спикер совершенно произвольно и незаконно распространяет свою власть не только на аппарат парламента, но и присваивает себе полномочия вообще за пределами Верховного Совета:

 

«В разделе (этого самого хасбулатовского распоряжения.–О.М.), посвященном обязанностям первого заместителя председателя Верховного Совета С.Филатова, говорится:«В Совете безопасности выступает как полномочный представитель председателя Верховного Совета, информирует председателя Верховного Совета по повестке заседаний Совета безопасности и обсуждаемым вопросам и согласовывает с ним мнение Верховного Совета по этим вопросам». Тут уже дело пахнет властью не только над аппаратом парламента…Согласно закону«О безопасности»именно первый заместитель председателя, а не председатель парламента является членом Совета безопасности по должности. Сам С. Филатов и есть постоянный член Совета, а не чей-либо полномочный представитель». Согласно тому же закону, за эту работу он несет ответственность только перед Верховным Советом. Теперь же, выходит, Р.Хасбулатов пытается де-факто сделать самого себя членом одного из важнейших органов в нашей политической системе. Тем самым он разом узурпирует прерогативы и С.Филатова, и Верховного Совета, и президента, который, по закону, руководит Советом безопасности».

 

Приводит Лацис и другие примеры хасбулатовского самовластия.

 

В подмогу реформаторам Хасбулатов командирует противника реформ

 

Еще один документ, оказавшийся в распоряжении«Известий»,–записка Ельцина Хасбулатову. В ней, среди прочего, президент просит как-то упорядочить рабочее взаимодействие Верховного Совета с правительством по вопросам экономической реформы, поручить это дело кому-либо из заместителей председателя парламента. Резолюция Хасбулатова:«Обязанности взаимодействия с правительством по вопросам экономической реформы возлагаю на Ю.М. Воронина».

 

Кто такой Воронин? Подходящая ли это фигура для«плодотворного взаимодействия»с правительством реформ?

 

Отто Лацис:

 

«Зампред ВС Ю.Воронин, бывший зампред Совмина Татарии, давний активист фракции«Коммунисты России», недавно дал журналу«Столица»интервью, опубликованное под выразительным заголовком:«Концепция Гайдара противоречит моим убеждениям». Из текста видно, что его убеждениям противоречит и многое другое в современной российской политике. Ю.Воронин и против института президентства, и против«слишком быстрого»перехода к рынку. Он считает, что нам нужно«новое правительство, которое должно быть значительно сильнее, мощнее, профессиональнее, чем вся команда Бориса Николаевича. В том числе–сильнее его самого». «Убеждения Ю.Воронина, – продолжает Лацис, – его«прогосплановские»экономические представления–не упрек ему, он имеет на них полное право. Вопрос здесь в том, с какой целью человека именно с такими убеждениями ставят на этот участок. Между прочим, корреспондент«Столицы»спросил его:«А если бы вам, Юрий Михайлович, предложили управлять экономикой, перейдя в команду Гайдара,–скажем, на должность вице-премьера,–вы бы согласились?»Ответ:«Нет, я бы туда не пошел» –«Отчего же?»Ответ:«Как я могу выполнять совместные решения, если они идут вразрез с моими принципами?»Но представлять парламент по всем этим вопросам во взаимодействии с правительством Юрий Михайлович соглашается, если судить по распоряжению спикера? Если не для того, чтобы поступаться принципам и не для того, чтобы«выполнять совместные решения», то для чего же? Неужели для того, чтобы застопорить реформу и парализовать работу правительства? Такое«взаимодействие»законодательной власти с исполнительной дорого обошлось бы каждому жителю России».

 

Оно и обошлось ему очень дорого. Вопрос, который задает в своей статье Лацис,–для чего Хасбулатов поручил взаимодействовать с правительством Гайдара ярому противнику гайдаровских реформ? –риторический. Именно для того и поручил, чтобы стопорить эти реформы. Это и для него самого, Хасбулатова, было главной задачей.

 

Кто такой Хасбулатов

 

Несколько отвлекаясь от статьи Отто Лациса…А кто, собственно говоря, такой Хасбулатов? В ту пору ему было пятьдесят. Окончил юрфак МГУ, однако затем почему-то из юристов переметнулся в иную сферу  поступил в аспирантуру экономического факультета. Постепенно влился в огромную армию советских ученых-экономистов: аспирант, доцент, профессор, завкафедрой. Как известно, вышеупомянутая армия год за годом производила бесчисленное количество научных трудов  статей, отчетов, монографий, диссертаций. Однако при всем их изобилии и научном глубокомыслии большинство этих произведений оказалось совершенно бесполезно на том социально-экономическом переломе, который пережила Россия в конце восьмидесятых  начале девяностых.   

