Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Последние отчаянные попытки удержать Украину в Союзе

 

День за днем. События и публикации 30 ноября 1991 года

комментирует обозревательОлег Мороз *

 

«Это станет для нее катастрофой»

Попытки как-то все же уломать Украину, предотвратить ее окончательный выход из Союза продолжались. По воспоминаниям Кравчука, Горбачев периодически звонил ему и«упрямо убеждал»: Украина без Союза неминуемо погибнет, ей не под силу построить собственную экономику, а при развале Союза экономические связи неминуемо будут разорваны. Еще одна линия аргументации:«Что вы будете делать с ядерным оружием? Кнопка-то все равно в Москве!»Горбачев убеждал Кравчука и в том, что украинский референдум неминуемо провалится: ведь в марте более семидесяти процентов населения Украины проголосовало за Союз.

(Не знаю, действительно ли Горбачев верил, что украинский референдум повторит те же результаты, которые были на Всесоюзном референдуме 17 марта. Если верил, это была довольно наивная вера).

Такого рода убеждения делались не только приватно, телефонно, но и публично. Горбачев заявил, что если Украина полностью выйдет из Союза,это, конечно, создаст для Союза большие проблемы, но для самой Украины это станет настоящей катастрофой. При этом Михаил Сергеевич не уставал придумывать какие-то сложные логические формулировки, призванные доказать, что настоящая независимостьэто вовсе не то, что многие,может быть, большинство,понимают под независимостью, а нечто совсем другое. В интервью американскому журналу«Ю.С. ньюс энд Уорлд рипорт»он сказал, что, по его мнению, право на самоопределение должно осуществляться не через сепаратизм и отделение, а через«глубокое перераспределение власти, глубокую реформу Союза, переход от унитарного государства к действительному Союзу Суверенных Государств».

Со своей стороны, Ельцин, как сообщал тот же журнал, в частном порядке обратился к американскому президенту Джорджу Бушу с просьбой«сделать все возможное, чтобы предотвратить отделение Украины от Союза». Однако помощники Буша будто бы советовали своему шефу, напротив, помочь Украине в ее стремлении выйти из Союза, а желание Ельцина сохранить его объясняли тем, что он-де хочет, чтобы в конечном итоге в нем стали доминировать русские. Близкие сотрудники Буша обращали его внимание также на концентрацию советских воинских подразделений в ключевых районах Украины, в том числе и в Киеве, и выражали опасение, что Москва может применить силу для удержания Украины в своей орбите.

Думаю, вряд ли эти опасения имели какие-то основания. После только что случившегося путча применять силу для таких целей было бы безумием. Хотя…Кто его знает…Может, у кого-то и вертелась в голове такая затея.

Так или иначе, Буш решил не вмешиваться в эту ситуацию, занять позицию стороннего наблюдателя.

Кравчукпротив«трехэтажного»государства

1 декабря вместе с референдумом на Украине должны были состояться выборы президента. Так что главный кандидат на этот постЛеонид Кравчук,разъезжая по городам и весям, одновременно и вел свою избирательную кампанию, и призывал граждан голосовать за независимость.

25 ноября, как раз в тот день, когда в Москве должны были парафировать, но не парафировали новый Союзный договор, держа речь в одной из деревень в Сумской области, он в очередной раз выступил против этого договора, да и против новоогаревских переговоров вообще.

Государство должно быть независимым государством,сказал Кравчук,а новоогаревский проект предполагает его трехуровневое устройство: автономиигосударства, республикигосударства, а над ними еще и Союзгосударство. Может ли в таких условиях республика самостоятельно решать свои вопросы? Нет. Это и определяет наше отношение к новоогаревскому процессу.

Досталось от Кравчука и Горбачевув связи с его только что, 25-го же ноября, состоявшимся выступлением на пресс-конференции (оно транслировалось по телевидению) и уверениями, будто он знает настроение украинского народадескать, народ за участие Украины в Союзном договоре.

Горбачев не имеет права говорить от имени Украины, ему этого никто не разрешил,сказал Кравчук.От имени Украины может говорить только ее Верховный Совет, а от имени Верховного Советаего председатель и больше никто…Поэтому Горбачев вмешивается не в свои дела, и я могу сказать только одно: пусть он себе говорит, что хочет, а мы будем делать свое дело. У нас есть свое государство, своя земля, люди, и мы отвечаем за них, вместе с ними будем работать, кто бы что ни говорил.

26 ноября Президиум Верховного Совета Украины выступил с обращением к украинскому народу. В нем было прямо сказано:«Не поддержать независимость означает поддержать зависимость».

Последняя попытка уговорить украинцев

Накануне украинского референдума, в отчаянной попытке повлиять на его результат, Горбачев дал большое интервью украинскому телевидению. При этом уже пустился во все тяжкие. Среди прочего, говорил о своем русско-украинском происхождении, предках - украинцахдескать, вот до какой степени мы с вами родные люди, как же можно разрывать наши братские, родственные связи! 

