Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Судьба страны решается в Ново-Огареве

События и публикации 14 ноября 1991 года

комментирует обозревательОлег Мороз *

 

Договорились о«конфедеративном государстве»

 

14 ноября 1991 года в Ново-Огареве на Госсовете начался решающий раунд обсуждения Союзного договора, нового его варианта. Участвовали семь республикРоссия, Белоруссия, Казахстан, Азербайджан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения…Позже приехал узбекский президент Ислам Каримов. Не было Армении, Грузии, Молдавии. И, естественно,балтийских республик. Однако самым чувствительным было отсутствие Украины. Кравчук заранее предупредил Горбачева, что не станет участвовать в«ново-огаревском»процессе, поскольку республика готовится к«более важному событию»референдуму.

 

Председательствовал, как всегда, Горбачев.

Вот как описывает это заседание присутствовавший на нем сотрудник аппарата Горбачева Юрий Батурин:

«В этот день заседание Госсовета началось позже, чем обычно, в 12 часов дня. Расселись, поприветствовали друг друга, перебросились короткими репликами. На обсуждение порядка работы ушло минимум времени. Было решено идти прямо по тексту. Первый вопрос, давным-давно пройденный, но снова оказавшийся в центре внимания,о названии будущего Союза. Может быть, Союз Суверенных Республик? 

Скажут, по пути потеряли одно«С»,под общий смех пошутил Ельцин. 

ССГос нельзя?спросил Назарбаев.Чтобы одинокого«Г»не было. 

ССГ так ССГ,для Горбачева названиедело вторичное; речь о государственности.Надо решить главный вопрос: будем создавать государство союзное или нет? 

У меня складывается впечатление, что люди все равно без нас придут к этому.Назарбаев формулировал и ставил вопросы кратко и точно.А у нас есть такая воля? 

Союз создать есть воля,твердо сказал Ельцин. 

Тогда второй вопрос: какой союз?подошел к самой сути Назарбаев. 

А твоя точка зрения?быстро спросил Горбачев… 

О федерации теперь говорить, думаю, очень сложно,Назарбаев произнес это явно с сожалением.Может быть, конфедерация? Если пойдем на конфедерацию, успокоимся... Я за конфедерацию. 

Я категорически настаиваю,высказывает свою позицию Горбачев.Если мы не создадим Союзное государство, я вам прогнозирую беду... 

Союз государств!дает принципиально иной ответ Ельцин». 

Это ключевой момент.«Союз государств»для Горбачева неприемлем. Предложение Ельцина вызывает у союзного президента бурную реакцию. 

Батурин:

«Если нет государства, я в этом процессе не участвую. Я могу прямо сейчас вас покинуть. А вы тут работайте,Горбачев встает и начинает собирать бумаги. 

Это называется эмоции,Ельцин вспомнил и почти повторил сказанную когда-то про него фразу Горбачева. 

Нет, нет и нет!Горбачев не играл. Он действительно был на грани срыва.Я уже заявил, если не будет государства, я считаю свою миссию исчерпанной. 

Михаил Сергеевич, вы всегда были сторонником решения вопросов не в ультимативной форме,попытался смягчить ситуацию Шушкевич. 

Безусловно,механически произнес Горбачев. 

Мне кажется, вы должны продолжать...но договорить свою мысль Шушкевич не успел, его перебил Горбачев. 

Ну что вы, ей-богу! Я не могу взять ответственность за богадельню, которая не сможет управлять ситуацией,Михаил Сергеевич вложил бумаги в папку, вжикнул молнией и объявил перерыв. 

Полтора часа Ельцин, Назарбаев и еще несколько членов Госсовета совещались в небольшой комнате на первом этаже, время от времени посылая Горбачеву через его помощников формулировки, представляющиеся им более-менее приемлемыми. Горбачев удалился в другую комнату и, казалось, отдыхал. На самом деле он напряженно думал, думал о цене компромисса. Как же быстро несется время в такие минуты. Необходимо принять решение, которое сильно отразится на судьбе страны. Горбачев определил для себя предел уступки: от федеративного государствак конфедерации. Перерыв закончился. 

Ну вот, нашли компромисс,Горбачев продолжил заседание.Этой формулой вы учитываете настырность президента СССР, а президент СССР учитывает вашу настырность... 

Конфедеративное демократическое государство, осуществляющее власть...по бумажке начал зачитывать Ельцин согласованную в комнате формулу. 

Согласен,вздохнул Горбачев и замолчал. Да и что тут было говорить». 

 

После первого дня работы все участники встречи появились перед журналистами и вроде бы все в унисон их заверили, что все идет хорошо и новый Союзный договор будет парафирован, то есть подписан предварительно (окончательная«подпись»за республиканскими парламентами).

 

В действительности дело обстояло не так уж хорошо, хотя к какому-то согласию вроде бы и пришли. Даже говорить в камеру, что договор будет парафирован,«засвечиваться», на весь мир декларировать свою позицию никому, кроме Горбачева, видимо, не хотелось. Анатолий Черняев, в ту пору помощник Горбачева, так вспоминает об этой ситуации: 

«Никто не захотел участвовать в пресс-конференциивы, мол, Михаил Сергеевич, и скажите все, о чем договорились. Нет уж, возражал Горбачев, давайте вместе, если действительно договорились... Пошли все к выходу, ноникакой уверенности, что они завернут к толпе журналистов. Однако Андрей (Андрей Грачев, пресс-секретарь ГорбачеваО.М.) выстроил журналистскую бригаду так, что увильнуть было некуда. Удалось«раствориться»только одномуМуталибову. Остальные вынуждены были сказать, что«Союз будет».

 

Тем не менее, в прессе заседание было оценено как вполне успешное, слова о хороших перспективах договора в основном были приняты на веру. Даже и спустя несколько дней«информированные источники»утверждали, что договор вот-вот будет парафирован. Называлась даже дата25 ноября.

 

Все это, конечно, уже напоминало какую-то детскую игру. Никто, кроме Горбачева, не хочет Союза. Хотя никто как бы и не решается прямо заявить об этом. Страшновато все-таки так сразу, резко обрубить концы. Идет перетягивание каната: конфедерация государств–нет, конфедеративное государство. Конфедерация государств–это все-таки что-то еще не совсем распавшееся, еще сохраняющее какое-то подобие единства…На самом деле из истории известно, что все попытки создания конфедераций,–а их было не так уж много,–заканчивались провалом. Конфедерации либо быстро распадаются, либо, реже, превращаются в федерацию. Но в данном случае возвращаться в федерацию, в Союз, уже никто не захочет…Стало быть, конфедерация государств все-таки–распад. Это-то и не устраивает Горбачева.

 

…Договоренность о преобразовании СССР в конфедеративное государство, достигнутая в подмосковной резиденции Горбачева Ново-Огарево 14 ноября 1991 года, просуществует ровно одиннадцать дней. 

Другие комментарии обозревателя