 

По-видимому, стараясь приобрести известность, Хасбулатов, еще не ставший госдеятелем, активизирует свою работу публициста, старается донести собственные идеи до широких народных масс, ходит (как говорят, с неизменной бутылкой грозненского коньяка, по национальности он чеченец) по газетным и журнальным редакциям, стараясь пристроить свои произведения. Однако неблагодарные (в смысле коньяка) журналисты нередко бросают в его удаляющуюся спину обидное слово«графоман».    

 

В конце концов, Хасбулатов решает прервать свою вроде бы вполне успешную (по всем формальным признакам) научную карьеру и, как многие тогда, посвятить себя политике. На этой новой для него стезе он пережил настоящий взлет (не знаю, ожидал ли он сам его). В 1990-м грозненские соплеменники выдвинули его народным депутатом РСФСР. Как депутат (впрочем, и несколько ранее) он показал себя деятелем вроде бы демократической ориентации, преданным сторонником Ельцина. По этой причине, а также по причине принадлежности Хасбулатова к так называемому нацменьшинству Ельцин приблизил его к себе, добился избрания своим первым заместителем на посту председателя Верховного Совета РСФСР. Видимо, сказалась советская номенклатурная привычка непременно вводить в руководство того или иного руководящего органа какого-нибудь«национала»: мы ведь многонациональная страна, да и вообще великие интернационалисты. Так, в течение считанных месяцев, Хасбулатов совершил мощный скачок: из вполне заурядного советского профессора, разоблачавшего в своих трудах«неправильную»западную экономику (именно в этой области он считался специалистом), превратился во второе лицо высшего органа законодательной власти огромной страны. В следующем, 1991 году, опять-таки при решающей поддержке Ельцина, избранного к тому времени президентом, профессор экономики стал в упомянутом органе уже первым лицом –занял (правда, не без труда) освободившееся ельцинское место председателя ВС, сделался вполне самостоятельной политической фигурой, способной на равных конкурировать со своим бывшим протеже, не говоря уже о разнообразных нижестоящих деятелях.    

 

Кого же приобрело в лице спикера Хасбулатова наше несчастное отечество, только-только начавшее оправляться после семидесятилетнего коммунистического ига? Вот некоторые характеристики, которые давались ему в то время в печати.

    

Характеристика«объективная»:

 

«Хасбулатов не относится к политикам-трибунам. Внешне его отличает манера некоторой медлительности и профессорской назидательности. Вместе с тем поведение спикера в критических ситуациях, если это необходимо -взрывчато и властно...Умение упорно выдерживать ранее намеченный курс борьбы отличают в нем политика восточного типа, ориентированного на неуклонное достижение поставленной цели и очень меткие, без большой шумихи и зрительных эффектов, тактические операции. Это мастер политической интриги».

     

Оценки менее благостные:

    

«Чистой воды аппаратный лидер, гениальный манипулятор, прирожденный эквилибрист, балансирующий на вершине шатающейся пирамиды парламентской власти»...«Спикер, по сути дела, всего лишь один из тысячи депутатов, ничем не хуже и не лучше всех остальных. Главой законодательной власти он стал благодаря особому таланту -таланту психолога, уникальной способности бесцеремонно и безнаказанно манипулировать депутатами...»...«Он незаурядная личность. Жаль только, что его энергия направлена не на мирные цели. Такого человека–в плане интриг–еще поискать надо»...

 

Как видим, главное качество Хасбулатова, подмеченное еще тогда разными людьми,–мастер политической интриги. Позднее, наблюдая за его деятельностью на посту спикера, многие поднимут Хасбулатова еще выше–произведут из мастеров в гроссмейстеры интриганства.

 

И опять мы видим тут роковой«кадровый промах Ельцина (собственно говоря, по времени он случился даже раньше, чем аналогичный промах с Руцким): подбирая себе заместителя в Верховном Совете в основном по внешним признакам (профессор-экономист, представитель«малого»народа, произносящий в общем-то правильные, демократические слова), Борис Николаевич и в этом случае не сумел заглянуть в этого человека поглубже.

 

Впрочем, так ли это легко -проникнуть в глубь человеческой души? Как известно, чужая душа–потемки.