Президент даже как бы пригрозил: он, мол, примет все меры, чтобы Украина осталась в Союзе.

Интервью передали также по Центральному телевидению.

Продолжая давить на Украину, ЦТ показало также фрагмент со словами Ельцина, то ли сказанными им на Госсовете 25 ноября, то ли в тот же день, 25-го, в интервью«Известиям»(опубликовано оно было в газете 29 ноября):

Пока Украина не подпишет политический договор, свою подпись не поставит и Россия. Мы расценим это как желание выйти из состава Союза. В этом случае она будет свободна делать все, что захочет. Вводить свою валюту, иметь армию…Ситуация для России тоже резко поменяется. То есть нам в качестве ответной МЕРЫ (прошу обратить внимание на это словоО.М.) тоже придется вводить валюту, как-то быть с армией…При этом я постоянно повторяюнадеюсь, что Украина подпишет договор, очень надеюсь. В целом же у нас неплохие отношения: подписан двусторонний договор, соглашение на 1992 год, предусматривающее взаимные расчеты, причем в мировых ценах. Но ее выход из состава Союза может стать серьезным ударом и для Союза, и для России.

В общем-то, эту свою позицию Ельцин излагал не раз, но вставленная в определенное время в определенный контекст (разумеется, без ведома автора) она прозвучала угрожающе. Получалось, что Ельцин дует в одну дуду с Горбачевым, уговаривает украинцев, в последний раз предупреждает о каких-то возможных санкциях…

Ситуация на Украине вызывала озабоченность не только в Москве, в кремлевском кабинете Горбачева. 30 ноября ему позвонил президент США Джордж Буш. Говорили долго, минут 4045.Среди прочего, Буш сказал, что он думает по поводу предстоящего украинского референдума. После этого поинтересовался позицией Горбачева, хотя она, наверное, была ему хорошо известна из публичных выступлений собеседника. Горбачев в очередной раз повторил свою замысловатую логическую конструкцию: провозглашение независимости он«четко отделяет от сепаратистских устремлений». По его словам, независимость, которую раньше уже провозгласили и другие республики, открывает еще большие возможности для свободного и абсолютно добровольного участия в формировании нового Союза; так что решение граждан Украины о ее независимости, если оно будет высказано на референдуме, он, Горбачев,«не склонен рассматривать как акт разрыва с Союзом».

Выслушивая эту странную логику, Буш, видимо, не мог не подивиться ей. Но вслух, разумеется, не высказал своего удивления. Просто объяснил, как он собирается строить отношения с Украиной, с Россией, с другими суверенными республиками Союза. При этом подчеркнул: линия США заключается в том, чтобы«не наносить ущерба собственным усилиям республик в решении вопросов, связанных с будущим, новым Союзом».

Иными словами, президент США дал понять, что при всем своем добром отношении к Горбачеву, при всем своем желании, чтобы в том или ином виде сохранился союзный Центр, он никаким образом не намерен давить на бывшие союзные республики, ограничивать их самостоятельность при решении вопроса о вхождении или невхождении в новый Союз. Разумеется, все сказанное им относилось и к Украине, отсчитывавшей последние часы перед референдумом.

Партократия давно уже приступила к приватизации

 

Как известно, обличители«лихих девяностых»со скучным, до зевоты, однообразием ругают Чубайса за как-то«неправильно»проведенную будто бы им приватизацию. Однако в действительности задолго до того, как Чубайс ею занялся, вообще задолго до того, как было сформировано правительство реформаторов, начиная с 19881989 года, куски государственной собственности стало активно растаскивать партийное, советское и хозяйственное чиновничество. Продолжалось оно, естественно, и в дальнейшем.

 

На четвертой странице«Известий»за 30 ноября 1991 годасообщение из Чувашии: как в Чебоксарах происходит«приватизация».

«Горисполком втихую, за бесценок, продает городское имущество. К примеру, кафе«Теремок»по сходной цене приобрел бывший первый секретарь райкома. Теперь идет переоборудование объекта под коммерческий магазин. Секретарь по-комиссарски бойко воодушевляет строителей. Под стать бывшему секретарю и другие покупатели. Нет-нет, я не против такой бойкой инициативы,пишет автор.У меня только сомнение: эти ребята из партаппарата могут построить капитализм с той же долей успеха, с какой они возводили развитой социализм. Они, как и прежде, к этим«строительным»делам посторонних…не подпускают».

