Самый ожидаемый проект осени в Ельцин Центре в Екатеринбурге – лаборатория документального театра «Уральский подпол» – наконец, состоялся и уже вызвал оживленную дискуссию в прессе и соцсетях.

15 октября театральная платформа «В Центре» стартовала проектом «Уральский подпол». Избранный формат позволил зрителю ознакомиться с актуальной драматургией и стать непосредственным участником необычного эксперимента.

Лаборатория документального театра под руководством Олега Лоевского выбрала авангардную культуру промышленного города – в то время еще Свердловска. Молодые режиссеры и драматурги препарировали жизнь и творчество художников, музыкантов и кинематографистов, не признанных официальной культурой. Несмотря ни на что, культурная жизнь города бурлила: появлялись спонтанные выставки в маленьких квартирках, в гаражах играли музыку, снимали фильмы на любительские кинокамеры. Именно эти неугомонные люди вписали новые страницы в культурную историю Екатеринбурга. Вячеслав Бутусов, Егор Белкин, Александр Пантыкин, Настя Полева, Алексей Балабанов, Виктор Махотин и другие сделали из промышленного уральского города третью столицу андеграунда.

– Я ожидал только одного – увидеть то, чего еще не знаю о наших героях, художниках и рок-музыкантах, с которыми лично знаком. Мне было прежде всего интересно, как молодые посмотрят на меня молодого и моих ровесников. И они посмотрели. Интересно, жестко, с юмором, – признал лауреат международной премии имени К.С. Станиславского, эксперт фестиваля национальной театральной премии «Золотая маска», руководитель «Театральной лаборатории «Уральский подпол» Олег Лоевский.

Пока это лишь эскизы спектаклей. Но позже они будут доработаны и объединены в полноценный спектакль в рамках театральной платформы «В Центре». Забегая вперед, стоит сказать, что фрагмент документального спектакля «Тот же ветер», поставленный драматургом и режиссером Евгенией Беркович, решено присоединить к музейному проекту «Профинтерн. Семь историй о городе», который планируют запустить в ноябре этого года.

Молодые режиссеры, которые еще не родились во времена славы уральского рока и андеграундного кино, представили свое видение творчества Бутусова, Балабанова, Кормильцева.

Все спектакли вызвали у публики бурную реакцию. Во время обсуждения «те, кому за 40» высказывались однозначно: современная молодежь косноязычна и не способна понять настоящее искусство. Конфликт поколений усугубился обилием ненормативной лексики, из-за чего проект был объявлен доступным лишь аудитории 18+.

«Уральский подпол». Спектакль «1987»

Видео: Александр Поляков

«1987»

Первым показали документальный спектакль-перформанс «1987», основанный на материале, собранном драматургом Ириной Васьковской и режиссером Дмитрием Зиминым. В нем речь зашла о свердловских авангардных художниках 80-х годов, о первых художественных выставках авангардного искусства. Самая яркая из них состоялась в 1987 году в доме по улице Сурикова, 31. Спектакль построен на воспоминаниях участников событий.

– Наш спектакль – про уральский андеграунд в изобразительном искусстве 80-х, – рассказал Дмитрий Зимин. – Мы с Ирой делали его не столько про картины, сколько про ощущение времени, про осмысление того, для чего люди это делали. Главным для нас было понять их отношение к своему творчеству. Ирина Васьковская очень круто поработала в этом плане, взяв интервью у людей, которые были непосредственными участниками тусовки.

Олег Лоевский рассказал собравшимся, чем уникальна была выставка, о которой в спектакле идет речь. На ней – возможно, впервые в советской истории – выставлялись андеграундные авторы, не состоявшие в Союзе художников. Выставка стала скандальной не из-за эпатажности работ, а самим фактом того, что она состоялась.

– Как раз вот эта эскизность, спешка, создает хорошую атмосферу. Какая-то есть в этом прелесть незаконченности или недосказанности. Поэтому, мне кажется, все это намного живее, чем если бы оно обдумывалось в течение месяцев, репетировалось, раскладывалось по полочкам, – сказал режиссер спектакля Дмитрий Зимин.

Первый спектакль вызвал меньше вопросов, чем все последующие работы. Зрители признавались, что они не просто не были участниками тех событий, но и мало что знают о них, поэтому особого эмоционального отклика не получилось.

Наоборот, у тех, кто помнит выставку на Сурикова 31, постановка вызвала восторг и одобрение.