 

Прошло десять дней, а прилавки–пусты

 

Первой атаке спикера на правительство реформаторов, предпринятой 13 января 1992 года, предшествовала его двухдневная поездка в Рязанскую область. Вроде бы именно она и настроила его на весьма агрессивный лад. Собственно говоря, уже 11-го числа, непосредственно по итогам этой поездки, он сделал первые разносные антиправительственные заявления–в частности, констатировал, что начатая кабинетом либерализация цен«не решила проблем пустых прилавков». Для этого надо было ехать за несколько сот километров? Все, что Хасбулатов узнал в Рязанской области, он мог бы узнать, пройдясь по московским магазинам вблизи Белого дома: да, прилавки по-прежнему пусты. Вообще, удивительное дело: профессор экономики пускается в рассуждения о неэффективности такой меры, как либерализация цен, спустя всего лишь несколько дней после того, как она начата. Рассуждения, простительные для обывателя, но не для ученого мужа.

 

За этим последовала известная хасбулатовская оценка кабинета реформ:«недееспособное правительство», его пора менять и т.д.

 

Разумеется, выступления спикера не были проявлением обычных разногласий между различными госдеятелями,–это было объявление войны, войны на уничтожение.

 

С точки зрения политического расчета, тут все понятно. Начавшиеся либеральные реформы, связанный с ними резкий подскок цен, проблемы с зарплатами, пенсиями, пособиями, сбережениями неизбежно должны были вызвать массовое недовольство населения. Воспользоваться этим недовольством, возглавить толпы протестующих (которые, как ожидалось, вскорости появятся), оседлать волну этого недовольства и протеста, въехать на ней во власть тогда захотели многие. В общем-то, это азбука политики–уловить какое-то мощное социальное движение и действовать в его русле, опираясь на его поддержку. Другой вопрос, какое это движение. Способствует ли оно поступательному развитию страны или направлено против него. Но такой вопрос волнует далеко не всякого.

 

Что касается Хасбулатова, уверен, им с самого начала и до конца двигало прежде всего безграничное честолюбие и властолюбие. Высокий пост, на котором он оказался (в первую очередь, повторяю, благодаря мощной поддержке Ельцина), безнадежно устаревшая, принятая еще в достославные брежневские времена, совсем в другой стране Конституция, открывали перед ним безграничные возможности для восхождения на самую вершину власти. Грех было ими не воспользоваться.

 

Что же касается интересов страны, интересов народа,–ну кто же из этих политиканов, прилежных учеников Макиавелли, беспокоится о таких пустяках. Это для людей совсем иного склада, старомодно-совестливых,–коих впору заносить в Красную книгу.

 

Кое-что о низменном, материальном

 

Так уж повелось в нашем отечестве: человек, вскарабкавшийся на высокий стул, в первую очередь что начинает делать? Правильно–хапать, хапать, хапать…Ведь сколько было гневных речей о всевозможных льготах прежней партноменклатуры! Сколько было разоблачений! Сколько статей, кино- и телесюжетов о спецдачах, спецсанаториях, спецбольницах! А как будто ничего и не было. Вот пришла новая власть, и все, все, все то же самое.

 

Давно циркулировавшие слухи о том, что спикер парламента«пригрел»спецквартиру, оборудованную в свое время еще для Брежнева (партийный вождь не успел туда въехать), подтвердились. Делегатам депутатского съезда (VI-го) был роздан план квартиры № 35 по улице Щусева, 10. Квартира огромная–четыреста шестьдесят квадратных метров. Хоромы с бесчисленным количеством комнат, ванных, туалетов. Есть даже каминный и танцевальный(!) залы (так и представляешь себе дряхлого Генсека, которого в последнее время на руках таскали, отплясывающим польки и фокстроты). Однако больше всего впечатляло то обстоятельство, что потолки в этой квартире, занимавшей весь этаж, были на метр выше, чем на других этажах. Этакий архитектурный памятник партноменклатурной эпохи: все этажи одинаковые, а один–на метр в высоту«одинаковее». Такая вот скромная спикерская хибарка.

 

Кстати, забавно, какие причины побудили председателя парламента поменять жилье. Как выясняется, они были весьма серьезны. Вот что писал по этому поводу еженедельник«Голос»:«Некоторые утверждают, что они в течение долгих лет подвергаются обработке неведомым оружием–излучением–в своих квартирах. Когда, например, Руслан Хасбулатов заявил, что в его квартире повышенный электромагнитный фон, никто не воспринял это как шутку, и ему даже дали новое жилье».

 

Одновременно с информацией о хасбулатовских апартаментах депутатам было сообщено о государственных тратах на состоявшуюся незадолго перед тем поездку спикера в Италию для заключения издательского договора на выпуск очередной его литературной«нетленки»–17020 долларов и 105 тысяч рублей (фрахт самолета).

