Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Что нам нужнее – конституция или водка?

 

День за днем. События и публикации 6 октября 1991 годакомментирует обозревательОлег Мороз *

 

Водки и зрелищ! 

Как известно, древний лозунг, кратко описывающий основные потребности народонаселения,–«Хлеба и зрелищ!»Что касается нашего соотечественника, иногда создается впечатление, что водка для него–продукт не менее важный, чем хлеб. Так что в иные времена он готов вздохнуть полной грудью и на выдохе бросить главное, по его мнению, требование к властям:«Водки и зрелищ!» 

Насчет зрелищ–потом, сейчас«об водке»(как говорили когда-то русские гусары, недовольные тем, как их принимают в гостях:«Жомини да жомини, а об водке–ни полслова»). 

6 августа 1991 года–воскресенье. Ежедневные газеты отдыхают. Еженедельник«Московские новости» на первой полосепубликует результаты опроса, проведенного по его заказу ВЦИОМом при содействии фонда«Общественное мнение»: стоит ли отменить талоны на водку и ввести на нее свободные цены или все оставить по-прежнему, то есть продавать по талонам? Опрос проводился в тринадцати городах России. 

Результаты опроса: большинство, 49 процентов, высказались за то, чтобы все оставить по-прежнему, 31–за то, чтобы ввести свободные цены и–без всяких талонов, остальные 20 процентов затруднились с ответом. 

Как трактовать эти результаты? Трактовку можно найти в заметке, размещенной на второй полосе«МН». В Перми произошел винный бунт: население вышло на улицы протестовать против отсутствия в продаже спиртного. Бунт удалось погасить срочной дополнительной поставкой в торговую сеть горячительных напитков, в основном все той же водки. 

По подсчетам областных властей, для полного насыщения местного рынка требуется удвоить продажу спиртного. Как этого достичь? Пермский ликеро-водочный завод, работая на пределе возможностей, производит три с половиной миллиона декалитров в год. Стало быть, для удовлетворения алкогольной потребности народа необходимо что-то около семи миллионов. Как быть? Во-первых,–даешь еще одно сорокаградусное предприятие! Местный облисполком обещал помочь любому предпринимателю, который возьмется быстро построить еще один ликеро-водочный завод. 

Это первое. Второе–одновременно с намечаемым строительством местные власти распорядились разрешить предприятиям всех видов собственности (не только государственным) ввозить в область спиртные напитки извне и торговать ими по свободным ценам (при наличии сертификата качества). 

Таким образом, началось стихийное нарушение государственной винной монополии.

В общем, сильно напугал пермские власти«русский бунт, бессмысленный и беспощадный». 

Похожее положение и в других местах страны:«водяры»хронически не хватает. Так что те, кто во вциомовском опросе голосовал за сохранение талонов, надо полагать, считали, что эти бумажки дают хоть какую-то надежду«достать»бутылку, и не чересчур дорого. Тот же, кто ратовал за бесталонную продажу по свободной цене, ни на какие талоны уже не надеялся и готов был заплатить хоть и подороже, но без долгой тщетной беготни по пустым винным магазинам и столь же тщетного стояния в безумных очередях. Остальные-прочие, затруднившиеся с ответом, вероятно, переходили (некоторые давно уже перешли) на употребление самогона. Видимо, поэтому и«затруднились». Впрочем, были, наверное, среди них и непьющие. Но, думаю,–в небольшом количестве.

 

Сочиняют новую конституцию… 

На третьей полосе«Московских новостей»член Конституционной комиссии РСФСР народный депутат РСФСР Виктор Шейнис (он и сегодня активный политик) рассказывает о работе над новой конституцией России. 

Статья, можно сказать, пророческая, хотя в некотором отношении, в оценке текущей политической ситуации, и несколько неточная. Автор предвидит главные трудности, которые возникнут на пути новой конституции. Одна из них:    

«…Организация государственной власти на перспективу и в переходный период. Громадное усиление, обособление от парламента исполнительной власти в России–свершившийся факт. Следует ли конституционно закрепить полномочия, которые президентская власть взяла на себя де-факто, или вернуться к мягкому варианту первоначального проекта, предусматривавшему подчинение правительства парламенту?»

На самом деле никакого«громадного усиления»президентской власти нет. Напротив,«квалифицированное»коммуно-«патриотическое»большинство во главе со спикером Хасбулатовым, сложившееся в российском парламенте, опираясь на старую Конституцию, подправляя ее в свою пользу, имеет возможность отклонять любые законодательные инициативы президента. Из-за этого между президентом и парламентом уже назревает длительная беспощадная война, война не на жизнь, а на смерть. Где выход из положения? 

Шейнис видит несколько вариантов такого выхода. Один:

«Парламент найдет в себе силы и разумную осмотрительность, чтобы поддержать проект подлинно демократической, современной конституции (я надеюсь, он отвечает этим требованиям), не уродуя, как это не раз бывало, ее смысл, не нарушая бесчисленными поправками ее логику и системность».

«Перед лицом неспособного выполнить свои функции парламента президент вынесет на референдум проект конституции в жестком варианте–резкое усиление исполнительной власти и досрочный роспуск Съезда народных депутатов РСФСР. Тут возможны два равноопасных исхода: поражение президентской инициативы (а вместе с ней - и той части демократических сил, которая решится ее поддержать), либо серьезное унижение не просто данного парламента, а парламентаризма в России».

