Комментарий обозревателя
Олег Мороз
Писатель, журналист. Член Союза писателей Москв...

Россия собирается рвануться вперед

День за днем. События и публикации 3 октября 1991 годакомментирует обозревательОлег Мороз *

 

«Меморандум Бурбулиса» 

3 октября 1991 года в газетах появилось сообщение о состоявшейся накануне традиционной встрече российских депутатов с госсекретарем Геннадием Бурбулисом. Как пишет«Независимая газета»,«последний высказал ряд сугубо индивидуальных, по его же признанию, соображений, объединявшихся в некую единую концепцию. Во-первых, как считает Бурбулис, Российская Федерация обязана заявить наконец о своей независимости (Декларация о государственном суверенитете во внимание не бралась). Причем сделать это необходимо наиболее выигрышным для России путем...». 

Из этого сообщения мало что понятно. Во-первых, Геннадий Эдуардович, видимо, сам по себе изъяснялся, как всегда, весьма витиевато и нечетко. А во-вторых, для того, чтобы не излагать все ясно и недвусмысленно, в данном случае, надо полагать, были особые причины. Бурбулис, вероятно, ставил перед собой задачулишь намекнуть,какие решительные шаги собирается сделать в недалеком будущем российское руководство. Эти намеки он делал, исходя из только что состоявшейся между ним и Ельциным подробной беседы. Ниже я постараюсь дать читателю понять, о чем идет речь. 

После ряда блистательных побед–над ГКЧП, над КПСС, над съездом нардепов СССР, который в начале сентября был вынужден фактически самораспуститься,–Ельцин сразу удалился на отдых в Сочи. Уезжал он вроде бы на пару недель, но отдых затянулся, вызывая недовольство всех, кто после подавления путча ждал от российского президента дальнейших решительных и энергичных действий,начала настоящих реформ в стране. Но такие провалы после периодов кризиса, когда Ельцин действовал на полную силу, были характерны для него. 

24 сентября к Ельцину, расслаблявшемуся на черноморском побережье, наведался государственный секретарь Геннадий Бурбулис. Он привез российскому президенту документ, который, возможно, сыграл существенную роль в представлении Ельцина, куда именно следует грести в сложившейся обстановке. Горбачев даже считал, что эта роль была едва ли не решающей. А возможно, она таковой и была. Документ назывался«Стратегия России в переходный период», а позже получил неофициальное название«Меморандум Бурбулиса», или, по-другому,«Аналитическая записка Бурбулиса».

 

В«меморандуме»был анализ чрезвычайной ситуации, сложившейся в стране, и предложения, что следует без промедления делать, подготовленные группой Егора Гайдара, в которую входили Владимир Мащиц, Андрей Нечаев, Алексей Головков, Константин Кагаловский, Андрей Вавилов, другие люди.

 

В документе говорилось, что следует различать политическую обстановку до путча и после него: до августа республики сообща боролись против Центра, после него между Россией и ее бывшими коллегами по Союзу обозначились противоречия. В значительной мере они были объективными, связанными с различным уровнем развития экономики, запасами природных ресурсов, но в какой-то степени и субъективнымине все республики одинаково представляли себе, в какую сторону, теперь, после очевидного развала Союза, им следует двигаться в своем историческом развитии. Эти противоречия и начинал использовать Центр. 

«Объективно России не нужен стоящий над ней экономический Центр, занятый перераспределением ее ресурсов,говорилось в«меморандуме».Однако в таком Центре заинтересованы многие другие республики. Установив контроль над собственностью на своей территории, они стремятся через союзные органы перераспределять в свою пользу собственность и ресурсы России. Так как такой Центр может существовать лишь при поддержке республик, он объективно, вне зависимости от своего кадрового состава, будет проводить политику, противоречащую интересам России». 

Отсюда делался вывод, что России следует взять курс на экономическую независимость при«мягком»,«временном»политическом союзе с другими республиками, то есть создавать не декларируемое, а подлинно независимое российское государство с собственной валютой, собственным бюджетом, национальным банком, собственной налоговой системой, таможенной и пограничной службами…Создавать государство, которое начало бы наконец серьезные экономические реформыпрежде всего на своей территории.

 

Сильный лидер плюс команда профессионалов 

Заключительная часть«меморандума»была посвящена тому, какова должна бытьроль президентаРСФСРв преодолении хозяйственного кризиса и восстановлении экономического роста, то есть в решении той задачи, которая сталацентральнойдля России после победы над коммунистическим тоталитаризмом. Для ее решения, по мнению авторов, требуется, во-первых, высокое общественное доверие к политическому лидеру и, во-вторых, высокий профессионализм исполнителей. 

