Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Песня, прерванная выстрелом

 

Убит Игорь Тальков 

На первой полосе«Известий»за 7 октября 1991 года–печальное сообщение, что накануне в питерском Дворце спорта«Юбилейный»выстрелом в упор убит известный композитор и певец Игорь Тальков. 

Это был необыкновенно одаренный человек, чье творчество–наряду с творчеством Виктора Цоя, Юрия Шевчука, некоторых других,–резко выделялось из заполонявшей, а ныне уже полностью заполонившей российскую эстраду бездарной, но нравящейся«широкой публике»попсы. 

Особенно потрясала, брала за душу его песня«Россия». Обращаясь к родной стране, певец с надрывом спрашивал:«Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я долго силился понять, как ты могла себя отдать на растерзание вандалам…» 

Увы, прежних вандалов сменили новые. Такова уж, видно, историческая судьба России,«русская звезда». Еще Тютчев писал:«Ты долго ль будешь за туманами скрываться, русская звезда?» 

Возможно, за такие вот песни Игорь Тальков и получил пулю в сердце. 

Украина продолжает исход из Союза 

Еще один материал известинской первой полосы–отчет о пресс-конференции Кравчука, вернувшегося из поездки в Канаду, США и Францию, где он побывал, по сути дела, с официальным визитом как глава нового самостоятельного государства. 

Кравчук продолжает гнуть свою линию. По его словам, нигде из трех стран, которые он посетил,«не брался под сомнение факт [!–О.М.] немедленного признания»Украины после референдума 1 декабря. 

Референдум еще когда будет, в общем-то, строго говоря, неизвестно, каковы будут его результаты, но«факт немедленного признания»Украины как независимого государства ведущими странами Запада у Кравчука уже в кармане. 

Думаю, главы этих стран недовольно морщились, узнавая об этих словах их недавнего гостя. Вряд ли они гарантировали ему такое уж«немедленное признание». Лидеры Запада тогда вели себя весьма осторожно. Но Кравчука это мало волновало. Здесь небольшой«пережим»в речах, там пережим–и вот необходимый пропагандистский эффект достигается. Что и нужно украинскому лидеру. Цель оправдывает средства.

По вопросу украинского ядерного оружия…Настоящим ядерным статусом Украина не обладает. Да, в республике расположены 176 шахт с мощнейшими ракетами, но средства управления ими находятся в Москве. Однако Кравчуку как политику выгодно надувать щеки и делать вид, что он возглавляет именно ядерную державу. 

Кравчук настаивает, чтобы и в дальнейшем был«двойной ключ контроля»над ЯО«как со стороны центрального командования, так и с нашей». 

В действительности это лишь политическая игра. На самом деле никакого«двойного контроля»над украинским ядерным оружием не будет. Это оружие сравнительно быстро будет передислоцировано с Украины в Россию. Но в результате торговли («мы вам ракеты, а вы нам…») определенные преференции Кравчук получит. Да и на Западе, пока эти ракеты остаются на Украине, к Кравчуку будут вынуждены относиться более серьезно.

Проблема Крыма…По поводу возможности отделения полуострова от Украины (а тогда в Крыму был мощный всплеск«сепаратистского»движения) Кравчук признал, что«здесь еще продолжительное время могут идти острые процессы». Намекнул, что они«стимулируются извне», то есть из России. Но, по его словам, никаких«кардинальных изменений»в статусе Крыма Киев не допустит:«Крым есть составная часть Украины. И этим все сказано». 

И вновь о возможности политического союза с другими республиками, то есть о сохранении в той или иной форме фактически уже развалившегося СССР:«Я против любого политического союза, который хоть чуть-чуть будет ущемлять суверенитет Украины». 

Иными словами, на любой политической реинкарнации почившего в бозе СССР Кравчук в очередной раз ставит жирный крест. 

Казахстан против претензий Москвы 

Несколько дней назад российский госсекретарь Геннадий Бурбулис завил, что Россия может стать правопреемницей СССР. И вот–незамедлительная резкая реакция президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, выступающего как бы от имени не только своей республики, но и от имени всех республик бывшего СССР (первая полоса«Известий»):

«Все республики будут против того, чтобы одна из них была правопреемником такого государства, как СССР. То, что создано всем народом, является достоянием всех».

На конференции по созданию«Народного конгресса Казахстана», где прозвучали эти слова Нурсултана Назарбаева, было принято заявление, в котором говорилось, что слова Бурбулиса«могут сорвать заключение экономического союза суверенных государств»(это тогда было в центре внимания бывших советских республик). 

Надо сказать, республиканских лидеров в тот момент приводила в ужас одна мысль о том, что место союзного Центра может занять российский Центр, от которого они будут зависеть точно так же, как зависели от Центра союзного. Поэтому они весьма настороженно и нервно следили за всеми действиями и словами российских государственных деятелей и ведущих политиков. И всякий раз соответствующим образом реагировали на них. 