 

В преданном гласности распоряжении за № 2562 рп-1 от 23 марта 1992 года председатель верховного органа российской законодательной власти разрешал самому себе использовать самолеты войсковой части 15565 для полетов в пределах отечества и за рубеж (надо полагать, следовало ждать очередных литературных новинок). А чтобы депутаты по этому поводу«не возникали», дозволял такие же полеты и им–тоже«за счет сметы расходов Верховного Совета Российской Федерации». Стоит ли при таком раскладе удивляться послушанию депутатов спикерской воле, стоит ли удивляться самодовольной усмешке, с какой Хасбулатов всякий раз встречал призывы отдельных парламентских камикадзе отправить его в отставку, стоит ли удивляться его заявлениям, что плевал он и на тех, и на этих, а уж на прессу, на эту, с позволения сказать, четвертую власть, которая что-то там вякает против него, в особенности? Как поется в песенке, у него все было схвачено, за все заплачено.

 

Не просто спикер–еще и членкор

 

Конечно, можно было бы затевать драку с реформаторами и не с такой яростью, не с такой прытью, как ее затеял Хасбулатов,–постепенно раскручивать маховик, не торопясь, наращивать его обороты. С тактической точки зрения, так оно, наверное, было бы выигрышней. Но у спикера были еще свои, личные счеты с Гайдаром. Да и не только с ним. Вспоминается подобная же неадекватность, с какой Хасбулатов осенью 1991-го обрушился на Явлинского, выдвинувшего свою очередную экономическую программу. Председателя парламента просто трясло при упоминании одного только имени этого экономиста. Точно так же чуть позднее его трясло при упоминании имени Гайдара.

 

Подобную реакцию трудно объяснить, если не принять во внимание, что Хасбулатов, как уже говорилось, сам научный работник, экономист, профессор, доктор наук. А незадолго перед тем на внеочередных выборах в Академию наук стал еще и членом-корреспондентом. Я не стану утверждать, что его избрали, учитывая не столько его научные достижения, сколько занимаемый им высокий государственный пост, хотя это вполне в традициях российской академии,–вспомним, как холопствующие академики избирали в свои ряды Сталина, Молотова, Вышинского и других пролетарских вождей. Допускаю, что Хасбулатов действительно«тянул»на членкора (хотя в таком случае непонятно, почему его не сделали таковым на предыдущих, очередных, выборах, когда Хасбулатов еще не был председателем ВС: те, очередные, состоялись не намного раньше внеочередных). Как бы то ни было, факт остается фактом–член-корреспондент. Так вот, если учесть это обстоятельство, а также то, что и Явлинский, и Гайдар–тоже научные работники, только академическим рангом пониже, ярость, с какой Хасбулатов обрушился на правительство и на его реформы, становится–по крайней мере, отчасти–психологически понятна. В нашей Академии умнее члена-корреспондента полагается быть только академику, умнее академика–академику-секретарю соответствующего отделения, умнее академика-секретаря–вице-президенту, умнее вице-президента–естественно, только президенту Академии. Ну, а разные там доктора и кандидаты, эсэнэсы и эмэнэсы–это так, одушевленный фон, на котором вершат свои подвиги академические олимпийцы, небожители.

 

Ну, кто для Хасбулатова были все эти Явлинские, Гайдары, Бурбулисы, Шохины! Именно такая вот не различимая глазом институтская мелочь. А туда же лезут! Умничают! Не почитают старших.

 

Между тем, если уж говорить о научных авторитетах серьезно, Гайдара и его реформы поддержали люди, обладающие наивысшим авторитетом в мировой науке. Тут достаточно сослаться–я уже писал об этом–хотя бы на такого выдающегося ученого, как американский экономист русского происхождения, лауреат Нобелевской премии Василий Леонтьев. Уже тогда, когда реформы еще только задумывались, он призвал к скорейшему и всеобъемлющему их воплощению в жизнь. Своим весомым словом он подтвердил, что вырваться за пределы«королевства кривых экономических зеркал», какое являла собой экономика советского образца, можно лишь через полноценную либерализацию цен и широкомасштабную приватизацию.

 

Что касается Хасбулатова, как потом выяснилось, он, ко всему прочему, еще и сам претендовал на пост главы правительства. Это тоже, по-видимому, было одной из причин патологической ненависти спикера ВС к Гайдару.