Не согласился с трактовкой авторов ректор Гуманитарного университета Лев Закс. Он сказал, что ему понравилась постановка, но она не имеет ничего общего с действительностью. Ему было особенно неприятно оттого, что те, кто не жил в то время, благодаря спектаклю будут думать, что все, что делали художники – это непрерывно пили, жили в грязи и были сексуально распущены. На самом деле это было не так. Все были разными.

Впрочем, присутствующие в зале непосредственные участники выставки одобрили спектакль. И хотя степень их распущенности и алкоголизации была сильно преувеличена, в целом спектакль состоялся, а в некоторых персонажах угадывались вполне конкретные люди. Такая, пусть и нарочитая, достоверность их тоже обрадовала.

«Тот же ветер»

Следующей постановкой, которую увидели зрители «Уральского подпола», стал документальный спектакль о Свердловском рок-клубе «Тот же ветер» Евгении Беркович –режиссера, драматурга и автора видео, на фоне которого происходило действие. Его героями стали участники свердловского рок-клуба, который был создан 15 марта 1986 года. В его ряды вошли многие группы, к тому времени достаточно широко известные – такие как «Наутилус Помпилиус», «Чайф», «Агату Кристи», «Настя», «Апрельский марш» и «Смысловые галлюцинации». Рок-клуб прекратил свое существование в конце 1991 года, однако его музыкальные традиции живы до сих пор. Слава предшественников не дает покоя многим музыкантам: в настоящее время на Урале действуют более 500 рок-групп.

Женя Беркович призналась, что ей скорее мешало обилие материала:

– Весь материал, который относится к року 80-х, был собран давно и не мной, – посетовала Евгения. – Множество интервью, статей, мемуаров, которые дают вполне ясную картину происходящего. Мне стало интересно, что сегодня хоть отдаленно напоминает популярность рок-кумиров 80-х. Мы попытались собрать материал про наших современников, начиная от школьников, которые что-то играют, заканчивая продюсерами и музыкальными магазинами. Важно было понять, что сегодня звучит также громко, как тогда.

Положительные и даже восторженные отклики старшего поколения вызвала именно эта работа, рассказанная современными школьниками, 20-летними уличными музыкантами и чиновниками. В трактовке Беркович, ученицы известного постановщика Кирилла Серебренникова, нынешние музыканты выходят на улицы лишь «ради бабла и славы», считают, что в 80-х записываться было проще некуда и не понимают ни строчки из песни «Ален Делон не пьет одеколон», зато дружно восхваляют Джастина Бибера.

Режиссер показала не только уральских рокеров, но и современного екатеринбургского слушателя с его новыми интересами и отношением к музыке.

– Речь шла не о том, какими прекрасными и светлыми были люди тридцать лет назад, и не о том, что им на смену пришли косноязычные дебилы. Для меня человек, который от псевдоискренней ерунды, которую он видит и слышит вокруг, уходит в любовь, пусть даже к Джастину Биберу, ничем не хуже, чем человек, который слушает «Наутилус Помпилиус», Моцарта или «Битлз».

В театральном действии современный чиновник пространно рассуждает о том, что поколению next не нужен протест, ведь мы живем в прекрасной стране, где буквально все выступают за саморазвитие и здоровый образ жизни. На заднем плане действия, как бы в новостном эфире, проходят неутешительные современные новости: где что-то запретили, кого-то арестовали, кого-то убили. Под звуки песни «Маленькая страна» в исполнении «Агаты Кристи» видеоряд становится устрашающим, и спектакль превращается из фарса-комедии в настоящую драму, в которой молодежь если и хочет протестовать, то не находит в себе ничего, на что можно было опереться.

– Так уж вышло, что постановка в какой-то мере высмеяла современную молодежь, – говорит Беркович после обсуждения спектакля. – Представители старшего поколения назвали 20-летних косноязычными, неспособными выразить мысли и осознать творчество своих родителей. У меня не было такой цели. Конечно, я расстроилась от того, что старшее поколение восприняло спектакль так, будто раньше были прекрасные люди, а стали косноязычные дебилы. Я сама много работаю с 20-летними, и я знаю, что они просто другие. Нельзя говорить – вот было прекрасное время, были могучие дубы, а сейчас только пенечки. Мне хотелось показать, что какие-то вещи уходят, но есть то, что не меняется. Например, потребность в кумире есть и будет всегда, потребность в протесте будет всегда, потребность в бунтарстве и несогласии с официозом тоже есть и будет всегда. И это не плохо, что современный подросток от всего, что происходит вокруг, уходит в любовь к Джастину Биберу или Диме Билану, уходит на форумы и в интернет. Они не хуже тех, кто уходил в любовь к Нау или Насте Полевой. Просто сегодня у них нет рок-кумиров, никто из опрошенных нами не назвал ни одного. Есть либо попса, либо вообще неизвестные группы. Но это не значит, что у молодежи нет внутренней силы к выражению протеста.