Надо сказать, что такая настороженность была оправданной: российские деятели своими неосторожными высказываниями не раз давали повод для резкой защитной реакции бывших«братских советских республик». Хотя никаких серьезных имперских намерений у россиян в то время, по-видимому, не было. У них были другие, более важные, заботы. 

Назревает заваруха в Чечено-Ингушетии 

«Известия»сообщают, что 5 октября 1991 года вооруженные формирования исполкома только что созданного Общечеченского конгресса захватили здание КГБ Чечено-Ингушении (тогда еще Чечня и Ингушетия не разлетелись в разные стороны). Тяжелое ранение получил один из сотрудников КГБ. 

Председатель Конгресса, почти никому тогда не известный генерал-майор авиации Джохар Дудаев завил о роспуске КГБ Чечено-Ингушетии как«органа, дестабилизирующего обстановку». 

Если бы кто тогда догадался, что этот вроде бы незначительный локальный конфликт в крохотной республике приведет к десяткам тысяч жертв, станет трагедией для всей России, для всей российской демократии, наверное, хватило бы ума загасить в самом начале готовый разгореться пожар. Однако приехавший«усмирять»чеченцев вице-президент России, новоиспеченный генерал Руцкой, человек недалекий, принялся осуществлять свою миссию топорными методами–добился введения в республике чрезвычайного положения и т.д. и т.п. ЧП вскоре отменили как ошибочное. Однако за этим последовали другие ошибки, и вернуться к исходному положению уже оказалось невозможным. 

Сейчас Чечню вроде бы наконец«усмирили». Там не льется кровь в таких масштабах, как прежде. Республика как бы осталась в составе России. Но именно«как бы». На самом деле она давно уже обладает необходимой степенью независимости, той самой, которой с помощью оружия добивались Дудаев, Яндарбиев, Масхадов, и которой при помощи невеликой хитрости добился Кадыров. 

За право числить Чечню в своем составе Россия платит ей огромные репарации, которые обычно побежденная сторона платит победившей. Естественный вопрос: так кто же тогда там победил? 

Лидеры«ДемРоссии»не могут встретиться с Ельциным 

На второй полосе«Известий»за 7 октября 1991 года–беседа корреспондента с сопредседателями движения«Демократическая Россия»Юрием Афанасьевым, Львом Пономаревым и Глебом Якуниным. 

Лидеры ДР напоминают, что своими многотысячными демонстрациями, митингами, забастовками они помогли Ельцину придти к власти. И это действительно так. Но теперь им непонятно многое из того, что делает президент. 

Непонятны, например, многие кадровые назначения, сделанные Ельциным. Так, среди представителей президента, посланных им в провинцию,–«знакомые лица–те же партийные чиновники, давно скомпрометировавшие себя в глазах местных жителей». Для демократов это сюрприз. 

Сам Ельцин полагает, что назначаемые им партократы«знают дело, являются умелыми организаторами, независимо от их политических убеждений». 

Так что«назревает конфликт»между Ельциным и демократическим движением, приведшим его к власти. Предотвратить этот конфликт пока не удается. Лидеры ДР, по их словам, уже месяц добиваются встречи с Борисом Николаевичем–«увы, он стал недоступен». 

Конечно, раскол и разлад между Ельциным и«Демократической Россией»стал одним из наиболее печальных обстоятельств российской политической жизни того времени. Трудно сказать, насколько он был неизбежен. С одной стороны, Ельцин, конечно, не был«первородным демократом», не был человеком«одной крови»с такими людьми, как Пономарев, Якунин, Старовойтова. Но, с другой,–и«Демократическая Россия»не была чем-то однородным, готовым преобразоваться в политическую партию и стать, уже на новом этапе, опорой для президента. Главное, что объединяло«Демократическую Россию», делало ее массовым движением,–борьба с коммунистическим режимом, с тоталитарным советским строем. Но вот этот режим повержен, единой цели, на которую могло бы быть направлено острие борьбы, больше нет. И начался естественный процесс увядания и рассыпания некогда мощного движения. Было видно, что опереться президенту уже не на что. Хотя…Если бы приложить силы…Наверное, можно было бы отселекционировать из состава движения какое-то политическое ядро, превратить его в партию… 

В дальнейшем будут предприниматься попытки создать политическую партию, которая могла бы стать мощной опорой для президента. Гайдаровский«Демократический выбор России», черномырдинский«Наш дом–Россия»…Увы, организовать мощную массовую партию, исповедующую либерально-демократическую или хотя бы социал-демократическую партию идеологию, так и не удалось. В российском обществе не нашлось для этого потенциала. 

 

Другие комментарии обозревателя