Произошло именно так, как предсказал Виктор Шейнис во втором варианте. Коммуно-«патриотическое»большинство российского парламента, ведомое беспринципным властолюбцем Хасбулатовым,«не нашло в себе сил и разумной осмотрительности», чтобы действовать в согласии с президентом и реформаторским правительством, которое Ельцин возглавил, оказалось неспособным выполнить свои парламентские функции, встанет на путь борьбы со спасительными либеральными реформами. В результате, после затяжной, многомесячной войны президент вынужден будет пойти на то самое, предсказанное Шейнисом досрочное приостановление деятельности Съезда и Верховного Совета, сломит вооруженное сопротивление, затеянное контрреформаторами под предводительством Хасбулатова и Руцкого, и вынесет на референдум проект конституции, дающей президенту ряд преимуществ перед парламентом. Что делать, другого выхода у Ельцина не было. Он не мог допустить удушения реформ и отката к катастрофической ситуации осени 1991 года.

И результат этого конфликта будет именно таким, каким предсказал его Шейнис: поражение потерпит не просто российский парламент, но и вообще российский парламентаризм. Нынешние карманные, безгласные Дума и Совет Федерации–яркая иллюстрация того давнего поражения.

 

Ленина мы тогда похоронили…Почти 

Опять-таки на третьей полосееженедельника–статья Сергея Разгонова«Как мы похороним Ленина». В те дни действительно была полная уверенность, что мы вот-вот его похороним.«Не нужно быть пророком,–пишет автор, чтобы предсказать: тело Ленина скоро будет предано земле–и уже не в Ленинграде, а в Санкт-Петербурге». 

Размечтался автор:  

«Дух Ленина отсюда, от витрин ГУМа, от веселой пестроты Василия Блаженного, уйдет навсегда в болотное приневское чрево. Останется мавзолей–гранитная веха в утопической ночи…Не оттого ли наши беды и смуты, что с азиатским смирением мы столько лет глазели на труп Ленина…не позволив ему стать прахом, каким должно стать?.. Помните, в«Илиаде»греки сражались за тело Патрокла. Тело не может быть не погребенным, даже для язычников гомеровской эпохи это был тягчайший, неискупимый грех. На торжественных похоронах героя в жертву были принесены пленные троянцы. Мы своих троянцев в жертву уже принесли. Скоро погребем и тело».

Каких таких«своих троянцев», принесенных будто бы в жертву, имеет в виду автор? Большевиков, что ли? Так они живут и прекрасно себя чувствуют. Как говорится, плодятся и размножаются, приобретают новые личины, не обязательно коммунистические. Главное–тоталитарно-авторитарные. 

Что касается их усопшего вождя, разговоры о его неминуемом скором погребении с тех пор возникают регулярно, в зависимости от текущей политической конъюнктуры…

Но вот прошло уже двадцать лет, а Ильич Первый как лежал внутри своей египетской пирамиды, так и лежит. И, видимо, посмеивается:«Ну что, закопать меня хотели? Ну и как? Закопали? Кишка у вас тонка! Недаром, я всегда презирал вас, быдло!»

 

Поверили Неверову 

На двенадцатой полосееженедельника–большая рекламная статья о знаменитой в ту пору тюменской кампании«Гермес», занимавшейся продажей нефти. Фотография ее главы–Валерия Неверова. Симпатичный такой интеллигентный молодой человек, сидящий перед нацеленными на него микрофонами. Его кредо:«Мы не собираемся конкурировать с Российской и Московской биржами. Наши соперники–Нью-Йоркская и Лондонская биржи». 

Каково! Трепещите проклятые капиталисты! Скоро будет вам кирдык! 

Еще неверовские уверения: акции«Гермеса»–это единственные настоящие акции, которые ему довелось держать в руках; на рынке ценных бумаг пока преобладают«Временные удостоверения на право владения акциями». 

Вытащил бы сейчас этого молодого и красивого прямо из газетной полосы и набил бы, извините, ему морду!«Гермес»оказался одной из многочисленных в ту пору финансовых пирамид. Когда началась ваучерная приватизация, я сдуру, доверившись рекламе, собрал у родных и знакомых их приватизационные чеки и оттащил их этому самому Неверову. После еще и деньги добавлял за выдаваемые мне дополнительные гербовые бумаги, даже не акции, а эти самые«временные удостоверения на право владения…»

Лопнул, естественно,«Гермес». Как и«Хопёр», как МММ, как«Властелина», как многие другие мошеннические конторы…Пропали мои ваучеры и денежки. 

Но мне никогда и в голову не приходило обвинять в этом Чубайса или кого-то еще. Поделом нам, дуракам! Тот, кто оказался умнее, кто купил за ваучеры настоящие акции настоящих, успешно функционирующих предприятий, а не бумажки шулерских контор, тот не остался внакладе. 

Другое дело, что таковые оказались, видимо, в меньшинстве. А те, кто по неопытности, по глупости«пролетел», как я, те и поднимают вой, беспощадно бичуют Анатолия Борисовича и его коллег.

Другие комментарии обозревателя