Да, что касается«посторонних», простых людей, не принадлежащих к номенклатурной касте…В заметке рассказывается, как некий обычный горожанин, не нашедший себя в городе, решил совершить совсем уж простую«приватизационную»операциюкупить дом в деревне, завести фермерское хозяйство. Договорился с владельцами дома, супругами, пришел вместе с ними в сельсовет оформить купчую. Чего, казалось бы, проще? Но это там у них,«на гнилом Западе», сделать просто. А у нас…

«Председатель Совета А. Иванов, важный такой мужчина, ранее работавший заведующим мехпарка совхоза«Память Ульянова»…выслушал посетителей и сказал, как отрезал:Дом продавать мы вам, уважаемые супруги, не разрешим. А если и позволим, то лицу, на которое укажу я лично. И только по той цене, которую установит наша комиссия. Вопросы есть?»

Горожанин, пытавшийся стать фермером, принялся было что-то лепетать: это, дескать, нарушение всех законово собственности, о земле, он, дескать, будет жаловаться…На что председатель спокойно ответствовал:

У нас тут свои законы. Жаловаться можетеэто ваше конституционное право. Пишите хоть в ООН…

Какой капитализм построила к сегодняшнему дню номенклатура, мы хорошо знаем. Воровской, насквозь коррупционный. Партократия, затаившаяся в революционные девяностые, возродилась в целости и сохранности, когда революционная демократическая волна отхлынула. И снова стала хозяйкой жизни.

 

Поле чудес в стране дураков

 

Помните песенку из фильма про Буратино?

Не прячьте ваши денежки по банкам и углам, Несите ваши денежки, иначе быть беде…

Короче, лиса Алиса и кот Базилио уговаривают всех, у кого есть«бабки», не прятать их в кубышках, а тащить прямо на«поле чудес в Стране дураков», где и закапывать в землю.

Полейте хорошенечко, советуем мы вам,И вырастут ветвистые деревья в темноте,И вместо листьев денежки засеребрятся там,И вместо листьев денежки зазолотятся там...Вот уже двадцать лет высокопоставленные российские чиновники уговаривают зарубежных бизнесменов и финансистов вкладывать свои капиталы в российскую экономику. Дескать, нет для них более плодородной почвы. Да-да, именно тогда, двадцать лет назад начиналась эта песня.

«Известия»за 30 ноября 1991 года на первой полосесообщают о встрече председателя Межгосударственного экономического комитета Ивана Силаева с президентами крупнейших французских компаний. Силаев обращается к ним именно с этим призывом, который мы будем слышать все последующие годы,инвестировать в Россию как можно больше. (Точнее сказать, Силаев тогда еще выступал от имени СССР, но такого государства фактически уже не существовало).

 

И вот что в ответ услышал чиновник от французов:

«Мы имеем доверительные отношения с советскими предпринимателями, хотим сохранить этот человеческий и экономический капитал, и сегодня наш интерес к сотрудничеству еще более велик, чем в прошлом,заявил, открывая встречу, президент Национального совета французских предпринимателей Франсуа Периго.Но мы хотим знать правила игры с вами, которые должны быть ясными и точными».

Двадцать лет продолжается этот пинг-понг: российские чиновники, желая продемонстрировать высокий патриотизм, призывают иностранцев нести сюда свои денежки, тащить сюда свои капиталы,говоря по-ученому, осуществлять инвестиции, а взамен иностранцы просят всего-навсего установить твердые«правила игры», не менять их каждый Божий день.

 

Читаем далее в заметке:

«Многие совместные проекты многолетней давности, подчеркивали в своих выступлениях руководители французских фирм, так и не были реализованы. Нет государственных гарантий и твердого финансирования, отсутствует сырье, тара, сеть распределения. Обещания не выполняются, сделки срываются…».

Время идет, а вы топчетесь на месте, жаловались французы. Мы готовы вкладывать капиталы, но готовы ли вы к тому, чтобы распорядиться ими? Многие кредиты из-за вашей нерасторопности пропали.

«Мы реконструировали пять ваших заводов по производству одежды, которые могут теперь выпускать 100 тысяч изделий в год,сказал вашему корреспонденту глава фирмы«Альбер»Марсель Альбер.Но где они, эти изделия? Магазины пугают своей пустотой. Я видел детские куртки в Москве за 4.500 рублей. Вы сами, своими руками готовите новыйна сей раз социальный путч…»

Вот так и живем…Конечно, немало зарубежных инвесторов«вложились»и«вкладываются»в нашу экономику, но немало и таких (кто считал, не больше ли?), кто, однажды попробовав,«въехать»в Россию на своих долларах и евро, бежал отсюда, от нашей воровской бюрократии, без оглядки и зарекся совать сюда нос.

 

«Неудобный»Хонеккер

 

Какая была дружба! Чуть ли не на всех углах, помню, висел плакат: Леонид Ильич и главный коммунист Восточной Германии, строитель Берлинской стены, Герой Советского Союза Эрих Хонеккер, целуются взасос, словно молодая влюбленная пара.