Эта проблема, говорилось в«меморандуме», не представляет собой что-то уникальное, встретившееся лишь в России. С ней сталкиваются повсюду в мире, в любой стране, пытающейся выкарабкаться из кризиса, добиться экономической стабилизации. Провал таких попыток происходит либо из-за того, что слабой оказывается политическая власть, либо по причине, что сильные политические фигуры пренебрегают советами экономистов-профессионалов.Первый вариант провала продемонстрировали Бразилия с 1950-го по 1964 год и начиная с середины восьмидесятых, после ухода от власти военных, Аргентина в период с 1955-го по 1967-й и с 1983-го по 1991-й, Чилис 1951-го по 1973-й, Польшас 1982-го по 1990-й, Югославияс 1989-го по 1991-й.Второй вариант, когда сильные политические лидеры, пользующиеся широкой народной поддержкой, действовали вопреки советам профессионалов, показали миру Алан Гарсиа в Перу с 1985-го по 1990-й, Лопес Портильо в Мексике с 1976-го по 1982-й, Сальвадор Альенде в Чили с 1970-го по 1973-й, Сукарно в Индонезии в начале шестидесятых…

 

Путь к успеху открывался лишь при взаимодействии сильных, популярных лидеров и экономистов-профессионалов. Примеры: Маргарет Тэтчер в Великобритании в 19791983 годы, Филипе Гонсалес в Испании в восьмидесятые, Мексика в конце восьмидесятых…В качестве положительного примера авторы«меморандума»приводят даже Ленина в 19211923 годы, то есть в годы нэпа… 

Когда популярным демократическим лидерам, пренебрегающим советами профессионалов, не удается решить задачи стабилизации, их решают лидеры непопулярные, но опирающиеся на аппарат принуждения. Таковыми были Аугусто Пиночет в Чили в 19731989 годы, бразильские военные в 19641973-м, аргентинские военные в 19671971-м, южнокорейские военные с начала шестидесятых, тайваньский авторитарный режим с середины пятидесятых, индонезийские военные с середины шестидесятых…Еще одна возможная опора в такой ситуацииоккупационные войска. Здесь самые известные пример: Германия и Япония в конце сороковых. 

Ситуация, сложившаяся в России, не представляет собой чего-то совсем исключительного. В общих чертах профессионалам известно, что и в какой последовательности надо делать в подобных ситуациях: постараться ликвидировать или хотя бы сократить бюджетный дефицит, остановить неконтролируемый рост денежной массы, провести либерализацию цен, восстановить конвертируемость валюты, открыть экономику и провести структурные реформы. 

Что уникально в случае Россиито, что переживаемый ею инфляционный кризис наложился на политический развал тоталитарной империи, на спад производства, неразвитость предпринимательства, на отсутствие«цивилизованной рыночной среды».Далее в«меморандуме»следует как бы прямой призыв к Ельцину (вся надежда на него):

«Сейчас в стране есть только один политикпрезидент России, авторитет (харизма) которогопока достаточен для проведения стабилизационной политики.Если этот авторитет будет растрачен, само развитие ситуации подтолкнет к усилению консервативной оппозиции, которая, используя растущую социальную апатию населения и снижение жизненного уровня, блокирует проведение прогрессивных экономических и политических преобразований».

И довольно грозное предупреждение,что будет, если президент упустит время, не использует свой авторитет для проведения решительных, хотя и тяжелых реформ:

«Сейчас особенно важно осознавать, что политический лидер, пришедший к власти демократическим путем на волнепопулярности, но побоявшийся идти на непопулярные меры, с течением времени становитсянепопулярным, превращаясь в глазах народа в очередного социального демагога. Для харизматического лидера лучше быть непопулярным в начале трудного пути реформ, чем популистские заигрывания без реального продвижения к намеченным целям…Время, отведенное для энергичных и профессионально подготовленных действий, сжимается подобно«шагреневой коже».

В этих словах, как видим, в значительной степени содержится предсказание и того, как сложится будущее самого Ельцина, и каким окажется будущее российских реформ. К сожалению, популярность Ельцина упала раньше, чем удалось довести реформы до конца.

 

Шила в мешке не утаишь 

«Меморандум»имел гриф«Сугубо конфиденциально». Причина конфиденциальности была в общем-то понятна: будь он открытым, он, с одной стороны, несомненно, вызвал бы раздражение Центра, а с другойсоюзных республик. 

Несмотря на свою конфиденциальность, текст довольно скоро стал известен Горбачеву, да, наверное, и республиканским лидерам (шила в мешке не утаишь). Лидеры, надо полагать,«напряглись», хотя открыто и не высказывались. Что касается Горбачева, тот не думал скрывать свой гнев. Он цитирует«меморандум»до сих пор, особенно напирая на те места, где Россия противопоставляется другим республикам и где речь идет об антироссийских, какими их видели авторы, устремлениях Центра. 

Да, собственно говоря, весь«меморандум»это в основном программа для России, без оглядки на Центр, и на другие республики. 