 

Если же отвлечься от политических и академических интриг, дрязг и склок, перенесенных на почву государственной деятельности, попытаемся ответить серьезно,–ну какое самое наикомпетентное и наиквалифицированное правительство способно было в мгновение ока вытащить Россию из той непролазной дыры, из того непроходимого болота, куда ее загнали коммунистические правители за десятилетия своего бездарного правления? Эти непролазность и непроходимость были многократно усилены в последние годы перед реформами, когда велись бесконечные обсуждения, какими именно эти реформы должны быть. Разговоры, разговоры, разговоры…Слова, слова, слова…А страна все ближе и ближе к пропасти–к экономическому коллапсу, к голоду и гражданской войне.

 

Сталина из него так и не получилось

 

В конце своей статьи, посвященной Хасбулатову, Отто Лацис вновь возвращается к фигуре Сталина, превратившегося из серого, неприметного чиновника во всемогущего властелина: как бы чего-нибудь похожего и с нынешними властолюбцами не произошло!

 

«Выводов на себя не беру,–пишет Лацис.–Только одним соображением позволю себе поделиться. Вспомним: даже когда первый человек в стране, объект всенародного поклонения и обожания (имеется в виду«Ильич Первый»–О.М.), написал про сподвижника (про Джугашвили, естественно.–О.М.), что тот сосредоточил в своих руках необъятную власть, народ смог прочитать те слова лишь спустя тридцать три года, лишь после смерти тирана. Пока полной узурпации власти и не произошло (имеется в виду–рвущимся к этой власти спикером Верховного Совета.–О.М.), – упрек вроде бы еще не заслужен, но когда произойдет,–мы уже ничего не сможем сказать: нам заткнут рот. Процесс сосредоточения в одних руках–в любых руках!–чрезмерной власти надо останавливать не в конце, а в начале, по самым первым признакам. Страшная цена уплачена за то, чтобы мы знали это. Правда, говорят, исторические трагедии повторяются в виде фарса, и элементы фарса в наблюдаемых нами сегодня аппаратных играх спикера очевидны. Но это не значит, что к любой, даже маленькой вероятности повторения пройденного можно отнестись легкомысленно: политические фарсы иногда обходятся обществу не менее дорого, чем трагедия».

 

Нет, профессору«Плехановки»не удалось вскарабкаться на самый верх властного Олимпа, Ельцин не пустил. 4 октября 1993 года отправил в«Лефортово».

 

Кстати, забавный рассказ о встрече с лефортовским узником Хасбулатовым оставил бывший генпрок Алексей Казанник–тот самый, который уступил Ельцину свое место в Верховном Совете СССР (Ельцина туда не избрали). Казанник побывал в камере у бывшего спикера. Когда уходил, с подследственным случилась настоящая истерика:

 

«Он схватил меня за полу пиджака:«Алексей Иванович, заберите меня отсюда, я вас очень прошу не как генерального прокурора, прошу как профессор профессора, как своего коллегу, не оставляйте меня в этой тюрьме!»Лицо было такое бледно-желтое, и глаза, я просто поражался, по нескольку минут вообще не мигали».

 

Любопытно сравнить эту живописную картинку с тем, как Хасбулатов сейчас выступает по телевизору (куда его часто приглашают), обличая Ельцина, Гайдара, других своих давних супостатов…Самодовольство, гордость своей персоной из него так и прет. Не говорит–вещает.

 

К слову сказать, хорош был в«Лефортове»и Руцкой, соратник Хасбулатова по борьбе с Ельциным и реформаторами. Казанник:

 

«Следователи мне докладывали, что в«Лефортове»произошли изменения личности практически у всех (арестованных главарей октябрьского мятежа 1993 года.–О.М.) А Руцкой, так мне говорили, даже перестал узнавать людей. И фразы у него состояли почти из одного мата. (Ну, с матом у него и вне лефортовских стен было все в порядке.–О.М.)»

 

В общем, Сталиным № 2 Хасбулатову стать не удалось. Однако исторической личностью он все же сделался (отсюда, видимо, и непомерное самодовольство): в глазах обывателей и глупых журналистов он остался в роли главного борца с«неправильными»гайдаровскими реформами, главного защитника«парламентской демократии»и главной жертвой«расстрела парламента», который в октябре 1993-го предпринял беспощадный тиран Ельцин.

 

Что касается сосредоточения в одних руках«необъятной власти», оно в России в очередной раз все же произошло. Опять мы не уловили самый первый момент,«самые первые признаки»этой беды и не предотвратили её. Что ж, такова, видимо, наша историческая судьба.

Другие комментарии обозревателя