Тем не менее спектакль был оценен зрителем. Музей Б.Н. Ельцина и театральная платформа «В Центре» предложили автору доработать отдельные сцены и объединить постановку с проектом «Профинтерн», посвященным в том числе и уральскому рок-клубу.

Спектакль «Тот же ветер» проект «Уральский подпол»

Видео: Александр Поляков

«Вот ключи от моей квартиры»

Заключительным стал спектакль об уральском кино «Вот тебе ключи от моей квартиры», который показался зрителям откровенно слабым. По их мнению, режиссер Семен Серзин в содружестве с драматургом Светланой Баженовой не раскрыли тему до конца.

За молодого режиссера заступился Олег Лоевский. Однако претензии были не к качеству спектакля, а к самой трактовке мыслей и лозунгов кинематографической тусовки конца 80-х. Семен Серзин уже ставил в Екатеринбурге спектакль на документальной основе с драматургами Ярославой Пулинович и Полиной Бородиной — легендарный «Сашбаш. Свердловск-Ленинград и назад».

– Я позвонила Евгению Горенбургу, – рассказала Светлана Баженова. – Он сказал, что сможет что-то рассказать только про рок. Потом позвонила Александру Виленскому. Он был очень мил и многое рассказал. Ещё был Могилевский, он сказал, что сможет поговорить со мной завтра, но на следующий день у него умерла кошка. Так мы не встретились и не поговорили.

– Балабанов был профессиональным шпионом, – рассказал во время обсуждения Олег Лоевский. – Он же закончил Горьковский институт военных переводчиков. Потом работал в Сирии, наверное, торговал оружием. Затем служил в Венгрии, там была перевалочная база для поставки советского оружия в Сирию. Лёха и там работал. Его там всё страшно задолбало, и тогда он написал своему другу переводчику анекдот про Брежнева. А письма тогда естественно читали. Его и уволили из армии. Он был счастлив.

В спектакле было мало Балабанова, но много современной будто бы творческой молодежи Екатеринбурга, которая, как и 30 лет назад, «идейно» пьет по ночам, придумывает, что бы такого сделать покруче и пожестче, чтобы их заметили. «Главное – херачить!», – говорит в спектакле молодежь, и не очень понятно, что это значит. Количество ненормативной лексики, пожалуй, зашкаливало, особенно в устах героини, милой девушки лет двадцати, которая пьет виски прямо из горла.

Современников Балабанова откровенно возмутили такие грубые аналогии. Они говорили: «Может, у Балабанова и был фарш в голове, но у Белкина точно не было». И вообще, «мы такими не были».

Последней точкой кипения стала «сборная солянка» из андеграундной музычки про облаву в клубе PV, бесхитростного мата и клубных танцев. Часть публики демонстративно покинула свои места. Многие громко возмущаясь. Самые стойкие остались до конца и высказали претензии автору лично. Серзина упрекали в незнании материала, передергивание идей андеграундного уральского кино. Дискуссия затянулась почти на час, но так и не удалось понять, чем же «не дотянул» последний эскиз. Аудитория разделилась, но в главном мнения представителей разных поколений сошлись: надо почаще ставить спектакли, которые вызывают жаркие споры.

– В этих спорах мы лучше узнаем друг друга, – сказал руководитель проекта Олег Лоевский. – Скажу вам честно, они даже меня умудрились удивить. И я доволен. Я ведь примерно знал, чего от кого ждать. Кому-то не хватило времени, но это и правильно, в этом суть проекта. Будем ждать новых потрясений.

«Уральский подпол». Спектакль «Вот ключи от моей квартиры»

Видео: Игорь Гром

Споров и прений было много во время обсуждений и после. Люди не хотели расходиться и некоторые обсуждения продолжились в фойе. Проект состоялся. Спектакли никого не оставили равнодушным. Сталкивать мнения, искать истину, не соглашаться, узнавать что-то новое для себя – не в этом ли сила искусства. Театральная платформа «В Центре» в очередной раз ярко и образно заявила о себе. Будем ждать новых спектаклей и проектов. Премьера первого спектакля «Карусель» по пьесе Валерия Шергина состоится 7 и 21 ноября в прямо в экспозициях Музея первого президента России Бориса Ельцина.

По причине чрезвычайной необычности театрального пространства число мест на премьере будет ограничено. Билеты можно приобрести в кассах Центра Ельцина и Музея Б.Н. Ельцина или онлайн.

Перейти к заказу билетов
Перейти к заказу билетов