Кроме того, в тексте немало положений, в которых можно усмотреть«коварные замыслы»авторов. Вот лишь некоторые примеры из перечня мер, которые авторы рекомендуют президенту и будущему«правительству реформ»:

«…6. Скрытое инициирование работы по созданию экономического сообщества без участия властных структур Центра, в котором Россия, в силу своего геополитического положения, производственного и сырьевого потенциала займет место неформального лидера. Учитывая опасения республик, особенно малых, перед возможным гегемонизмом России, использование на первых порах тактики«теневого лидерства». Укрепление особого статуса России в экономическом и геополитическом пространстве через политику«круглого стола»…7. Декларирование отказа от претензии на роль нового Центра при одновременном вымывании властных полномочий союзного Центра и создании институтов Сообщества, во многих из которых Россия фактически доминирует (военно-политический блок, банковская и финансовая система«зоны рубля», топливно-энергетический и транспортный комплекс, научно-технический потенциал)».

То, что Россия, вытеснив союзный Центр, может сама занять его место,такого развития событий действительно, как огня, боялись другие республики. Подозрения в таких намерениях России и вообще-то никогда не покидали республиканских лидеров, а тут вот они эти намеренияпрописаны на бумаге черным по белому. Хотя и конфиденциально. Что, впрочем, еще опаснее. Или еще такая рекомендация:«провести конфиденциальные переговоры с руководством Вооруженных Сил о том, что единственный способ сохранить армиюпостепенно сделать ее российской».

 

Превратить советскую армию в российскую не удалось. Украина, например, быстро«приватизировала»армейские части, расположенные на ее территории. Возможно,как раз прознав о намерениях российских«братьев». Или просто заподозрив их в таких намерениях. Что было нетрудно. 

Разумеется, не всем рекомендациям авторов«меморандума»Ельцин в дальнейшем следовал, однако само наличие такого документа и таких рекомендаций вынуждало республиканских лидеров«держать ухо востро».

 

Ельцин выбирает Гайдара 

«Меморандум», привезенный Бурбулисом в Сочи, они с Ельциным обсуждали целую неделю. Обсуждали подробнокаждый тезис, каждый пункт. В интервью, опубликованном в книге«История новой России», Бурбулис вспоминает: 

Ему (ЕльцинуО.М.) нужно было решить для себя: ещеподождать, когда кто-то принесет более удобный план, и не потребуется идти на столь кардинальные меры, или согласиться, что каждый день промедления–это потеря реальной перспективы с непредсказуемыми последствиями. Эта тяжелейшая внутренняя работа потребовала от Ельцина мужества, мудрости и интуиции…Он и все мы понимали, что на нем лежала личная ответственность за этот выбор.

Когда Ельцин согласился с основными идеями, встал вопрос: кто их реализует? Бурбулис предложил, чтобы это делали те, кто и подготовил концепцию экономической реформы. Договорились, что Ельцин познакомится с Егором Гайдаром по возвращении в Москву. Встреча, по словам Бурбулиса, состоялась в начале октября.В разговоре со мной (мы беседовали в апреле 2009 года) Егор Тимурович назвал несколько иной промежуток времени:

Когда Борис Николаевич вернулся из Сочи, он пригласил меня для разговора об экономических проблемах России,это было где-то 1520 октября.

Думаю, это некоторое различие в называемых сроках несущественно. 

Бурбулис:

Ельцин удивился молодости Гайдара, но не менее удивился его способности четко, ясно и наглядно объяснять задачи и идеи. Причем фундаментально новые задачи и принципиально новые идеи. Это импонировало Борису Николаевичу, мышление которого было ориентировано на предельную ясность…Он убедился, что у Гайдара есть не только идеи, но и четкое представление, как их воплощать, увидел спокойную уверенность человека, который готов это делать. Кандидатура Гайдара была утверждена.

Неминуемая катастрофа приближается 

Между тем призрак экономической катастрофы, которая должна постигнуть страну, становился все ближе. Из книги Гайдара«Гибель империи»: 

«Масштабы озабоченности международного сообщества финансовым положением СССР иллюстрирует письмо заместителя председателя Правления Внешэкономбанка СССР Ю. Полетаева руководителю Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР И. Силаеву (середина сентября 1991 года):

«…Внешэкономбанк СССР через свое представительство в Нью-Йорке провел переговоры с рядом американских банков. Однако ни один из этих банков не намерен в настоящее время участвовать в предоставлении кредитов СССР. Позиция американских банков объясняется нежеланием принятия на себя какого-либо…риска в связи с нестабильностью и неясностью экономического и политического положения СССР».«Замминистра финансов СССР В. Раевский и замминистра экономики и прогнозирования СССР В. Грибов в Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР (конец сентября 1991 года):«…Запасы товаров определяются наличием их в торговле на начало дня. Учитывая, что бОльшая часть товаров немедленно распродается, практически можно считать, что рубль не имеет сегодня товарного обеспечения…Товарно-денежная несбалансированность экономики, обусловленная указанной диспропорцией, усугубляется огромным размером неудовлетворенного спроса населения, который накапливался годами и по данным Госкомстата СССР достиг 233 миллиардов рублей…Совокупный бюджетный дефицит по бюджетной системе в целом в зоне обращения рубля составит до 300 миллиардов рублей. Дефицит такого размера является катастрофой для финансов и денежного обращения. В то же время он не оставляет шансов на существенное реальное выправление положения до конца года…».

 

Другие комментарии обозревателя