 

Но вот счастливая пора миновала. Скинули Эриха со всех его постов, а потом, после объединения Германии в 1990 году, он и вовсе вынужден был сначала прятаться в советском военном госпитале возле Потсдама, а спустя некоторое время, в марте 1991-го, тайно, опять-таки на советском военном самолете, был вывезен в Советский Союз, где стал«личным гостем»Горбачева.

 

Однако«гостевание»оказалось недолгим, поскольку его пребывание в СССР с каждым днем становилось все более неудобным для хозяев. В Германии, еще до отлёта Хонеккера в Страну Советов был выдан ордер на его арест. Он обвинялся в том, что санкционировал расстрел своих сограждан, пытавшихся бежать через эту самую Стену и колючую проволоку из ГДР в ФРГ (всего было убито несколько сот человек).

 

Немцы, в дружбе с которыми в тот момент и Горбачев, и Ельцин особенно нуждались, при каждом удобном случае напоминали им, что они должны депортировать бывшего генсека СЕПГ в Германию. Последнее такое напоминание канцлер ФРГ Гельмут Коль,«друг Гельмут», сделал Ельцину во время визита российского президента в Германию в двадцатых числах ноября. Несколько сконфузившись, Борис Николаевич пробормотал, что вопрос с Хонеккером должен, дескать, решать Горбачевименно он пригласил его в Советский Союз.

 

Возвратившись в Москву, Ельцин, видимо, сообщил Горбачеву об этом разговоре. Надо полагать, оба решили, что с Хонеккером«надо что-то делать», нельзя рисковать добрыми отношениями с немцами.

 

И вот сообщение на первой полосе«Известий»(перепечатка из немецкой«Бильд»): Хонеккер и его жена встретились«в секретном месте»с послом Чили в СССР. По сведениям«Бильд», Советский Союз пытается договориться с этой латиноамериканской страной о переселении туда бывшего восточногерманского коммунистического вожака.

 

По-видимому, чилийцы тоже не готовы были готовы встретить бывшего гэдээровского начальника с распростертыми объятиями: время шло, а Хонеккер оставался в Союзе. В декабре ему был предъявлен ультиматум: в трехдневный срок покинуть СССР. Вместо этого«личный гость»Горбачева укрылся в том же чилийском посольстве. Выкурить его оттуда удалось лишь через полгода, в июле 1992-го. Но оказался он не в Чили, а…в родной Германии.

 

Правда, судить его там не стали, пожалели: здоровье ухудшилось. В конце концов, Хонеккер эмигрировал-таки из ФРГ в Чили, где и закончил свои дни в мае 1994-го.

 

Вспоминались ему в эти дни те страстные межпартийные поцелуи с пятизвездным московским генсеком?

 

В Литве осуществляют что-то вроде люстрации

 

Как известно, во многих странах бывшего соцлагеря после его, соцлагеря, развала была проведена люстрацияиз государственных органов вычищались бывшие активные коммунисты, сотрудники госбезопасности…

 

Но вот дошла очередь и до бывших советских республик. Из Литвы сообщают ( первая страница«Известий»за 30 ноября 1991 года»:«Политики выясняют, кто из них был агентом КГБ».

 

Первым как«агент КГБ»был разоблачен один из тогдашних политических лидеров Литвы депутат сейма Чепайтис. Это, как пишет газета,«привело республику в состояние шока и явного недоверия к парламенту».

 

Началась межпартийная война. Поскольку Чепайтис фактически руководил«лагерем правых»в Литве, этот лагерь в качестве ответа на разоблачения нанес«симметричный»удар по социал-демократамв таком же сотрудничестве с КГБ был обвинен вожак эсдеков Сакалас. Одна из газет написала, что двое бывших политзаключенных, сидевших в 1950 году в тюрьме вместе с Сакаласом (он был привлечен за антисоветскую агитацию), заявили в интервью, что их товарищ по камере«был информатором у КГБ и выдавал своих друзей».

 

Многие политики в Литве, правда, убеждены, что ответного удара у социал-демократов не получилось: если сотрудничество Чепайтиса с Лубянкой подтверждено документами, аналогичное обвинение в адрес Сакаласа опирается лишь на приведенные в газете утверждения бывших политзэков. Спрашивается, почему они так долго молчалив то время как их бывший сокамерник поднимался по ступенькам своей политической карьеры,а тут вдруг решили заговорить?

 

Как бы то ни было, всем депутатам сейма была роздана анкета:«Сотрудничали ли Вы с КГБ? Если да, то в какой форме? Получали ли от КГБ вознаграждения?»

Правда, как замечает автор,«весьма сомнительно, что кто-либо из депутатов признается в этом».

 

 

Другие комментарии обозревателя